Проза первой половины 1920-х годов

Первая половина 1920-х гг. отмечена сменой действующих лиц на литературной сцене: на передний план выходит литературная молодежь (Л. М. Леонов, М. А. Булгаков, Л. Н. Сейфуллина, А. Г. Малышкин, Б. А. Лавренев, Вс. В. Иванов, И. Э. Бабель, В. А. Каверин, Л. Н. Лунц, В. П. Катаев и др.). Одни только начинают свое приобщение к культуре, другие по праву ощущают себя наследниками культуры XIX - начала XX вв. В пору творческой активности вступают писатели, начавшие свой творческий путь еще до революции: Б. А. Пильняк, А. С. Неверов, А. Грин, И. Г. Эренбург, Е. И. Замятин, М. М. Пришвин, А. Н. Толстой, Б. Л. Пастернак. Рождается "новый Горький". Среди эпических жанров в этот момент лидируют повесть и рассказ.

Повесть и рассказ

Писатели обращаются к прошлому ("Мои университеты" М. Горького, "Детство Никиты" А. Н. Толстого, "Анна Тимофеевна" К. А. Федина и др.) или делают попытку с помощью ретроспекций рассмотреть настоящее в исторической перспективе ("Петушихинский пролом" Л. М. Леонова, "Виринея" Л. Н. Сейфуллиноп и др.). Повесть воссоздает перипетии гражданской войны ("Падение Дайра" А. Г. Малышкина, "Партизанские повести" Вс. В. Иванова), "пролом" в жизни деревни ("Петушихинский пролом" Л. М. Леонова, повести "Перегной" и "Виринея" Л. Н. Сейфуллиной, "Андрон Непутевый" А. С. Неверова). Описывает судьбы детей ("Правонарушители" Л. П. Сейфуллиной, "Ташкент - город хлебный" А. С. Неверова) и тернистый путь интеллигента в пору революции ("Конец мелкого человека" Л. М. Леонова, "Zoo, или Письма не о любви" В. Б. Шкловского и его же "Сентиментальное путешествие", повествующее как о географических, так и об идейных скитаниях интеллигента в гражданскую войну). В центре внимания находятся вечная драма любви в трагических обстоятельствах времени ("Сорок первый" и "Звездный цвет" Б. А. Лавренева), детское восприятие мира, структура сознания ("Котик Летаев" А. Белого), вхождение ребенка в мир ("Детство Люверс" Б. Л. Пастернака), трагикомические аспекты вторжения в естественное течение жизни (повести М. А. Булгакова, В. А. Каверина, Л. Н. Лунца).

Одной из наиболее распространенных форм повествования, создающих обобщенную картину мира, становится героико-революционная повесть. В начале 1920-х гг. этот жанр представлен такими яркими явлениями, как "Падение Дайра" (1921 - 1923) А. Г. Малышкина и "Партизанские повести" (1921 - 1922) Вс. В. Иванова, повестями Б. А. Лавренева "Ветер" (1924) и "Сорок первый" (1924). Чем ближе повесть данного типа к реалиям времени, чем активнее ее автор вводит в текст "сырые" явления (документы, голоса действительности), чем охотнее пользуется хроникальным типом сюжета, тем сильнее в ней тяготение к условности, символизации, художественному заострению и преувеличению. Пафос единения людей, связанных общим стремлением к преображению действительности, и выход вчерашнего "частного" человека в сферу исторической жизни активизировали в жанровом сознании эпохи героические начала, побудили к превращению повести в масштабное повествование, где главной фигурой стал народ, данный в череде решающих событий революции и гражданской войны.

Старейшина послеоктябрьской литературы Александр Серафимович (Попов; 1863-1949) в 1922 г. начнет писать "Железный поток" героический эпос о преодолении разобщенности и рождении единой человеческой воли, одухотворенной мыслью о пересоздании мира. "Железный поток" станет знаком рождения прозы, ангажированной социалистической идеей, и будет рассматриваться в дальнейшем как классическое произведение социалистического реализма. Чередование сцен, эпизодов, кадров сопровождается движением авторской мысли, которое и обеспечивает художественную целостность произведения. Повесть такого типа синтезирует родовые начала эпики и лирики.

Внимание к теме революции и связанной с ней проблематике пройдет через всю историю русской литературы XX столетия, будет вызывать к себе интерес на каждом новом этапе развития искусства. Возникнет пласт произведений, разрабатывающих историко-революционную тему. Среди них, кроме уже названного "Железного потока" А. С. Серафимовича, такие известные произведения, как "Разгром" А. А. Фадеева, "Хождение по мукам" А. Н. Толстого, "Тихий Дон" М. А. Шолохова, "Жестокость" и "Испытательный срок" П. Ф. Нилина, "Солёная падь" и "Комиссия" С. П. Залыгина, "Старик" Ю. В. Трифонова. В произведениях А. Н. Толстого, Е. И. Замятина, Б. А. Пильняка, А. С. Серафимовича, Р. Б. Гуля, Е. Н. Чирикова предлагаются разные варианты художественной трактовки мира - уже заявившие о себе в предреволюционные десятилетия, но, как оказалось, перспективные и в новой социокультурной ситуации и обогащенные ею.

Другая тенденция, которая отвечала потребностям в аналитическом исследовании повой действительности и была связана с обращением к повседневности в многообразии ее проявлений, но вместе с тем проявляла интерес к отображению конкретных человеческих судеб, постижению сознания и психологии конкретного человека, представлена такими видами прозы, как:

  • - социально-психологическая (М. Горький, А. Н. Толстой);
  • - бытовая ("Ташкент - город хлебный" А. С. Неверова, 1923; "Виринея" Л. Н. Сейфуллиной, 1924; "Неделя" Ю. Н. Лебединского, 1921);
  • - психологическая (Б. Л. Пастернак, А. Белый);
  • - гротескная (М. А. Булгаков, Л. Н. Лунц, В. А. Каверин).

* * *

Бытовая повесть наиболее талантливо представлена А. С. Неверовым и Л. Н. Сейфуллиной - писателями из народа. В понятиях "революционный быт", "новый быт" отразилось представление о глубоких, острых конфликтах, присущих сдвинутой с привычных мест, перестраивающейся жизни. Передать этот "сдвиг" означало максимально приблизиться к самой действительности, открыть шлюзы потоку реалий, отодвинуть обобщение на второй план.

Александр Сергеевич Неверов (Скобелев, 1886-1923) создавал произведения, посвященные революции в ее крестьянском обличье. Писателю удалось запечатлеть типичные коллизии первых послеоктябрьских лет: возвращение в деревню солдат, прошедших путями войны и революции и одушевленных мыслью о новом, справедливом устройстве жизни; первые преобразования в деревне, бунтарские выступления приверженцев старого ("Андрон Непутёвый", 1923), появление в деревне женщин, отвергающих традиционные устои мира ("Марья-большевичка", 1921); испытания, которые выпали на долю русского народа ("Ташкент - город хлебный", 1923). Неверова интересуют не только сами по себе новые ситуации народной жизни, но также их влияние на сознание русского крестьянства, духовная жизнь деревни в переломную эпоху в ее трагикомическом обличье. Такой угол зрения помогает ему покинуть стан бытописателей.

В основу повести "Ташкент - город хлебный" легли драматические события 1921 г., когда к хозяйственной разрухе, явившейся следствием мировой и гражданской войн, прибавилась страшная засуха в Поволжье. Движимые голодом люди хлынули к востоку, надеясь найти спасение на плодородных землях Средней Азии. Автор проводит двенадцатилетнего героя повести Мишку Додопова через мучительные ситуации голодного года, сталкивает с непосильными для ребенка испытаниями и с человеческой щедростью тех, с кем отныне связывается в сознании героя представление о новом государстве, новой власти. Повесть строится как ряд сменяющих друг друга картин, эпизодов, а также диалогов и полилогов. Критик и издатель А. К. Воронский, увидел в новой повести, особенно во второй части, где рассказывается о том, как Мишка один бредет в степях к далекой степной станции, тяготение к универсальному обобщению, стремление к созданию символической картины:

"Не так ли шествует новая Русь Советов в поисках "града взыскующего", нового Ташкента, страны, где не будет страды людской и прежде всего детской?.."

Так в недрах бытовой повести обозначились возможность преодоления натуралистических тенденций и стремление к художественному обобщению универсального типа.

Лидия Николаевна Сейфуллина (1889-1964) вместе с Всеволодом Ивановым открыла читателю совершенно новую для него страну, простирающуюся от Урала до Саянских хребтов. Но Сейфуллина вместо экзотической сибирской деревни Иванова показала деревню в ее обычной бытовой конкретности и тем сильнее подчеркнула подвижность границ между историей и бытом революционной эпохи. Наибольшая удача Сейфуллиной - повесть "Виринея" (1924), создав которую писательница сделала шаг от нравоописания к анализу характера, исследованию человеческой судьбы. Повесть дает представление о судьбе деревенской женщины в широкой временной перспективе: действие ее начинается еще до империалистической войны. Виринея, сибирячка, киржачка, невенчанная жена слабосильного Васьки, томится от избытка сил, не находящих выхода. Она обладает мужеством выбиться из привычной колеи, пойти наперекор предрассудкам и традициям, но ее душа, сорвавшись с якорей, несется по бурному житейскому морю и может сгинуть в нем, не оставив иного следа, кроме скандальной славы. Виринея предстает перед читателем и в ситуации бунта против судьбы, и в размышлениях о жизни и смерти, и в отношении к любви, материнству, и в суждениях о законах мироустройства, и в тоске о полноте жизни, и в момент обретения счастья.

По словам А. К. Воронского, Сейфуллина "сумела посмотреть на деревню глазами деревенской простонародной женщины <...> как человек, в жилах которого течет кровь тех же Артамонов".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >