Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow АРХИВОВЕДЕНИЕ. ЗАРУБЕЖНАЯ РОССИКА
Посмотреть оригинал

Архивная россика и архивное наследие российской эмиграции в рукописных отделах библиотек, музеях, учреждениях Российской академии наук

В 1930-е гг. большую роль в возвращении культурных ценностей и, в частности, архивных материалов российских эмигрантов, играл Государственный литературный музей. У истоков организации музея стоял В. Д. Бонч-Бруевич. Вся жизнь Бонч-Бруевича была связана с русскими зарубежными архивами, в частности, он был одним из организаторов Женевского Центрального русского революционного музея с архивом и библиотекой, реорганизованного впоследствии в Библиотеку и архив РСДРП. После Октябрьской революции Бонч-Бруевич продолжал активную работу по спасению и сохранению архивных ценностей. В 1919 г. он написал получившую широкий отклик брошюру «Сохраняйте архивы», в 1920 г. руководил реэвакуацией архива Академии наук из Саратова в Петроград. В 1928 и 1930 гг. Бонч-Бруевич по заданию Наркомпроса[1] выезжал в Германию, Францию и Чехословакию для поиска архивных материалов деятелей русской культуры. Во время этих командировок Бонч-Бруевичу удалось организовать фотокопирование документов, касающихся Л. Н. Толстого, из личных архивов Д. П. Маковицкого, хранящихся в Национальном музее в Праге и в архиве МИД Чехословакии.

  • 1 апреля 1931 г. по инициативе В. Д. Бонч-Бруевича приказом Наркомпроса РСФСР была создана Комиссия по выявлению находящихся за границей памятников литературы и искусства народов СССР. Главной задачей комиссии являлась «организация разыскания, извлечения в подлинниках или копиях документов, рассеянных по Западной Европе и Америке и касающихся общественно-политической мысли, литературы и искусства как царской России, так и СССР». Комиссии предписывалось установить контакт со всеми соответствующими учреждениями СССР и за границей в целях выявления фондов в заграничных архивах и библиотеках, а также установить практику использования командированных заграницу сотрудников для выявления архивных фондов российского происхождения. За комиссией бронировался валютный фонд в размере 3000 руб. золотом.
  • 23 мая 1931 г. приказом наркома просвещения А. С. Бубнова была создана Комиссия по устройству Центрального литературного музея под председательством И. К. Луппола. В 1932 г. председателем комиссии стал Бубнов, а заместителем — Бонч- Бруевич. К новой комиссии постепенно перешли функции Комиссии по выявлению находящихся за границей памятников литературы и искусства народов СССР.

С самого начала работы Комиссии по устройству Центрального литературного музея В. Д. Бонч-Бруевич считал первоочередной ее задачей выявление и возвращение документов по истории русской культуры, находящихся за рубежом. Выступая 26 апреля 1932 г. на совещании по организации литературного музея, Бонч-Бруевич говорил: «Я считаю, что самое главное — это как можно скорее и в большем масштабе извлечь из-за границы культурные ценности».

Постановлением СНК РСФСР от 3 июля 1933 г. Комиссия была преобразована в Центральный музей художественной литературы, критики и публицистики во главе с Бонч- Бруевичем. Приказом Наркомпроса РСФСР от 16 мая 1934 г. этот музей объединялся с Литературным музеем при Государственной библиотеке имени В. И. Ленина и преобразовывался в Государственный Литературный Музей (ГЛМ).

Государственным литературным музеем были установлены тесные и постоянные связи с полномочными представительствами (полпредствами) СССР в европейских государствах. Особо большое содействие Гослитмузею оказывали полпреды: во Франции — В. С. Довгалевский, в Великобритании — И. М. Майский, в Чехословакии — А. Я. Аросев (с 1934 г. —

С. А. Александровский), в Польше — В. А. Антонов-Овсеенко, в Болгарии — Ф. Ф. Раскольников, в Германии — Л. М. Хин- чук и А. В. Гиршфельд, в Швеции — А. М. Коллонтай, а также советники полпредств в Чехословакии — А. Ф. Ильин-Женев- ский и во Франции — М. С. Мерле. Приобретенные в результате переговоров с владельцами архивов документы и фотокопии, сделанные по заказу Литературного музея высылались полпредствами СССР в адрес музея дипломатической почтой. Бонч-Бруевич установил непосредственные контакты со многими русскими эмигрантами и их потомками. Важное значение в комплектование ГЛМ играли и личные связи Бонч-Бруевича со старыми русскими эмигрантами. Именно благодаря таким связям удалось в 1936 г. получить из Швейцарии личный архив друга и биографа Л. Н. Толстого — П. И. Бирюкова; архив передала вдова Бирюкова — П. Н. Бирюкова, которую Бонч- Бруевич знал более 40 лет. Позднее он добился вознаграждения для Бирюковой в размере 4000 чешских крон. Большую помощь в комплектовании Литературного музея оказывали: П. Г. Богатырев, Г. И. Бакалов, Н. А. Рубакин, Г. В. Плеханова, кроме того Бонч-Бруевич состоял в постоянной переписке с потомками русских эмигрантов, такими как Ж. Брюэр-Тургенева, Н. А. Герцен и др.

Используя свой авторитет и широкие связи, Бонч-Бруевич получал валютные средства на приобретение эмигрантских материалов не только от Наркомпроса, но и от СНК. В исключительных случаях, когда требовались большие суммы для приобретения архивов у наследников А. И. Герцена или архива И. С. Тургенева у наследников П. Виардо, Бонч-Бруевич обращался непосредственно к И. В. Сталину.

Комплектование Литературного музея эмигрантскими материалами велось достаточно интенсивно. Уже в списке архивных материалов, приобретенных за границей на валюту от 16 мая 1934 г., упоминается о приобретении во Франции: писем Тургенева В. А. Соллогубу, 315 писем к дочери Полине и письма к X. Д. Алчевской; 23 других документов Тургенева; писем П. А. Кропоткина; архива Л. П. Меньшикова и др. В Англии в 1933 г. при содействии Богатырева был приобретен крупный архив русского эмигранта И. В. Шкловского (Дионео), в составе которого были письма П. Д. Боборыкина, И. А. Бунина, П. Б. Кропоткина, Г. А. Лопатина, П. Б. Струве и др. Обнаруженное полпредом в Польше Антоновым-Овсеенко в фондах Раперсивиль- ского музея собрание архивных материалов А. И. Герцена, Н. П. Огарева, Е. Тур и других русских эмигрантов решено было не покупать из-за отсутствия средств, а заказать копии; всего было сделано около 2 тыс. фотографий. Впоследствии фонды Раперсвильского музея были уничтожены во время Второй мировой войны. Также при помощи Антонова-Овсеенко было организовано копирование эмигрантских материалов в Музее Адама Мицкевича в Париже.

Наиболее большую работу по выявлению и копированию эмигрантских материалов проводил по заданию ГЛМ, профессор П. Г. Богатырев, выехавший в 1921 г. на учебу за границу и оставшийся в Чехословакии. Им были обследованы архивы Народного музея, Славянской библиотеки, МИД, Военного министерства, Национального театра и многие частные архивы. Начиная с 1934 г. проводилось фотокопирование документов из РЗИА в Праге в обмен на советские издания. Богатырев добился, чтобы чехословацкое Министерство просвещения разослало особый циркуляр под названием «Россика», согласно которого все музеи и архивы Чехословакии должны были представить списки всех имеющихся у них русских рукописей. Всего же, согласно отчета Богатырева, им было обследовано 12 государственных, 10 частных, 32 провинциальных архива, сделано 7295 фотоснимков. По данным Бонч-Бруевича всего в Чехословакии было обследовано 57 музеев и архивов; получено ГЛМ около 20 тыс. фотографий, писем, рукописей, портретов.

Во время научной командировки в Копенгаген в 1939 г. Богатыреву удалось обнаружить в Государственном архиве Дании 110 писем Петра I, подлинные письма Ивана Грозного, Бориса Годунова, Екатерины I, Петра II и др. Для их фотокопирования в Полпредство СССР в Чехословакии было переведено 3000 руб. золотом, но не все документы из-за начавшейся войны удалось скопировать.

С одним из самых интересных архивов по истории русской эмиграции — Славянской библиотекой в Париже — В. Д. Бонч- Бруевичу удалось установить контакт в 1932 г., когда между ним и директором библиотеки Р. де Журнелем завязалась переписка. Уже в мае 1932 г. Бонч-Бруевич получил списки архивных материалов библиотеки, относящихся к русской культуре. Впоследствии удалось получить из Славянской библиотеки фотокопии писем и рукописей Ф. И. Тютчева, П. Я, Чаадаева, переписку П. В. Долгорукова и И. С. Гагарина, касающуюся дуэли Пушкина, фотокопии других архивных материалов. Гослитмузей оплачивал фотокопирование интересующих его материалов по цене 5 французских франков за фотографию размером 13 х 18 см.

Большую помощь для пополнения материалов Гослитму- зея оказывал полпред в Болгарии Ф. Ф. Раскольников, с которым Бонч-Бруевича связывала и личная дружба. Бонч-Бруевич рекомендовал Раскольникову ориентировать сотрудников полпредства на розыск, в первую очередь, автографов и архивов братьев И. К. и В. К. Дебогорий-Мокриевичей, Драгоманова, Милюкова. С помощью Раскольникова за 1000 руб. был куплен архив Бакалова, высланный в адрес Гослитмузея в сентябре 1935 г. В составе архива Бакалова имелись документы Горького, Луначарского, Плеханова и др. Также Раскольников смог получить хранившийся в болгарской Народной библиотеке (Кирилла и Мефодия в архив театрального критика и историка театра П. М. Ярцева. Раскольников сообщал Бонч-Бруевичу, что архив Ярцева из-за противодействия белогвардейцев удалось получить с большим трудом и только благодаря помощи директора Народной библиотеки Р. Райчева. Раскольников отправил в Гослитмузей некоторые документы из архива сына последнего председателя Совета министров России Б. В. Штюрмера. Они были куплены у белградского антиквара Бибы, который специально приезжал в Софию для переговоров с Раскольниковым.

Полпред СССР в Германии А. В. Гиршфельд сообщал Бонч- Бруевичу, что антикварная фирма «Майрен и Миллер» предлагает 123 письма Тургенева за 5000 немецких марок. Бонч- Бруевич счел цену завышенной и отказался от покупки, в частности он писал: «Мы купили во Франции у внучки Тургенева 355 писем Тургенева к его дочери и внучке, в среднем за письмо платили 50 франков т.е. 3—4 золотых руб. Антикварная фирма “Майрен и Миллер” хочет за письмо 40 марок т.е. 20 золотых руб. Таких цен на письма Тургенева не было и нет»[2].

Полпред СССР в Бельгии Е. В. Рубинин передал в Гослитмузей подлинные письма Герцена, полученные им с помощью бельгийских социал-демократов из архива тайной полиции Бельгии.

Значительную помощь Гослитмузею оказывали сотрудники советского полпредства в Англии. Полпред И. М. Майский купил у вдовы Степняка-Кравчинского, Ф. М. Степняк, его архив. Предварительно обследование архива произвел один из сотрудников полпредства, обнаружив в составе архива: более 100 писем П. А. Кропоткина, более 70 писем

В. И. Засулич, 6 писем Г. В. Плеханова, 25 писем П. Л. Лаврова, 2 письма Ф. Энгельса, 50 писем М. П. Драгоманова, письма 3. К. Арборе-Ралли, П. Б. Аксельрода, И. А. Гольдсмит. Также в архиве С. М. Степняка-Кравчинского отложилось большое число рукописей фондообразователя: «Андрей Кожухов», «Моя поездка в Америку», «Подпольная Россия», записные книжки и др. По просьбе Бонч-Бруевича Майский также купил у вдовы старого политэмигранта, народовольца Д. В. Жука, архив ее мужа, в составе которого было много материалов Кропоткина, а также материалы Л. О. Сулержицкого, оставленные в Англии на хранение еще в 1900 г.

Полпред в Швеции А. М. Коллонтай пыталась по просьбе Бонч-Бруевича приобрести архив С. В. Ковалевской, но это не удалось осуществить, так он после смерти владельца М. Г. Миттаг-Леффлера поступил, согласно завещания, в Математический институт. Также Коллонтай занималась розысками шведского архива Лопатина.

С помощью полпреда в США А. А. Трояновского были получены фольклорные материалы духобора В. А. Макасеева, а также архив И. А. Толстого от его дочери А. И. Толстой.

Гослитмузеем также были получены архивы:

  • — в 1935 г. из Румынии документы Арборе-Ралли от его дочери Н. 3. Арборе-Ралли, содержащие большое число писем, в том числе Драгоманова, Кропоткина, Лопатина и др.;
  • — в 1937 г. авхив А. В. Сухово-Кобылина из Ниццы, Франция, содержащий в себе рукописи писателя «Свадьба Кречин- ского», «Дело», «Смерть Тарелкина», записные книжки, дневники, переписку и др.;
  • — 41 письмо А. П. Чехова из Франции от О. Р. Васильевой и др.

Всего же за период с 14 мая 1932 г. по 30 декабря 1936 г. состоялось 90 заграничных поступлений в ГЛМ.

Гослитмузей работал в тесном контакте с Всероссийское общество культурных связей с заграницей (БОКС). Бонч- Бруевич требовал от руководства БОКС, чтобы они ориентировали своих сотрудников на поиск и возвращение культурных ценностей российского происхождения. В письме заведующему ВОКС Л. Н. Чернявскому он писал: «Все покупки мы покрываем за границей из нашего валютного фонда, который отпускает НКФ СССР, через наши Полпредства. Порядок обыкновенно таков, что нужно, разузнав, где находится какой архив, сообщить нам его опись и цены, причем помнить надо очень твердо и хорошо, что за границей стараются елико возможно поднять цены, а мы их снижаем, как можно больше. Когда бывает установлена цена и содержание архива, деньги мы переводим на нашего Полпреда в той или иной стране, и товарищ, который занимается этой покупкой, проводит расчет, берет нужные расписки, а все приобретенное сдает в Полпредство для отсылки на мой личный адрес»[3].

Основной формой приобретения Гослитмузеем архивных материалов заграницей, была покупка их за валюту. Дарение, обмен составляли лишь незначительную часть поступлений. Понятие «литературные материалы» трактовалось в ГЛМ достаточно широко, в частности, собирались не только литературные и публицистические материалы, но и письма писателей, композиторов, художников, артистов и других деятелей культуры.

Литературный музей осуществлял большую издательскую программу. В частности, им издавались «Летописи Гослитму- зея», сборники «Звенья», «Бюллетени». Бюллетень № 5 основан почти полностью на эмигрантских материалах и посвящен Герцену и Огареву. Издания Гослитмузея пользовались спросом за рубежом и приносили доход. В финансовой деятельности музея допускались элементы хозрасчета, так как часть вырученной за продажу изданий музея валюты поступала на специальные счета и использовалась на приобретение зарубежных архивов сверх выделяемых государством сумм валюты, которые тоже были значительными (1932 г. — 4000 руб., 1933 — 5000 руб., 1934 — 7000 руб. золотом).

В предвоенные годы ГЛМ играл роль лидера в собирании, хранении и использовании эмигрантских материалов личного происхождения, за исключением материалов, связанных с эмиграцией Ленина и других деятелей ВКП(б). Характерной чертой собирательской деятельности Гослитмузея являлось обращение и контакты напрямую с представителями дореволюционной эмиграции и их потомками. В эти же годы за рубежом существовала большая русская диаспора, состоявшая в основном из представителей белой эмиграции, со своей разветвленной сетью общественных и частных архивов. Но представители этой волны эмиграции неохотно шли на контакты с представителями советской власти и чаще относились крайне враждебно. Так, у Гослитмузея почти не было поступлений материалов этой эмиграции или материалов, вывезенных ею из России. Исключением является лишь эпизодическое копирование некоторых материалов РЗИА в Праге, прерванное после оккупации Чехословакии Германией.

В мае 1941 г. закончилась реорганизация структуры центральных государственных архивов СССР и был образован Центральный государственный литературный архив (ЦГЛА) с задачей концентрации документальных материалов по истории публицистики, литературы и искусства. Еще до образования ЦГЛА в марте 1940 г. с поста директора Гослитмузея был уволен Бонч-Бруевич, и его место занял Н. В. Боев. Он и передавал фонды Гослитмузея в ЦГЛА. Трагедий для музея было постановление Совнаркома РСФСР от 6 октября 1943 г., которое упраздняло музей, а его остающиеся фонды предписывало передать в ГБЛ и в образовавшуюся Академию педагогических наук. Музей спасло вмешательство ЦК ВКП(б), которое в ноябре 1943 г. рекомендовало Совнаркому РСФСР отменить свое ошибочное и поспешное решение.

После войны ГЛМ возобновил свою деятельность. Работать пришлось в очень трудных условиях, испытывая конкуренцию государственных архивов и фактически с нуля начиная восстановление рукописных фондов. Большую помощь музею, работая в качестве редактора и председателя закупочной комиссии, оказывал Бонч-Бруевич. С 1948 г. возобновился выпуск «Летописей ГЛМ», сборника «Звенья». Тогда же сектор рукописей был преобразован в Отдел рукописных фондов, возобновилось комплектование.

Архив писательницы эмигрантки Е. И. Апрелевой был передан в 1954 г. в советское консульство в Шанхае местными жителями А. П. и М. П. Сукениными. По их заявлению архив хранился у сыновей Апрелевой, а после их смерти — у некоего китайского гражданина, у которого они купили архив. В составе архива имелись письма Тургенева, Виардо, Д. И. Писарева, А. Ф. Писемского (всего 368 писем), а также рукописи. Согласно акта приема Отдела рукописных фондов ГЛМ принял 6 апреля 1956 г. от Дальневосточного отдела МИД 420 ед. хр. на сумму 2000 руб. Впоследствии материалы Апрелевой были оценены в 3370 руб., выплаченных Сукениным.

Свой личный архив передал в отдел рукописных фондов известный ученый, с 1921 по 1939 г. проживавший в Чехословакии, П. Г. Богатырев. Среди материалов фонда Богатырева особенно интересна его статья «Государственный литературный музей и его деятельность в Чехословакии».

Фонд А. И Герцена формировался в Отделе рукописных фондов в течении длительного времени из поступлений разных лиц и организаций: Л. Г. Цейтлина (1965 г.), Центрального музея революции СССР (1969 г.), Л. К. Риста (1970 г.), Б. П. Бриллан- товой (1974 г.). В 1991 г. сотрудница Национальной библиотеки Франции Т. А. Осоргина, через И. А. Желвакову, передала материалы Герцена, собранные ее мужем М. А. Осоргиным. Документы Герцена, в том числе и предсмертную его записку сыну А. А. Герцену, в Отдел рукописных фондов передал также внук А. А. Герцена Сергей Герцен, проживающий в Швейцарии.

Фонд В. Ф. Ходасевича был сформировался в 1975 г. на основе материалов, имеющихся в коллекции Е. Ф. Никитиной.

Среди материалов, поступивших в Отдел рукописных фондов ГЛМ, — документы из архива П. И. Капниста, подаренные русской эмигранткой М. П. Марсов-Тишевской, в том числе письма В. Г. Белинского, И. А. Гончарова, Я. П. Полонского и др.

Архивные документы писателя И. С. Шмелева поступили в Отдел рукописных фондов ГЛМ из Франции от И. Жантийома в 1990 г. Среди документов Шмелева — большое количество рукописей, в том числе фрагменты романа «История любви», рассказов «Прогулка», «Как я узнавал Толстого», «Куликово поле», завещание и записные книжки писателя др.

В составе фонда литературоведа, издателя произведений Бунина П. Л. Вячеславова также отложились материалы, присланные из Франции вдовой писателя — В. Н. Муромцевой- Буниной. В 1997 г. в Отдел рукописных фондов ГЛМ из Парижа, при посредничестве директора Дома-музея А. И. Герцена И. А. Желваковой, поступил архив поэта Б. Ю. Поплавского. Документы архива А. М. Ремизова, более 50 лет хранившегося во Франции в семье Резниковых, были приобретены Министерством культуры Российской Федерации для Государственного литературного музея в 2013 г. Они сохранились благодаря Наталье Викторовне Резниковой (1902—1992 гг.) — переводчице, помощнице, доверенному лицу и душеприказчице Ремизова. Вместе с рукописями, рисунками и книгами писателя представители семьи Резниковых передали в музей его личные вещи, а также письменный стол, книжный шкаф и кресло из его рабочего кабинета.

В Отделе рукописных фондов ГЛМ также отложились 57 автографов И. С. Тургенева: рукописи двух статей («О соловьях», 1854 г., и «О новом переводе “Демона” на английский язык», 1875 г.) и его письма к разным лицам, датированные 1844— 1882 гг., в том числе к К. С. Аксакову, П. В. Анненкову, И. А. Гончарову, К. Н. Леонтьеву, публицисту и издателю Н. П. Гилярову-Платонову, писательнице и мемуаристке Апрелевой, общественной деятельнице и мемуаристке Алчевской.

В настоящее время в Отделе рукописных фондов ГЛМ хранятся свыше 80 000 рукописей, объединенных в 500 фондов крупнейших писателей России. Среди эмигрантских материалов: фонды Апрелевой, Бальмонта, Богатырева, В. Я. Богучар- ского, Бунина, Гиппиус, Герцена, Е. С. Петрова-Скитальца, Ремизова, Шмелева, Ходасевича и др.

Для историков, занятых проблематикой русского театрального зарубежья, будет полезным обращение к фондам Архивнорукописного отдела Государственного центрального Театрального музея имени А. А. Бахрушина (ГЦТМ). У истоков образования музея стоял меценат и коллекционер А. А. Бахрушин. Первая выставка музея состоялась 11 июня 1894 г., но фактически музей в то время так и не был открыт. В 1901 г. Бахрушин неудачно пытался передать свое собрание организуемому музею при императорских театрах. Только в 1913 г. состоялась передача собрания Бахрушина в ведение Академии наук, но начавшаяся Первая мировая, а затем Гражданская война осложнили работу музея. Полноценную жизнь музей получил только после Октябрьской революции, когда 1 февраля 1919 г. был передан в ведение Народного Комиссариата просвещения. Отдел рукописей был создан в музее в 1935 г., позднее переименован в Архивно-рукописный отдел.

К фондая русского зарубежья, отложившихся в Архивнорукописном отделе ГЦТМ относятся материалы Ю. П. Анненкова, Н. Н. Евреинова, К. А. Коровина, М. А. Чехова, Ф. И. Шаляпина и др.

В Архивно-рукописном отделе ГЦТМ хранится совместный фонд балерины М. Ф. Кшесинской, ее отца Ф. И. Кшесинского и брата И. Ф. Кшесинского, содержащий 82 ед. хр. за 1886— 1936 гг. (Ф. 134). Именно в этом фонде хранятся дневники самой Кшесинской (1886—1893 гг.), копии и черновики ее писем к наследнику престола Великому князю Николаю Александровичу Романову (1892—1894 гг.), а также копии дневников и писем Кшесинской, переписанные рукой В. А. Рышкова в количестве 39 ед. (1918—1920 гг.). Здесь же хранятся и некоторые рисунки Кшесинской.

Личный архив писателя и драматурга Евреинова был куплен закупочной комиссией ГЦТМ в 1946 г. у коллекционера Д. А. Васнецова.

В 1948 г. в дар музею передал свой личный архив русский актер, коллекционер архивных материалов по истории русского театра за рубежом А. Ф. Городецкий. В 1954 г. фонд Городецкого существенно пополнился за счет поступления его документов, переданных из Управления внешних сношений Министерства культуры СССР.

В 1955 г. в Архивно-рукописный отдел поступил фонд русского певца, эмигранта Е. В. Ждановского. Ждановский эмигрировал в 1923 г. и в последующие годы жил и работал в Софийском оперном театре. В 1964 г. Центральной закупочной комиссией РСФСР архив артиста был куплен у сестры Ждановского, А. Ф Чижовой.

В 1984 г. в отдел поступил интересный личный архив великой русской балерины, заслуженной артистки императорских театров, звезды русской сцены начала XX в. Ольги Осиповны Преображенской (1871—1962 гг.). После эмиграции Преображенская преподавала в Милане, Лондоне, Буэнос-Айрес, Берлине; с 1923 г. она преподавала в Париже в Уэкер-студии; оставила преподавательскую деятельность в 1960 г. Архив Преображенской передала в ГЦТМ Н. А. Орленева, матери которой Преображенская, покидая Россию в 1921 г., оставила свой личный архив. Состав архива очень разнообразен: в нем представлены фотографии в театральных костюмах, афиши, материалы к биографии Преображенской, рукописи, письма и др.

В 1984 г. в ГЦТМ поступил из Министерства культуры переданный из Парижа архив солиста и режиссера балета Русской оперы в Париже и режиссера Балета маркиза Кюеваса Владимира Рекуненко. В составе архива творческие рукописи, письма, материалы к биографии Рекуненко.

В 1985 г. в ГЦТМ из Италии поступил личный архив певицы О. П. Карасуловой. Документы предала ее дочь М. И. Витвиц- кая. С 1925 г. Карасулова жила в Японии, где занималась преподавательской и концертной деятельностью, а в 1950 г. переехала в Италию. В составе фонда Карасуловой изобразительные материалы и биографические документы.

В 1993 г. в музей поступили документы Г. А. Бакланова, артиста оперы и концертного баритона, с 1909 г. жившего в эмиграции. В. 1911—1914 гг. Бакланов — солист Бостонской оперы, в дальнейшем — ведущий солист Чикагской оперы. Прославился блистательными выступлениями в Венской придворной опере, театре «La Scala». Документы Бакланова передала Е. А. Жаринова, внучка Е. П. Игнатьевой, в семье которой некоторое время жил Бакланов. В составе документов, в основном, личная переписка Бакланова с Игнатьевой за 1906—1910 гг.

Комплектование Архивно-рукописного отдела ГЦТМ материалами театральных деятелей русского зарубежья осуществляется, по-преимуществу, путем дарений и не носит систематического характера, что относится и к выявлению таких документов за рубежом.

Большую работу по выявлению и комплектованию документами российских эмигрантов во Франции (музыкантов и композиторов) проводит Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М. И. Глинки. В Фонде архивно-рукописных материалов музея — фонды Гречанинова, Рахманинова, Шаляпина, Н. К. Метнера, Г. М. Шнеер- сона (в нем — 107 писем композитора А. Н. Черепнина), основателя Хора донских казаков С. А. Жарова (поступил в 2007 г. из США). В Фонде архивно-рукописных материалов музея отложилось немало документов по истории российской культуры за рубежом. Документы композитора и музыкального критика Ю. Д. Энгеля поступили из Архивно-рукописного отдела библиотеки Московской государственной консерватории в конце 1940-х гг., дополнительные материалы Энгеля были приобретены в 1949 г. у его дочерей.

Архивные документы известного композитора, эмигранта Гречанинова поступили в Отдел архивно-рукописных материалов ГЦММК в начале 1950-х гг. из библиотеки Московской государственной консерватории. Первое поступление архивных материалов композитора Глазунова было в 1951 г., в дальнейшем фонд Глазунова постоянно пополнялся, вплоть до 1997 г. Архив композитора, эмигранта Метнера был куплен в 1952 г. у В. К. Тарасовой. Материалы русского эмигранта, скрипача В. В. Безекирского поступили в 1957 г. от И. Н. Шульцевой. Материалы русского дирижера, эмигрировавшего в 1928 г., Н. А. Малько, поступили от С. X. Малецкой в 1962 г. Материалы Русской Оперы в Париже были куплены в 1966 г. у М. С. Давыдовой-Скобелевой и находятся в составе фонда Давыдовой.

В коллекции А. И. Кокарева, приобретенной при поддержке Министерства культуры Российской Федерации в 2014 г., интересны документы, связанные с музыкальной культурой русского зарубежья: программы постановок опер и балетов русских композиторов в Лондоне (1938 г.), Париже (1930-е гг.), Иране, «Похвальная грамота» русской музыкальной школы в Харбине (1954 г.) и т.д.

В 2012 г. музеем был открыт совместный проект с Библиотекой Конгресса США по созданию единой оцифрованной коллекции и онлайн-каталога автографов Рахманинова. В этом же году большой общественный резонанс вызвала выставка к 85-летию М. Ростроповича «Ростропович — Вишневская. Судеб скрещение». Выставка была основана на богатейшем семейном архиве двух выдающихся артистов с привлечением раритетов Музея Большого театра, Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры имени М. И. Глинки, архива Солженицына.

Фонды и документы, поступившие из-за рубежа, отложились в Рукописном отделе Государственной Третьяковской галереи, где научный архив был создан в 1929 г. (на тот момент — более 8 тыс. ед. хр., ныне — свыше 100 тыс. ед. хр. в более чем 200 фондах). Среди личных фондов художников хранятся фонды:

  • — Ф. А. Малявина (поступил в 1934 г. от Б. М. Кисина);
  • — К. А. Коровина (первое поступление в 1947 г. от П. И. Суворова и А. И. Кабанова);
  • — А. Л. и Л. С. Бакстов (в 1965 г. от А. Л. Бакста, М. Н. Гриценко). В составе фонда Л. С. Бакста — письма Д. С. Мережковского, К. А. Сомова, М. 3. Шагала и др.);
  • — М. Ф. Ларионова и Н. С. Гончаровой (от второй жены Ларионова А. К. Томилиной в 1986 и 1988 гг). В фонде 180 более 12 тыс. дел, сгруппированных по персоналиям: Н. С. Гончарова, М. Ф. Ларионов, А. К. Томилина, О. И. Розенфельд.

Крупным центром хранения эмигрантских материалов стал в 1994 г. Центральный музей Вооруженных Сил (ЦМВС). Музей в 1992 г., при посредничестве американского профессора Дж. Петерсена, вступил в переговоры с Правлением общества «Родина» (г. Лейквуд, США). В результате переговоров Совет старейшин общества 15 мая 1994 г. принял решение о возвращение архивного и музейного собрания в Россию. В 1994 г. в музей поступила первая часть архивного и музейного собрания общества «Родина»; в 1995 г. — оставшаяся часть архива. Поступление материалов именно в ЦМВС объясняется близостью материалов «Родины» к профилю ЦМВС. Среди музейных экспонатов, переданных из США много орденов, медалей, военной формы одежды, оружия; в том числе форма генералов М. В. Алексеева, А. И. Деникина. М. Д. Скобелева. Н. Н. Юденича. Музейные экспонаты, переданные в ЦМВС, экспонировались на выставках, а затем легли в основу созданной постоянной экспозиции музея. Архивные документы, поступившие в ЦМВС, в значительной мере отражают военную историю белой эмиграции. Всего же было передано более 8,5 тыс. ед. хр.

Большим опытом собирания зарубежной архивной россики в целом, и в том числе эмигрантских материалов, обладает Отдел рукописей Российской государственной библиотеки (РГБ, до 1992 г. — ГБЛ). Традиции такого собирательства восходят еще к деятельности основателя собрания Н. П. Румянцева и последующей работе Е. С. Некрасовой и созданной ею «Комнаты людей 40-х годов». Одним из наиболее значимых эмигрантских фондов Отдела рукописей РГБ является ф. 69 «Герцен А. И., Огарев Н. П.», включающий более 2 тыс. ед. хр. Фонд сложился еще до Октябрьской революции на основе архивных материалов, собранных Некрасовой в «Комнате людей 40-х годов»; материалов, переданных сыном Герцена, А. А. Герценом; поступлений от частных лиц. Материалы Герцена и Огарева пополнялись и в дальнейшем. Первое поступление документов Огарева было отражено в Отчетах Московского Публичного и Румянцевского музеев за 1889—1891 гг. в связи с передачей в музеи материалов Е. Ф. Корша, среди которых находились письма Огарева и автограф стихотворения. Значительно пополнилось собрание бумаг Огарева в 1902 г., когда А. А. Герцен передал большое количество материалов, в том числе и 106 писем Огарева. Затем материалы Герцена и Огарева пополнялись документами полученными от М. О. Гер- шензона, Н. А. Огаревой-Тучковой, М. К. Рейхель. Пополнение материалов фонда Герцена и Огарева происходило и в послевоенное время. В 1977 г. поступили копии материалов Герцена из Национальной библиотеки в Париже, Британского музея, Бодлианской библиотеки в Оксфорде и Библиотеки Академии наук Польши, общим объемом 2085 листов фотокопий и 1400 кадров микрофильмов.

Одним из наиболее крупных приобретений в послевоенные годы был поступавший на протяжении 1951—1954 гг. архив писателя, библиографа Н. А. Рубакина (библиотека Рубакина поступила в ГБЛ в 1946 г.).

В 1955 г. Отдел рукописей получил из Дальневосточной краевой научной библиотеки в Хабаровске большой архив дореволюционного эмигранта историка и географа М. И. Венюкова, в количестве 528 ед. хр. за 1850—1900-е гг. После смерти Венюкова его архив и библиотека, согласно завещанию, были доставлены в Россию и поступили в Николаевскую публичную библиотеку Приамурского отдела Русского географического общества в Хабаровске в 1911 г. После Октябрьской революции материалы Венюкова хранились в научной библиотеке в Хабаровске. В результате работы по выявлению эмигрантских фондов сотрудниками Отдела рукописей была получена информация о фонде Венюкова в Хабаровске. После переговоров в 1953 г. было получено согласие на передачу архива Венюкова в Отдел рукописей ГБЛ. В составе фонда Венюкова очень интересны несколько редакций его воспоминаний за 1832— 1884 гг., приложения к воспоминаниям за 1885—1886 гг., дневниковые записи. Воспоминания Венюкова публиковались в сокращенном виде и с зашифрованными именами в Амстердаме с 1895 по 1901 г. и с тех пор не переиздавались.

В 1956 г. в Отдел рукописей ГБЛ поступили первые документы Д. Д. Бурлюка, дополнения поступили в 1956 и 1972 гг. В составе фонда — творческие рукописи, записные книжки, дневники, воспоминания.

Большой интерес у историков литературы русского зарубежья вызывает личный фонд поэта и писателя Бальмонта, поступивший от его дочери Н. К. Бруни (865 листов и 34 микрофильма). В составе фонда — роман «Под новым серпом», статьи, очерки обширная переписка.

Большую значимость для российской культуры и науки имеет фонд выдающегося русского мыслителя и общественного деятеля Кропоткина. В 1959 г. архивные материалы Кропоткина поступили в ГБЛ из Дмитровского краеведческого музея Московской области, где хранились с 1941 г., переданные туда после смерти жены Кропоткина, С. Г. Кропоткиной. В 1960—1970 гг. фонд Кропоткина пополнялся документами, полученными от внучки его брата, А. А. Кропоткина.

На протяжении 1960-70-х гг. в Отделе рукописей ГБЛ формировался фонд писательницы Н. В. Кодрянской и ее мужа И. В. Кодрянского. Документальные материалы Кодрянских поступали в 1964—1966,1968,1970—1971 гг. Фонд Кодрянских был обработан в 1978 г., в его составе отложилось большое число автографов Ремизова, письма Бунина, Тэффи, И. Ф. Стравинского, др.

Многие годы Отдел рукописей ГБЛ сотрудничал с Полонским (Франция). Начиная с 1966 по 1985 г. он передал в Отдел рукописей около 60 рукописей. Среди них — письма Екатерины II князю Г. А. Потемкину; письма Бунина, Тургенева, Виарадо, Милюкова; рукописи книг и статей Бердяева, Бунина, Гипиус, др. Среди личных фондов эмигрантов, хранящихся в Отделе рукописей ГБЛ также отложились фонды М. В. Алексеева, Г. В. Адамовича, А. Белого, И. Т. Беляева, Н. С. Русанова, Бунина, Шмелева, др. Среди документов, имеющих отношение к россике, в Отделе рукописей РГБ отложились фонды: «Архив фотокопий документов, хранящихся в архивохранилищах Австрии», «Коллекция микрофильмов рукописей, хранящихся в зарубежных архивах», «Тургеневской общественной библиотеки в Париже», а также коллекция «Православная церковь русского зарубежья».

Традиции собирания зарубежной архивной россики в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки имеют давние традиции. Еще в 1805 г. Отдел рукописей (Депо манускриптов) приобрел ценную коллекцию дипломата П. П. Дубровского, собранную им во Франции и других европейских странах. В Отделе рукописей РНБ хранятся фонды эмигрантов:

  • — историка права, участника французского сопротивления, декана русского юридического факультета при Институте славяноведения в Париже, председателя Международного института права Б. Э. Нольде (ф. 529, передан в 1989 г. его сыном А. Б. Нольде);
  • — князя Г. Б. Гагарина (передан в 1993 г. его племянником М. Кардона де Лихтнбюром);
  • — полковника Генерального штаба, директора Русской гимназии в Париже Б. А. Дурова (семейный архив передан А. Б. Дуровой в 1993—1999 гг.);
  • — писателей А. Белого, Гиппиус, Мережковского, Ремизова, Е. Н. Чирикова, И. А. Бродского (автобиография, личные документы, свидетельство о рождении, школьные характеристики и др.; ф. 1333 сформирован в 1993 г.);
  • — Е. Г. Эткинда (более 5 тыс. дел за 1893—2000 гг.; последние документы передал в 1990 г. сам писатель);
  • — писателя, руководителя издательства «Эрмитаж» И. М. Ефимова (ф. 1347, поступил в 1992—1993 гг. от фондо- образователя).

Часть материалов российских эмигрантов, поступивших в Отдел рукописей РГБ из-за рубежа, присоединена к другим фондам: письма генетика Ф. Г. Дображанского — к ф. 813 «Филипченко Ю. А.»; материалы С. Д. Довлатова, И. Северянина, Солженицына, Н. А. Струве, Шаляпина и др. — к фонду 1000[4].

Ценнейшим источником по истории русского зарубежья до 1917 г. является архив философа, деятеля российского революционного движения Г. В. Плеханова (ф. 1093). Архив Плеханова хранится в филиале Отдела рукописей РНБ — Доме Плеханова. Дом Плеханова был создан в 1929 г.; основу его собрания составил архив Плеханова, включающий рукописи его трудов, биографические материалы, переписку и другие документы. Здесь хранится библиотека Плеханова (более 8 тыс. томов), архив его жены Р. М. Боград и личные фонды участников группы «Освобождение труда» Засулич, Дейча, А. И. Любимова, А. Ф. Бурьянова, а также фонды деятелей кадетской партии Милюкова, Струве и др.

Более 30 фондов писателей-эмигрантов хранится Институте мировой литературы имени А. М. Горького РАН

в его в Отделе рукописей, ранее известном как Архив советских и зарубежных писателей. Отдел рукописей был организован еще в 1935 г., но известность, как хранилища эмигрантских материалов, приобрел только в наши дни. Из крупных поступлений из-за рубежа следует выделить фонд русского писателя В. Ф. Перелешина, полученный в 1995 г. из Рио-де-Жанейро. Значительным успехом было и поступление в Отдел рукописей личного архива писателя-имажиниста Р. М. Акулыпина. Также в 1990-е гг. удалось получить из Центрального архива ФСБ личный фонд писателя В. В. Шульгина. В 1992 г. ИМЛИ принял на хранение большой архив эмигрантского писателя В. Я. Тар- сиса. В 1996 г. в Отдел рукописей ИМЛИ поступил из США фонд поэта эмигранта И. В. Чиннова.

В составе фондов писателей русского зарубежья в Отдела рукописей ИМЛИ отложись личные фонды: Л. Н. Андреева, Б. К. Зайцева, Е. И. Замятина, А. И. Завалишина, Ходасевича, Акулыпина, Белого, Бунина, Бурлюка и др. В настоящее время в архивохранилище Отдела рукописей хранится более 600 архивных фондов — всего более 120 тыс. ед. хр. Большая часть фондов обработана, описана и доступна для исследователей.

Кроме Отдела рукописей в ИМЛИ также входит Архив А. М. Горького. Архив был создан после смерти писателя Постановлением Президиума ЦИК СССР от 14 февраля 1937 г. для сбора и хранения всех относящихся к Горькому рукописей, личных документов, воспоминаний и других материалов. Архив в 1938 г. вошел в ИМЛИ. В составе нового архива и музея уникальными были документы, переданные в дар Екатериной Павловной и Надеждой Алексеевной Пешковыми, а также Марией Федоровной Андреевой. Большие поступления были из личных архивов близких к писателю лиц: Н. Е. Буренина, И. П. Ладыжникова, И. Ф. Шаляпиной и др. Многие документы поступали из государственных хранилищ. Особенно большое количество архивных материалов было передано из Государственного литературного музея. Немало среди них документов эмигрантов или относящихся к эмиграции, как самого Горького, так и близких ему людей. Выявление документов, находящихся за рубежом, начало успешно разрабатываться в 1960-е гг. Документы Е. П. Пешковой поступили в Архив после ее смерти в 1965 г. Вторым по величине является архив писателя и биографа Горького — И. А. Груздева. Большую помощь в комплектовании документами из-за рубежа Архиву оказал Зильберштейн, благодаря участию которого в Архив А. М. Горького поступили письма писателя Леониду Андрееву, переписка с Зиновием Пешковым и другие документы.

Значительное число документов и архивных фондов русского зарубежья отложилось в архиве Культурного центра «Дом-музей Марины Цветаевой». В 1986 г. был создан Советский фонд культуры, и Д. С. Лихачев, возглавивший его, обратился к соотечественникам за рубежом с просьбой вернуть на Родину сбереженные ими реликвии, архивные документы и книги. Призыв Лихачева был услышан соотечественниками за рубежом. Так возник Архив русского зарубежья, который и был передан Дому Марины Цветаевой. Архив сыграл значительную роль в становлении Дома-музея и во многом определил тематику и направление его работы, заняв достойное место среди отечественных научных центров по изучению культуры русского зарубежья.

Собрание архива-библиотеки начало складываться с 1987 г. и было открыто для исследователей. Первоначально архив- библиотека помещался в небольшой комнате в здании правления Российского фонда культуры, затем был переведен в Дом Марины Цветаевой. Комплектование архива-библиотеки осуществлялось за счет поступления документов, книг в дар и приобретения интересующих архивных документов на деньги меценатов. В частности, большую помощь в комплектовании архива-библиотеки оказывают компания «Фонд Оппенгеймеров» и фирма «Де Бирс». Именно с их помощью архив-библиотека смог купить во Франции коллекцию автографов Ремизова, Цветаевой, Шаляпина и многих других, в том числе неизвестный ранее дневник Гиппиус. С помощью фирмы «Де Бирс» были приобретены: переписка Николая I с графом Алексеем Орловым за 20—30-е гг. XIX в.; 42 письма графа П. А. Строганова и Н. Н. Новосильцева; планы книг Мережковского «Данте», «Наполеон»; рукописи Шмелева; письма А. И. Куприна; архивы М. А. Алданова, Милюкова, Адамовича и другие документы.

1 ноября 1990 г., согласно решению президиума Советского фонда культуры, коллекция архива-библиотеки была передана Дому-музею Марины Цветаевой. В настоящее время в архиве русской эмиграции Дома-музея Марины Цветаевой отложилось более 20 тыс. ед. хр., среди которых: личные фонды Адамовича; Савинкова; Цветаевой; Ф. Н. Досужкова; Е. Ф. Максимовича; И. Савина (Саволайнен); А. М. Федорова.

В архиве-библиотеке также хранятся прижизненные сборники поэтов русского зарубежья, коллекция русских эмигрантских периодических изданий. Одним из последних поступлений в Дом-музей была коллекция из 25 писем Марины Цветаевой и ее мужа Сергея Эфрона, написанных к семье Богенгардт. Письма были приобретены банком ВТБ в 2016 г. у А. Скрябина, родственника великого русского композитора и двоюродного племянника О. Богенгардт, дочери адресата писем Цветаевой. В настоящее время Дом-музей Марины Цветаевой занимает достойное место среди отечественных научных центров по изучению культуры русского зарубежья.

Необходимо остановиться на деятельности по собиранию документального наследия российской эмиграции Рукописным отделом Центральной научной библиотеки Союза театральных деятелей Российской Федерации. Рукописный отдел ЦНБ СТД ведет свое начало от созданной в начале 1930-х гг. и действующей до сих пор Мемуарной комиссии СТД. В задачи Мемуарной комиссии входило собирание воспоминаний деятелей театрального искусства и биографических сведений о них. Рукописный отдел в библиотеке был образован позднее, в 1974 г., на базе коллекции мемуаров и биографий, собранной Мемуарной комиссией. Комплектование Рукописного отдела ЦНБ СТД осуществляется тремя способами: 1) приема документов в дар; 2) выборки материалов из «макулатуры»; 3) приобретение документов. В 1980—1990-е гг. в библиотеку начали поступать личные архивы артистов, режиссеров, фотографов, писателей, в том числе из-за рубежа.

Личный архив юриста, профессора гражданского права

С. В. Завадского Рукописному отделу удалось получить в 1986 г. из Праги. Из Праги в 1988 г. поступил также архив поэта, прозаика, переводчика П. П. Лыжина. В 1995 г. от вдовы писателя и публициста С. М. Рафальского из Парижа поступил его личный архив. Тогда же поступил и личный архив актрисы, одной из основательниц парижского театра «Бродячие комедианты», Е. И. Рощиной-Инсаровой. Архив актрисы и поэтессы Т. П. Клименко, а также документы ее отца Д. М. Ратгауза были получены из Риги. Архив поэтессы X. П. Кротковой поступил из Канады в 1996 г.

Среди фондов русского зарубежья в Рукописном отделе ЦНБ СТД отложились личные архивы О. И. Коган (в замужестве Роллер) (Ф. 11); М. М. Мордкин (Ф. 43); . Нелидовой-Фивейской (Ф. 16); Е. И. Поповой (Ф. 19); Д. М. Ратгауза (Ф. 12); Е. Н. Рощиной-Инсаровой (Ф. 17); Ю. К. Терапиано (Ф. 45); А. А. Турин- цева, священника (Ф. 94); С. В. Федоровой (Ф. 25) и др.

При выявлении документов русского зарубежья, комплектовании и описании Рукописный отдел ЦНБ СТД активно используется опыт государственных архивов, особенно РГАЛИ.

Одним из важнейших центров сохранения русского культурного наследия является Дом русского зарубежья имени А. И. Солженицына (ДРЗ). Предыстория возникновения ДРЗ начинается в 1973 г., когда Солженицын опубликовал обращение к русской эмиграции с просьбой собрать мемуарные свидетельства о прошлом России, о революции, Гражданской и двух мировых войнах. Из разных стран мира было получено более 1000 рукописей. В 1990-е гг. это собрание были перевезено в Россию.

В июне 1995 г. постановлением Правительства Москвы было образовано архивохранилище документов по истории русской эмиграции — Библиотека-фонд «Русское зарубежье». Учредителями Библиотеки-фонда стали Правительство Москвы, Русский общественный фонд Александра Солженицына, Издательство YMCA-Press. Правительство Москвы передало Библиотеке-фонду здание бывшей библиотеки № 17 (ул. Нижняя Радищевская, 2), освободило Библиотеку-фонд от всех налогов и коммунальных платежей и обязалось выплачивать зарплату ее сотрудникам. Торжественное открытие Библиотеки-фонда состоялось 4 декабря 1995 г.

Распоряжением Правительства Москвы № 192-РП от 11.02.2009 г.[5] Общедоступная Библиотека-Фонд «Русское Зарубежье» было переименовано в «Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына».

Основой рукописного собрания ДРЗ стали переданные А. И. и Н. Д. Солженицыными архивы Л. Ф. Зурова, секретаря Бунина, С. Л. Франка и Великого князя Николая Николаевича и, конечно, уникальное собрание воспоминаний, составившее «Всероссийскую мемуарную библиотеку».

Комплектование ДРЗ осуществляется с помощью членов Попечительского совета, которые являются официальными представителями ДРЗ в странах проживания. Кроме этого, во многих странах есть «друзья библиотеки», которые также занимаются выявлением архивных материалов, относящихся к российской культуре, с последующей доставкой их в Москву. В США создан специальный комитет «Книги для России», который видит свою главную задачу в сборе и отправке в Библиотеку-фонд книг и архивных материалов по истории русской эмиграции. Основным источником комплектования ДРЗ долгое время являлось издательство YMCA-Press, которое проводило постоянную целенаправленную работу по выявлению и сбору эмигрантских материалов. Крупные поступления от издательства YMCA-Press были 28 августа и 25 сентября 1997 г. Среди даров издательства — неопубликованные рукописи И. И. Сикорского, Франка, письма С. Н. Булгакова, Н. Н. Берберовой, Струве. Свое согласие на участие в комплектовании Библиотеки-фонда дали Союз земских и городских деятелей (Франция), Союз белоэмигрантов и их потомков (Болгария) и другие русские эмигрантские организации.

В ДРЗ отложился архив парижского русского издательства YMCA-Press, который содержит обширную переписку с выдающимися представителями русского зарубежья: Буниным, Франком, о. Сергием Булгаковым, Берберовой, Зайцевым, Мережковским и др.

В дар от Н. А Струве была получена коллекция писем и рукописей Бердяева, о. Сергия Булгакова, Бунина, Зайцева, Ремизова, Шмелева, П. Б. Струве, митрополита Евлогия и др.

Среди личных фондов, отложившихся в ДРЗ, фонды А. Н. Бенуа (Ф. 45); М. Деникиной-Грей (Ф. 18); В. В. Зень- ковского (Ф. 27); Л. Ф. Зурова (Ф. 3); В. Н. Ильина (Ф. 31); Ф. Д. Крюкова (Ф. 14); П. Н. Милюкова (Ф. 48); Ю. Н. Рейт- лингер (сестры Иоанны) (Ф. 36); А. М. Ремизова (Ф. 320); И. С. Шмелева (Ф. 41) и др. Среди фондов учреждений и организаций хранятся фонды Восточного православного церковного общества при Св.-Троицком соборе в Сан-Франциско (Ф. 71); Всероссийского национального центра (Ф. 53); Высших женских богословских курсов в Париже (Ф. 318); Общества русских ветеранов Великой войны (Ф. 80); Объединения кадет российских кадетских корпусов в Сан-Франциско (Ф. 149); Российского Общенационального Народно-Державного Движения (Ф. 6); Школы «Александрино» (Ф. 301) и др.

Интересны для исследователей материалы, собранные А. И. Калугиным в Буэнос-Айресе с 1946 по 1981 гг. и представляющие собой альбомы большого формата с тематически подобранными вырезками из газет и журналов русской эмиграции: «Церковь», «Пушкин», «Музыка», «Царская семья» и др. — всего 43 темы. Наиболее ценными представляются альбомы с некрологами. Всего архивное собрание ДРЗ содержит более 150 фондов и около 90 тыс. ед. хр.

Интересные находки для исследователей русского зарубежья, в первую очередь занимающихся искусством, ожидают в Кабинете рукописей Российского института истории искусств в Санкт-Петербурге. Среди фондов, отложившихся в Кабинете, особо следует выделить фонды Николая Андреевича Малько (1883—1961 гг.) и Александра Ильича Зилоти (1863—1945 г.).

Малько — дирижер, музыкальный деятель, педагог; дирижер балета Мариинского театра (с 1909 г.), главный дирижер симфонических концертов Русского музыкального общества (с 1914 г.), директор Народной консерватории в Витебске (с 1918 г.); с 1921 г. — в Москве, руководитель инструментальных классов в Государственном институте музыкальной драмы, руководитель симфонического оркестра Московской филармонии, преподаватель Московской консерватории; с 1925 г. — главный дирижер Ленинградской филармонии, с 1927 г. — директор филармонии; в 1928 г. выехал на гастроли в Вену и в Россию не вернулся, жил в Вене, Праге; с 1930 г. —дирижер симфонического оркестра радио в Копенгагене, с 1957 г. — руководитель симфонического оркестра в Сиднее. Фонд Малько сформировался в результате подготовки сборника «Малько Н. А. Воспоминания. Статьи. Письма» (Л., 1972). Значительную его часть составили документы, присланные вдовой дирижера.

Зилоти — выдающийся пианист, дирижер, педагог, музыкальный деятель; с 1919 г. — в эмиграции, с 1922 г. — в США, концертировал и преподавал в Джульярдской школе. Его огромный архив передал в Кабинет рукописей сын знаменитого музыканта А. А. Зилоти.

Среди фондов, хранящихся в Кабинете рукописей — фонды режиссера и драматурга Н. Н. Евреинова (Ф. 54), философа И. И. Лапшина (Ф. 57) певца А. И. Мозжухина (Ф. 86), балерины В. В. Томилиной (Ф. 116), и др.

Подводя итоги краткого обзора архивной россики и архивного наследия российской эмиграции в отечественных архивах, можно сделать вывод, что число архивов, других учреждений, занимающихся выявлением, комплектованием, хранением и использованием таких документов достаточно велико. У многих из них есть своя специфика — профиль. В их деятельности не существует параллелизма: источники комплектования, информанты и методы работы у них разные. Деятельность государственных архивов, рукописных отделов музеев и библиотек дополняет друг друга, способствуя возвращению культурного наследия эмиграции в Россию. В таких хранилищах отложилось значительно число архивной россики, в том числе эмигрантского происхождения, тем или иным путем вернувшихся в Россию. Эти документы существенно дополняют источнико- вую базу исследователей русского зарубежья и отечественной истории в целом.

  • [1] Наркомпрос — Народный комиссариат по просвещению.
  • [2] РГАЛИ. Ф. 612. On. 1. Д. 3416. Л. 8.
  • [3] РГАЛИ. Ф. 612. On 1. Д. 3406. Л. 2.
  • [4] См.: Хорхордина Т. И., Попов А. В. Архивная эвристика : учебник. 2-е изд.,испр. и доп. М. : Изд-во РГГУ, 2015.
  • [5] Распоряжение Правительства Москвы от 11 февраля 2009 г. № 192-РП«Об изменении типа учреждения культуры “Общедоступная Библиотека-фонд«Русское зарубежье» и присвоении ему имени Александра Солженицына”».
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы