Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Адвокатская деятельность и адвокатура в России

Адвокатское бюро

Адвокатские бюро (фирмы) были созданы с согласия Минюста России в порядке эксперимента за 10 лет до принятия Закона об адвокатуре. Их было разрешено создавать коллегиям адвокатов в качестве особых структурных подразделений. В них, как правило, объединялись адвокаты, специализирующиеся на юридическом сопровождении кооперативов, предпринимателей, товариществ и совместных предприятий.

Официальный статус адвокатского бюро как формы адвокатского образования закреплен в ст. 23 Закона об адвокатуре. Адвокатское бюро обладает как общими признаками юридического лица, некоммерческой организации, адвокатского образования, так и специальными признаками адвокатского образования.

Рассмотрим признаки адвокатского бюро. Адвокатских бюро значительно меньше по количеству, чем коллегии адвокатов. Их на конец 2009 г. значится всего лишь 344'. При этом следует учесть, что некоторые из них мало чем отличаются по организации своей деятельности от коллегий адвокатов.

Адвокатское бюро — это коллективная форма осуществления адвокатской деятельности; некоммерческая организация, действующая в форме некоммерческого партнерства на основании устава и учредительного договора в целях оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам.

Порядок создания адвокатского бюро состоит из отдельных стадий. Одним из юридических фактов учреждения адвокатского бюро является решение двух и более адвокатов. И хотя Закон об адвокатуре не ограничивает круг учредителей адвокатского бюро, однако с учетом возникающих между адвокатами партнерских (лично-доверительных) отношений такой круг не должен быть большим. Второе основание в системе юридических фактов по созданию адвокатского бюро — утверждение учредителями устава и заключение учредительного договора. Устав есть внутренний (локальный) нормативный акт, а учредительный договор — вид гражданско-правового договора, на который распространяются общие положения ГК о договоре (гл. 27—29), а также нормы ГК о договоре простого товарищества (гл. 55). Вывод о принадлежности учредительного договора к договору простого товарищества подтверждается судебной практикой. Третье основание (юридический факт) на пути учреждения адвокатского бюро — государственная регистрация некоммерческого партнерства.

Особенности создания и осуществления профессиональной деятельности адвокатским бюро проявляются в следующем. Во-первых, в литературе распространенным является мнение о том, что законодатель, определяя правовое положение адвокатского бюро, попытался соединить статус некоммерческой организации как юридического лица с правовыми чертами (признаками) договора простого товарищества, а также со статусом адвоката2. В результате, как считает ряд авторов, конструкция адвокатского бюро оказалась весьма сложной и не вполне логичной с точки зрения общих принципов гражданского права. Действительно, конструкция адвокатского бюро является сложной и весьма противоречивой. Во-вторых, Закон об адвокатуре (п. 3 ст. 23) устанавливает, что адвокаты, учредившие адвокатское бюро, заключают между собой партнерский договор в простой письменной форме. Отметим, что партнерский договор не относится к учредительным документам, а поэтому адвокатское бюро подлежит государственной регистрации без него. Другое дело: без партнерского договора адвокаты не могут приступить к осуществлению своей профессиональной деятельности. В-третьих, с учетом сложной, а порой противоречивой конструкции адвокатского бюро непросто определить исполнительный орган адвокатского образования. Иногда можно встретить категоричное утверждение о том, что по смыслу Закона об адвокатуре (п. 5 ст. 23) исполнительным органом адвокатского бюро, как правило, выступает управляющий партнер. В то же время конструкция партнерского договора позволяет адвокатам (партнерам) избрать иную схему управления адвокатским бюро: ведение общих дел может быть поручено любому партнеру адвокатского образования, либо оно (ведение общих дел) может осуществляться совместно всеми партнерами1. Вряд ли можно на все 100% согласиться с таким утверждением. Управляющий партнер — это участник партнерского договора. Фигура управляющего партнера не содержится в учредительных документах адвокатского бюро. Поэтому, когда законодатель использует словосочетание "ведение общих дел адвокатского бюро", он по всей вероятности имел в виду не функции органа управления юридического лица, а ведение общих дел адвокатов — участников партнерского договора.

Теперь более подробно рассмотрим эти специальные признаки.

Начнем с характеристики партнерского договора, который занимает особое место в конструкции адвокатского бюро. По своей юридической природе партнерский договор — разновидность гражданско-правового договора. Однако несмотря на то что партнерский договор "тяготеет" к договору простого товарищества, тем не менее его нельзя считать таковым. Авторы комментария к Закону об адвокатуре справедливо отмечают, что "важным с точки зрения уяснения сущности партнерского договора представляется вопрос о предмете партнерского договора, который определен законодателем как обязательство партнеров по соединению усилий для оказания юридической помощи от имени всех партнеров"3. В отличие от договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), предусматривающего в качестве обязательного условия обязательство по объединению имущественных вкладов участников договора простого товарищества (ст. 1041, 1043 ГК), предмет партнерского договора есть совместные усилия адвокатов (партнеров) в оказании юридической помощи. Объединение имущественных вкладов адвокатами-партнерами может происходить только в рамках учредительного договора адвокатского бюро. Но между партнерским договором и учредительным договором нет никакой связи.

Содержание партнерского договора — совокупность условий, на которых он заключен. Все договорные условия любого гражданско-правового договора можно подразделить на две группы: существенные и несущественные. В силу п. 1 ст. 432 ГК существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. С учетом формулировки правила п. 4 ст. 23 Закона об адвокатуре существенными условиями партнерского договора являются: срок действия договора; порядок принятия партнерами решений; порядок избрания управляющего партнера и его компетенция. Далее, Закон об адвокатуре напоминает адвокатам-партнерам, что в партнерском договоре могут быть предусмотрены иные существенные условия.

Условие о предмете партнерского договора является существенным в силу прямого указания закона (ст. 432 ГК).

Партнерский договор — это срочный договор, поэтому адвокаты-партнеры обязаны в силу существенного характера условия о сроке действия договора указать такой срок. В противном случае договор считается незаключенным.

Условие о сроке действия партнерского договора имеет практическое применение:

  • 1) по истечении срока действия договора прекращается его действие. Исходя из буквального толкования правил ст. 23 Закона об адвокатуре, следует отметить, что партнерский договор не является бессрочным. Поэтому в силу п. 12 ст. 23 после прекращения партнерского договора адвокаты обязаны заключить новый договор. Слово "обязаны" означает, что адвокаты-партнеры не вправе предусматривать в договоре условие о пролонгации партнерского договора. В то же время вопрос о заключении нового договора — это все-таки право адвокатов, а не их обязанность. При незаключении нового партнерского договора адвокатское бюро подлежит преобразованию в коллегию адвокатов либо ликвидации в установленном порядке;
  • 2) о сроке действия партнерского договора идет речь в п. 9 ст. 23 Закона об адвокатуре. Адвокат, вышедший из партнерского договора, отвечает перед доверителями и третьими лицами по общим обязательствам, возникшим в период его участия в партнерском договоре. В этом случае адвокат обязан передать управляющему партнеру производства по всем делам, по которым он оказывал юридическую помощь физическим и юридическим лицам (п. 8 ст. 23 Закона).

В Законе об адвокатуре (п. 6 ст. 23) дан перечень оснований прекращения партнерского договора. Прежде всего надо обратить внимание на некорректное использование словосочетания "основания прекращения партнерского договора" с точки зрения ГК (гл. 26). ГК дифференцирует такие понятия, как "прекращение обязательств" и "изменение и расторжение договора" (гл. 29). Поэтому правильно говорить о прекращении обязательства из партнерского договора. В соответствии с п. 1 ст. 407 ГК обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором. Следовательно, указанный в ГК перечень оснований прекращения обязательств не является закрытым. Отсюда можно сделать вывод о том, что содержащиеся в п. 6 ст. 23 Закона об адвокатуре основания прекращения обязательств (партнерского договора) легитимны и должны рассматриваться в контексте положений гл. 26 ГК.

Итак, партнерский договор прекращается по следующим основаниям: а) истечение срока действия партнерского договора; б) прекращение или приостановление статуса адвоката, являющегося одним из партнеров, если партнерским договором не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными партнерами; в) расторжение партнерского договора по требованию одного из партнеров, если договором не предусмотрено сохранение договора в отношениях между остальными партнерами.

Помимо специальных оснований прекращения партнерского договора, указанных в Законе об адвокатуре, договор может быть прекращен по общим правилам ГК (гл. 26)'. В частности, обязательство из партнерского договора прекращается смертью одного из партнеров, если иное не предусмотрено в договоре. Обязательство также прекращается ликвидацией юридического лица — адвокатского образования (ст. 419 ГК).

И еще один аспект прекращения партнерского договора. В силу п. 7 ст. 23 Закона об адвокатуре с момента прекращения партнерского договора его участники несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении доверителей и третьих лиц. Правила о солидарной обязанности (ответственности) содержатся в ст. 322—325 ГК. Так, в силу п. 1 ст. 323 ГК при солидарной обязанности должников (в нашем случае — адвокатов) кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Основания и размер гражданско-правовой ответственности определяются по общим правилам гл. 25 ГК.

Безусловно, доверитель и третье лицо рассчитывают в первую очередь на исполнение взятого адвокатами обязательства в натуре, т.е. оказание юридической помощи. Вопросы взыскания неустойки, возмещения убытков уходят на второй план. Поэтому, говоря о солидарной ответственности адвокатов по неисполненным общим обязательствам перед доверителями и третьими лицами, надо учитывать некоторую неточность юридической терминологии.

Как вид гражданско-правового договора, партнерский договор может быть изменен или расторгнут по правилам гл. 29 ГК. В частности, он может быть изменен в случаях: а) выхода адвоката из партнерского договора; б) принятия нового адвоката в период действия партнерского договора. В литературе считается, что выход адвоката (партнера) из партнерского договора осуществляется только путем предъявления требования о его расторжении1. Непонятно, почему необходимо требовать расторжение партнерского договора, когда ГК разрешает внести изменения в такой договор? При этом Закон об адвокатуре не содержит какого-либо запрета в части применения норм об изменении партнерского договора. Едва ли здесь звучит убедительным аргумент о том, что расторжение партнерского договора по требованию одного из партнеров есть одно из оснований для прекращения партнерского договора (п. 6 ст. 23 Закона об адвокатуре). Ведь расторжение и изменение договора — это разные понятия и явления. И не только у расторжения и изменения гражданско-правового договора разные правовые последствия. Не замечать этого невозможно.

На наш взгляд, при изменении (равно и при расторжении) партнерского договора применимы общие основания изменения и расторжения договора, предусмотренные ст. 450 ГК. Так, партнерский договор может быть изменен или расторгнут по соглашению сторон. Равным образом, по требованию одного из адвокатов партнерский договор может быть изменен либо расторгнут по решению суда в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 450 ГК.

С целью недопущения прекращения партнерского договора по причине выхода адвоката из договора, а также при предъявлении требования о расторжении партнерского договора, необходимо в договор включить условие о сохранении договора в отношениях между оставшимися партнерами (за исключением случая расторжения договора по соглашению всех партнеров).

Возвращаясь к вопросу об органах управления адвокатским бюро, надо высказать следующие соображения. В соответствии с Федеральным законом "О некоммерческих организациях" (п. 1 ст. 29) высшим органом управления некоммерческого партнерства является общее собрание членов партнерства. Применительно к адвокатскому бюро — это общее собрание адвокатов. В свою очередь, исполнительный орган некоммерческой организации может быть коллегиальным и (или) единоличным (п. 1 ст. 30 Закона). Иначе говоря, в адвокатском бюро единоличным органом может быть, например, директор, а коллективным — правление бюро. Исполнительный орган осуществляет текущее руководство деятельностью адвокатского бюро и подотчетен общему собранию адвокатов как высшему органу управления.

В реальной действительности имеют место случаи, когда одно лицо (адвокат) одновременно является и директором адвокатского бюро, и управляющим партнером. Однако в рассматриваемой ситуации нельзя ставить знак равенства между ними; у них разный статус и разные функции. Управляющий партнер, подписывая соглашение об оказании юридической помощи, должен действовать на основании доверенности, выданной ему каждым партнером бюро. Управляющий партнер не является органом адвокатского бюро. Орган юридического лица не может действовать на основании доверенности. При этом мы не склонны распространять режим института представительства на органы юридического лица в целом и органы адвокатского бюро в частности. Между юридическим лицом и его органами нет представительских отношений, являющихся предметом регулирования нормами гл. 10 ГК.

Порядок реорганизации и ликвидации адвокатского бюро аналогичен процедуре прекращения деятельности коллегии адвокатов. При этом не надо забывать, что при реорганизации и ликвидации адвокатского бюро применяются как общие правила ГК (ст. 57—65), так и специальные нормы. В силу п. 11 ст. 23 Закона об адвокатуре адвокатское бюро не может быть преобразовано в коммерческую организацию или иную некоммерческую организацию. Одно исключение из общего запрета — Закон разрешает преобразование адвокатского бюро в коллегию адвокатов.

Адвокатское бюро как юридическое лицо подпадает под действие Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В соответствии с п. 2 ст. 1 действие данного Закона распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, политических партий и религиозных организаций. Вместе с тем следует отметить, что по смыслу Закона не может быть юридическим лицом-должником учреждение. Причем Закон о банкротстве не дифференцирует учреждения на публичные (государственные и муниципальные) и частные. Следовательно, юридическая консультация, созданная в форме учреждения, не является должником в контексте Закона.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы