Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow История культурологии

Характеристика взаимоотношений западной цивилизации и России

Согласно теории Н. Я. Данилевского, само обилие результатов европейской цивилизации в XIX в. есть признак того, что та творческая сила, которая их производит, уже начала упадать, начала спускаться по пути своего течения. Оценивая ход европейской цивилизации, он считает, что се творческие созидательные силы уже около 150 или 200 лет тому назад вступили на нисходящую сторону своего пути. Теперь наступило время плодоношения. Автор весьма поэтично характеризует его: "Жатва ли это, или сбор плодов, или уже сбор винограда; позднее ли лето, ранняя ли или уже поздняя осень, - сказать трудно; но, во всяком случае, то солнце, которое взращивало эти плоды, перешло за меридиан и склоняется уже к закату".

Ученый рассматривает особый путь развития России в соотношении с Западом, причем в контексте предполагаемого формирования славянского культурно-исторического типа. Он считает, что, если славяне имеют право на культурно-историческую самобытность, то надо сознаться, что они имели несчастье явиться со своими требованиями в весьма неблагоприятное для таких притязаний время. Начало взаимоотношениям между Россией и Европой положил Петр Великий, который сделал прививку европейской цивилизации к русскому дичку. Но, как отмечает Н. Я. Данилевский, результаты известны: ни самобытной культуры не возросло па русской почве, ни чужеземное ею не усвоилось и не проникло далее поверхности общества. Когда Запад находился в апогее своего цивилизационного величия и блеск его шел во все концы земли, все освещал и согревал исходящими из него светом и теплотою, удобное ли было это время для скромных задатков новой культуры, новой цивилизации? - ответ на этот вопрос интересует автора.

По мнению II. Я. Данилевского, теперь развитие самобытной славянской культуры не только вообще необходимо, но своевременно, при этом "борьба с Западом -единственное спасительное средство". Славянскому типу в связи с его культурной самобытностью предстоит, по мнению русского мыслителя, стать полным четырехосновным культурно-историческим типом. Кроме того, именно в русском народе славянский тип, как полагает ученый, наиболее сильно выражен.

Из этих суждений Н. Я. Данилевского следует, что его взгляды не бесспорны. Заметим, что в последние годы осуществлено несколько переизданий "России и Европы" с предисловиями разных авторов; также вышло довольно много книг, посвященных творчеству мыслителя. Во всей этой литературе, наряду с действительно обстоятельной научной интерпретацией его творчества, можно найти и такую, которая вызывает серьезные возражения. Поэтому, обращаясь к наследию Н. Я. Данилевского, следует, помимо признания его заслуги в закладывании основ цивилизационного подхода в культурологии, видеть и его историческую ограниченность.

Оценки концепции Н. Я. Данилевского

К сожалению, судьба его концепции, как, впрочем, и концепции Дж. Вико, сложилась в свое время неудачно: она оказалась не только объектом критики, но и долгого забвения. Тот факт, что Н. Я. Данилевский не сослался на своих предшественников, в частности и тех, кто разделял идею циклического развития, вызвал целый ряд нападок в его адрес со стороны современников, в том числе приверженцев линейных концепций, обличавших его в списывании. Обращаясь к проблеме преемственности, следует различать две идеи в наследии Н. Я. Данилевского: идею циклизма и идею типологии цивилизаций - обе они были использованы при создании теории культурно-исторических типов.

Влиятельный издатель трудов Н. Я. Данилевского и лично его знавший историк Н. Н. Страхов в предисловии к третьему изданию "России и Европа" (1888) вынужден был затронуть тему преемственности, указав, что некоторые зачатки того, что у Н. Я. Данилевского составляет теорию культурно-исторических типов, можно найти у других мыслителей, сославшись на книгу Генриха Рюккерта (1823-1875) - немецкого историка, составившего самый глубокомысленный из всех существующих обзоров всеобщей истории, - "Lehrbuch der Weltgeschichte" (Leipz., 1857). Однако эта ссылка привела к еще большим недоразумениям, что впоследствии вынудило Н. Н. Страхова к написанию целого ряда статей и в итоге - к весьма убедительному заключению, что "если искать предшественников, у которых высказывались по частям те или другие соображения Данилевского, то их можно набрать великое множество". Позже в полемических текстах, адресованных тем, кто обличал Н. Я. Данилевского в списывании, Н. Н. Страхов напишет: - По моем)- убеждению, Данилевский даже вовсе не читал и не знал книги Рюккерта"; тем не менее "теория Данилевского подтверждается множеством исторических писателей, у которых мы постоянно видим на сцене народы, а человечества никогда не видим. Рюккерт в этом отношении вполне разделяет общие приемы историков и не составляет какого-нибудь исключения". Мы вполне разделяем суждение Н. Н. Страхова в том, что нет необходимости доказывать первенство какой-либо теории, и "что теория получает только новое подтверждение, когда мы узнали, что и Рюккерт ее признавал", и что "чем больше этих совпадений, тем лучше, и ничуть не было бы худо для теории, если бы мы следы ее разыскали даже у Тита Ливия, или у Геродота".

У Г. Рюккерта -действительно была мысль о культурно-исторических типах, но он не только не положил ее в основание своего обзора, но говорит о ней лишь в дополнении ко всему сочинению в конце второго тома. Только один II. Я. Данилевский оценил значение этой мысли и развил ее с полной ясностью и последовательностью.

Другой значительный историк того времени Константин Николаевич Бестужев-Рюмин (1829-1897), также высоко оценивший значение концепции Н. Я. Данилевского, обращает внимание на то, что "зародыш этой теории - в давнем мнении о том, что народы, как и люди, мужают, стареют и умирают; мнение это отразилось в знаменитых. Здесь же он ссылается на Н. Н. Страхова, который в предисловии от издателя говорит, что у немецкого историка Г. Рюккерта есть указание на эту теорию. Кроме того, К. Н. Бестужев-Рюмин указывает на мнение другого историка - Э. Фримана, - которое совпадает с мнением Н. Я. Данилевского. Принимая во внимание исследования предшественников, К. Н. Бестужев-Рюмин подчеркивает, что "нигде еще доселе теории эти не развиты так полно, обстоятельно и широко, как в книге, нас занимающей".

К концепции Н. Я. Данилевского обратился русский философ и культуролог Константин Николаевич Леонтьев (1831 - 1891), правда, значительно ее переработав. Вопреки Н. Я. Данилевскому, не допускающему передачу основ одного культурно-исторического типа другим, К. Н. Леонтьев считал, что основы славяно-восточного исторического типа не созданы самостоятельно, а заимствованы из Византии. Определяя этапы эволюции культурно-исторических типов, он сформулировал концепцию "триединого процесса", согласно которой каждый культурно-исторический тип переживает периоды "первичной простоты", "цветущей сложности" и период "вторичного смесительного упрощения", отмеченного прогрессом, ведущим, по его мнению, к его разложению.

Итак, отметим отрадный факт преемственности западной и отечественной гуманитарной мысли, а также и то, что эти идеи получили дальнейшее развитие в концепциях последующих мыслителей.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы