Международное положение и внешняя политика Московского государства в конце XVI - первой половине XVII века

Основные направления внешней политики Русского государства в эпоху смутного времени

В XVII веке Россия продолжает проводить активную внешнюю политику. Внешнеполитический курс страны в этот период был нацелен на решение трех задач:

1) обеспечение безопасности южных границ от набегов Крымского

хана;

  • 2) борьба за выход к Балтийскому и Черному морям;
  • 3) воссоединение с украинскими и белорусскими народами.

Решить все эти задачи одновременно в XVII веке Россия не имела

возможности.

В первой половине XVII века интересы России по-прежнему постоянно сталкивались с интересами ее соседей - Швеции, Польши, Турции, которые стремились к захвату русских земель.

Речь Посполитая надеялась захватить западные русские земли и даже добиться соединения России и Польши.

Турция поддерживала крымцев, постоянно совершавших набеги на русские территории.

Швеция надеялась расширить свои владения на Балтике. В 1580 году шведский король Иоанн III сформулировал «Великую восточную программу»- программу завоевания русского побережья Финского залива,

Баренцева и Белого морей. Иоанн III стремился установить контроль над Новгородом, Псковом, ливонскими городами. Он хотел провести новую шведскую границу по Онеге, Ладоге, через Нарову.

Взаимоотношения с соседями определили внешнеполитические задачи России. По-прежнему южная граница нуждалась в укреплении, чтобы создать надежный заслон от набега крымцев. Россия была заинтересована в выходе к Балтийскому морю и хотела положить конец господству Швеции на Балтике, а также получить возможность через Балтику устанавливать прямые контакты с Западной Европой.

В условиях начавшейся Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.), возникшей в результате противостояния, с одной стороны, испанских и австрийских Габсбургов, а с другой - Франции, Швеции, Дании, Голландии и немецких протестантских князей, Европа раскололась на габсбургскую (католическую) и анти габсбургскую (протестантскую) коалиции.

Швеция и Турция объединились с протестантскими государствами в борьбе против Австрии, которая в это время поддерживала Польшу.

Зоной столкновения Польши, Швеции и России стала Балтика. В это время в роли еще одной политической силы на Балтике выступала Австрия. Однако пока Габсбургам не удавалось как следует закрепиться на Балтийском море. Северогерманские земли находились лишь в номинальной зависимости от Империи.

Балтийская торговля была жизненно необходима для Англии и Голландии, вывозящих хлеб из Восточной Европы и расширявших свои торговые отношения с Россией. Враждебные протестантским державам Габсбурги стремились преградить Англии и Голландии доступ к Балтике. В то же время Англия и Голландия боялись чрезмерного усиления в этом регионе Швеции.

Через своих соседей Россия оказывалась втянутой в европейскую систему международных отношений. Влияние русского фактора на политику Польши и Швеции вело к тому, что западноевропейские страны проявляли все больший интерес к русской политике, стремились завязать непосредственные контакты с Москвой, воздействовать на развитие русско-польских и русско-шведских отношений.

Благодаря торговле с Англией и Голландией Россия постепенно втягивалась и в сферу их политики, поэтому необходимо рассмотреть, как менялось соотношение трех основных факторов - шведского, польского и крымского - во внешней политике России в первой половине XVII века и как при этом строились взаимоотношения Московского государства с

Западной Европой и Турцией, какое влияние события внутри России, в первую очередь события Смутного времени, оказывали на международное положение страны и, соответственно, как вмешательство иностранных держав влияло на ход событий в России, как внутриполитические факторы влияли на внешнюю политику.

По мнению Р.Г. Скрынникова, поражение в Ливонской войне надолго подорвало внешнеполитические позиции России. Навязанная стране система мирных соглашений не гарантировала ей длительного и прочного мира.

По-прежнему неспокойно было на границе с Крымом. Южные рубежи Московского государства защищало донское казачество. Во второй половине XVI века началось формирование донских войск. Казаки, обороняя русские границы, часто без ведома правительства совершали нападения на своих соседей - крымцев, турок, ногайцев, требовавших, чтобы казаков увели с Дона. Правительство отвечало, что на Дону живут «люди вольные, русские, беглецы, на которых лежит опала государева». Но политика русского правительства в отношении казаков была двойственной. Борис Годунов уменьшил репрессии против них и продолжил политику Ивана Грозного, направленную на превращение казаков в служилое сословие.

В начале 90-х годов обострились отношения России с Крымом. В 1591 году Казы-Гирей, фактически выступавший как союзник Швеции, совершил опустошительный набег на Москву. Однако участие крымцев в войне Турции с Венгрией заставило Казы-Гирея возобновить мир с Россией. Борис Годунов почувствовал некоторую уверенность в отношениях с Крымом. Результатом было сокращение численности войск на южных рубежах России и одновременно выдвижение оставшихся там полков дальше на юг.

В годы правления Федора Ивановича (1584-1598 гг.) Россия, продолжая политику Ивана Грозного, пыталась решить балтийскую проблему. В результате похода к Нарве в 1590 году Ям, Копорье и Ивангород были возвращены России. В 1592 году русские войска были посланы к Выборгу, однако взять город не удалось.

Угроза польско-шведской коалиции заставила Россию отказаться от продолжения войны со Швецией. Для России не исчезла опасность со стороны Польши. В 1589 году польский королевский канцлер ЯнЗамой- ский выступил с пропагандой проекта завоевания Смоленска, Северских земель и осуществления унии двух государств.

В дальнейшем России удалось нормализовать отношения с Польшей. В 1592 году между ними было заключено перемирие на 12 лет. При этом Россия отказывалась от претензии на эстонские города.

Однако личная уния Швеции и Речи Посполитой означала потенциальную угрозу возрождения антирусской коалиции в Прибалтике. Переоценив прочность этой унии, Россия заключила в 1595 году Тявзинский мирный договор со Швецией, по которому к Московскому государству отходили города, занятые Швецией в 1580 году. В случае русско-польской войны Швеция брала на себя обязательство сохранять нейтралитет. Однако иностранные суда могли вести торговлю в Ревеле и Выборге. Тем самым русские купцы были лишены прямых контактов с западноевропейскими купцами. Практически балтийский барьер, возведенный Швецией против России, сохранялся. После начала польско-шведской войны в 1600 году Россия, осознав, что может добиться более выгодных условий, не ратифицировала Тявзинский мир. В то же время Россия была потенциальным союзником Швеции в борьбе с Польшей.

Россия, Речь Посполитая и Швеция имели на Балтике собственные территориальные интересы. Все три государства претендовали на ливонские города. В принципе на бумаге были возможны союзы любых двух государств против третьего. Эти варианты обсуждались, но в силу непримиримости интересов трех государств оказывались нереальными.

В 1602 году во время Виленских переговоров Россия заключила перемирие с Речью Посполитой. Однако вопрос о правах двух государств на шведскую Эстонию остался неурегулированным. Переговоры показали, что польская сторона не готова отказаться от претензий на Прибалтику, поэтому союз России и Речи Посполитой стал невозможен. Разногласия России с Польшей и Швецией оказывались сильнее, чем общие русско- польские и русско-шведские интересы. Ни Польша, ни Швеция не были готовы делить с Россией «балтийский пирог». В этой ситуации русская политика зачастую была непоследовательной, и у России всегда имелись определенные опасения по поводу возможного сближения Швеции и Речи Посполитой против нее.

Для достижения своих целей в Прибалтике Борис Годунов попытался заключить союз с Австрией. В обмен на поддержку Австрийской империи в борьбе со Швецией Россия пыталась установить свой или, несколько позже, русско-австрийский протекторат над Ригой и Нарвой. Борис Годунов надеялся на союз с эрцгерцогом Максимилианом против Речи Посполитой. В 1599 году в Австрию было отправлено посольство

А. Власьева для переговоров о совместных действиях России и Империи с целью возведения эрцгерцога на польский престол и об установлении русского влияния в Польше. Москва предлагала брак между Максимилианом и Ксенией, дочерью Бориса Годунова. Чтобы заинтересовать Австрию, послы должны были говорить, что в случае смерти царя русский престол перейдет к Ксении и Максимилиану. На переговорах стало ясно, что в России недостаточно хорошо понимали расстановку политических сил.

Русская сторона не учитывала различий, которые существовали между политикой австрийского императора и политикой отдельных австрийских принцев. Император исходил из того, что выступление против Речи Посполитой могло привести Австрию к конфликту с папой, а сама Австрия была занята борьбой с Турцией. Император Рудольф II позаботился о том, чтобы поставить переговоры Максимилиана и Власьева под свой контроль. Переговоры закончились неудачно.

В дальнейшем, поняв, что русско-австрийский альянс не состоится, Борис Годунов не поддержал союз Австрийской империи с ганзейскими городами. Когда в 1603 году послы Любека обратились к русскому царю с просьбой передать английские привилегии ганзейцам, Борис Годунов, напротив, подтвердил английские торговые привилегии. Такая экономическая политика России сводила на нет габсбургский план балтийской блокады.

Борису Годунову удалось укрепить свою власть в Ногайской орде. Был утвержден ее сюзеренитет. Однако активизация Москвы на балтийском направлении неизбежно вела к пассивности на юге. Россия сохраняла мирные отношения с Османской империей. В то же время Речь Поспо- литая и Австрия видели в лице России естественного союзника в борьбе с Турцией и татарами. В 1595 году в Москве побывал австрийский посол М. Варкоч, заключивший с Россией союз против Турции. Россия пошла на это во имя решения балтийского вопроса.

Одновременно Борис Годунов опасался польско-крымского союза, направленного против России, и отправлял в Крым посольства с целью закрепить дружеские отношения. Потеряв надежду на сотрудничество с Польшей, Борис Годунов решил улучшить отношения с Турцией. Но политика Московского государства по отношению к Порте была непоследовательной. В 1601 году московские послы должны были просить в Англии, чтобы англичане не поддерживали Австрию против Турции, а в 1601-1602 годах русские послы в Речи Посполитой говорили о возможности русско-польского союза против Турции.

В основном Борисом Годуновым двигало желание решить балтийскую проблему. Однако при противоречиях России с Польшей и Швецией, при слабой заинтересованности Австрии в балтийской проблеме он не мог найти надежных союзников. Политика Бориса Годунова была противоречивой, не было надежных союзников, он никак не мог выбрать между Речью Посполитой и Швецией, католиками и протестантами.

В 1601-1602 годах был неурожай, и в России разразился голод, который вызвал социально-экономический кризис. Эта ситуация не позволила вести активную внешнюю политику, а тем более войны.

Борис Годунов, видимо, не имел широкого круга людей, на мнение которых он мог опереться, и, кроме того, при нем практически не созывались Земские соборы, ставшие в последующие годы неотъемлемой частью русской политической жизни. В то же время, поскольку Борис Годунов пришел к власти не как представитель династии, а в результате избрания на Земском соборе, то он не обладал авторитетом, достаточным для того, чтобы единолично принимать решения, которые бы не вызывали недовольство боярской оппозиции.

У бояр вызывала возмущение ориентация Бориса Годунова на Запад. Они были категорически против династических браков православных с католиками или с протестантами, а Борис Годунов хотел использовать династический брак (его дочь Ксению предлагали в жены то датскому принцу Хансу, то австрийцу Максимилиану) для решения своих внешнеполитических задач. Но, поскольку Московское государство было ослаблено, разговоры о династическом браке у иностранных держав приобретали иной оттенок: возникали планы колонизации России или установления ее политической зависимости через брак.

Экономический спад в Польше породил мысль об освоении новых земель на востоке, т.е. восстановление благоденствия Речи Посполитой в результате экспансии против России. Существовали планы колонизации России и легитимными методами путем слияния двух государств. В 1600 году польский посол в Москве Л. Сапега предлагал заключить между Россией и Речью Посполитой военный союз, который предусматривал ведение общей внешней политики. В соответствии с проектом в случае смерти русского царя польский король мог быть возведен на русский престол и наоборот.

В Польше короля избирал сейм, и эта возможность для русского царя была мало вероятна, а вот в случае смерти русского царя поляки получали шанс занять русский престол. При этом Россия оказалась бы в политической зависимости от Польши. Проект предусматривал, что польская шляхта получит равные права с русским дворянством и тем самым ей откроется доступ к русским землям. При этом поляки выступали за беспрепятственную пропаганду в России католичества. Но польский план был отвергнут русской стороной.

Одновременно в Речи Посполитой существовало анти Габсбурге кое течение, представители которого были за политическое сотрудничество с Россией. Обсуждался вопрос о браке канцлера Яна Замойского с Ксенией. Вскоре отношения Москвы с Польшей приняли иной оборот: стали появляться самозванцы. Борис Годунов начал срочно искать союзников, отправив посольства в Австрию, Бранденбург, Крымское ханство. Ногайскую орду. Однако Австрия, по-прежнему заинтересованная в России лишь как в потенциальном союзнике в борьбе против Турции и Крыма, была склонна выступить на стороне Польши, а Крым и Ногаи в условиях Смуты тоже хотели поживиться за счет России.

С 1606 года по 1610 год в России правил Василий Шуйский, который был вынужден лавировать между различными оппозиционными группировками и искать союзников для борьбы с Речью Посполитой.

В лице Карла IX Швеция претендовала на ряд русских городов и требовала ей их передать. Угроза шведской интервенции стала реальной. Одновременно Василий Шуйский пытался использовать Крым для борьбы с тушинцами, но реальной помощи не получил.

Таким образом, в условиях смуты и казаки, и московское правительство пытались прибегнуть к помощи соседних государств, которые, в свою очередь, стремились воспользоваться ситуацией и захватить русские территории или, как это было в случае с татарами, просто пограбить приграничные земли. Вмешательство соседних государств отрицательно влияло на ситуацию внутри страны.

Во времена смуты не только возросли территориальные претензии к России со стороны ее соседей, но и получили широкое распространение планы ее колонизации, которые оказались очень популярны в эпоху колониальных захватов, осуществляемых европейскими государствами. Для держав, ведущих колониальную торговлю, Россия была весьма привлекательна благодаря волжскому водному пути, который связывал Балтику с Каспием и странами Востока, сулившими несметные богатства. В 1612 году в английский Государственный совет было представлено «Предложение о подчинении Русского Севера». В проекте указывалось, что, если Англия овладеет землями между Архангельском и Волгой или установит протекторат над водным путем до Каспия и обретет свободу торговли, то это будет весьма удачное предприятие. Все новых сторонников феодальной колонизации русских земель насильственными методами приобретали и польские паны.

В Европе многим казалось, что колонизация России может быть осуществлена малой кровью. При этом проводились прямые аналогии с колониальными захватами в Новом свете.

Поляки в основном вели переговоры с представителями русского боярства в центре, а шведы и англичане ориентировались на подчинение отдельных регионов.

Основная ставка в проектах захвата российских земель и колонизации всей страны делалась на соглашение с представителями русских правящих кругов. В английском проекте говорилось, что в России прекратилась династия, уничтожено боярство, а среди населения идет брожение.

Русская верхушка стремилась к сохранению существующих феодальных порядков и ради этого готова была пригласить на московский престол члена правящей династии другой страны. Попытки заключить договор с иностранцами об избрании на московский престол представителя чужеземной династии предпринимались от лица «всей земли», то есть от всех слоев неподатного населения из всех районов страны. Соответствующие решения выдавались за решения сословного представительства. Отщепление от России части ее владений становилось возможным и из-за территориального сепаратизма отдельных районов, имевших особые экономические интересы.

В то же время не следует преувеличивать возможность реализации проектов колонизации России. Английский проект не нашел поддержки правительства и имел частный характер. Польские политики также неоднозначно оценивали планы колонизации России.

Все эти разговоры продолжались вплоть до формирования народного ополчения Минина и Пожарского и окончания смуты.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >