Можно ли сравнить между собой роль пространства, времени, движения и материи в разных картинах мира?

Важнейшими понятиями в определении качественной особенности той или иной картины мира выступают характеристики пространства, времени, движения и материи. Рассмотрим их в отдельности.

Если обратиться к истории многообразных толкований пространства и времени на протяжении культурной эволюции человечества, то можно выделить ряд концепций, которые принадлежат разным направлениям философской мысли, а затем, сопоставив их между собой, найти «общий» взгляд.

Так, направление объективного идеализма, которое в целом основывается на интуитивном постижении реальности, воспринимает пространство и время как продукт божественного творчества, в чьих границах и проявляется благое всемогущество, предназначенное для познания человеком. В философии Платона и Плотина пространство и время становятся результатом эманации сверхсущего Блага, которое, изливая свою энергию вовне, оформляет собой шарообразный космос. Границы этого космоса являют собой его пространство, а время в нем представляет подвижный образ вечности. Гегель полагал, что «мы не можем обнаружить никакого пространства, которое было бы самостоятельным, ибо, будучи всегда наполненным, оно определяет размеры своего содержания». В отношении времени он утверждал: «...Не во времени все возникает и проходит, а само время есть это становление, есть возникновение и прохождение». Обобщая многочисленные подходы объективного идеализма, можно сказать, что пространство и время - это результат самоограничения всемогущей бесконечности высшей личной или безличной божественной реальности.

В рамках научного (диалектического) материализма природу пространства и времени отражает релятивистская концепция, с точки зрения которой объективная реальность представляет собой нераздельную связь пространства, времени, движения и материи, которые образуют единый континуум. Здесь пространство - это такое бытие материи, которое выражает ее протяженность, структурность, оформленность. А время - это такой вид бытия материи, который характеризует длительность существования всех объектов и последующие смены состояний. Значительный вклад в развитие представлений о связи пространства со временем и материей внес Н. И. Лобачевский, высказавший предположение о существовании таких свойств пространства и времени, которые не описывались Евклидовой геометрией. А именно: что свойства пространства не являются всегда и везде одинаковыми и неизменными. Они изменяются в зависимости от свойств материи. Общая теория относительности А. Эйнштейна вскрыла непосредственную связь пространства и времени с движущейся материей. Фундаментальный вывод этой теории гласит, что и пространство, и время не существуют без материи. Сам Эйнштейн упрощенно объяснял свою теорию так: «Раньше считали, что если каким-нибудь чудом все материальные вещи исчезли бы вдруг, то пространство и время остались бы. Согласно же теории относительности вместе с вещами исчезли бы и пространство, и время».

Для всей субъективно-идеалистической линии философии природа пространства и времени обязана своим происхождением рефлексии, то есть внутреннему опыту, который находит свое выражение в ощущениях субъекта. Поэтому Кант, например, трактует пространство и время как априорные, то есть доопытные формы чувственности, благодаря которым познающий субъект начинает оформлять образ мира для самого себя, так как в целом мир остается непостижимой для познания «вещыо в себе». На протяжении полутора веков (от Дж. Беркли до Э. Маха) выдвигаются убеждения, что пространство и время - это формы упорядоченных рядов ощущений. Иначе говоря, они не имеют реального существования, а остаются лишь субъективным способом переживания мира. Поэтому время представляет категорию восприятия событий, а пространство - категорию восприятия вещей.

С точки зрения стихийного материализма природа пространства и времени обязана границам превращений в свои модификации одной или нескольким природным стихиям. Для Гераклита мир есть состояние огня, который переходит из одной формы в другую. Продолжительность жизни этой формы может быть измерена временем. Для механического материализма, представленного философией Ньютона или геометрией Евклида, свойства пространства и времени неизменны и, будучи независимыми друг от друга, определяют две различные субстанции. Из такого пространства и времени можно убрать все материальные тела, однако это никак не повлияет на характеристики субстанций, ибо они полностью автономны.

Рассмотрим теперь разные представления о движении. В рамках объективного идеализма, например, у Платона и Плотина, источником и природой всех форм движения становится божественное истечение эманации, которая, переливаясь через край сверхсущего Блага, оформляет собой как рождение низшего из высшего, так и цикличную эволюцию всех форм движения в космосе. Аристотель источником всех форм движения считал божественный перводвигатель, энтелехией которого выступал мир. Энтелехия объединяла все формы движения, к коим Аристотель относил возникновение, уничтожение, изменение по качеству, увеличение, уменьшение, перемещение. Христианство вооружилось концепцией эманационной природы движения, дополнив ее свободной волей личного творца - промыслом, заставляющим неодушевленные вещи изменяться и перемещаться.

Для научного (диалектического) материализма движение - это сущностный атрибут материи, способ ее существования: без движения нет материи, без материи нет движения. Поэтому движение, как и материя, - несо- творимо и неуничтожимо. Одни формы материи превращаются в другие, создавая в пространстве временно существующие тела. Самые общие представления о движении материального мира и его атрибутов: природы, общества и мышления - отражены в диалектических законах: единство и борьба противоположностей, переход количества в качество и отрицание отрицания. Все они приходят к важному результату: абсолютный покой в материальном бытии невозможен, он может принимать лишь относительные формы.

Для субъективного идеализма природа движения в целом сводится к концепции изменяющихся по силе и качеству индивидуальных ощущений, за которыми стоит либо непознаваемый мир, либо вовсе его отсутствие. Причиной же движения чувств или ощущений в душе человека может выступать либо непроглядная бездна его собственной природы, либо Бог. В психоаналитической традиции, представленной Юнгом, источником движения чувств становятся архетипы человека, в которых накоплен богатый опыт предыдущих поколений, бессознательно толкающих человека к деятельности и высшей форме ее существования - творчеству.

Представители стихийного материализма под движением подразумевают перемещения в космосе природных стихий, которые, заставляя вращаться звезды, предопределяют движение всех материальных тел, остающихся крайней формой концентрации какой-либо природной стихии. Материалисты XVII и XVIII веков рассматривали движение исключительно в его механической форме, а все изменения, происходящие в природе, независимо от их сложности и специфики, сводились к пространственному перемещению тел или составляющих эти тела частиц. Например, Декарт считал, что движение - это «перемещение одной части материи или одного тела из соседства тех тел, которые непосредственно его касались, в соседство других тел» (Декарт. Избранные произведения. - М., 1950. - С. 477). Похоже определял движение и Гоббс: «Движение есть непрерывная перемена места, то есть оставление одного места и достижение другого места» (Гоббс Т. Избранные сочинения. - М. - Л., 1926. - С. 77).

Обратимся теперь к природе материи, как ее понимали в разных философских направлениях. Многочисленные концепции происхождения материи принадлежат объективному идеализму, среди наиболее популярных выделим отношение к ней Упанишад, веданты. Индийская идеалистическая мысль чаще всего считала материю и все, что из нее состоит, «майей» - иллюзией, массовой галлюцинацией, которые в невежественном сознании порождали всеобщее заблуждение, полагая материю реальностью. В то время как на самом деле материя - сон Бога, чье сновидение люди легкомысленно принимают за реальность. Но стоит только проснуться Богу, и материя - «майя» исчезает, как исчезают сновидения пробудившегося человека. У Платона материя - вечная субстанция - «хора», которая, подобно Пракрити и Пуруше в санкхье, является самостоятельной и не зависящей от божественных идей субстанцией. Но если в индийской санкхье Пракрити и Пуруша соединяются спонтанно, то у Платона их объединяет демиург - мастер. Для Плотина материя - эго остывшая и отяжелевшая эманация, то есть энергия Блага, которая, «окостенев», превратилась в универсальный строительный материал. И, наконец, в христианской философии Бог творит материю из «ничто», следовательно, она является инобытием Небытия и на ней лежит печать вины грехопадения Адама.

Для научного (диалектического) материализма определение материи дал Ленин, опирающийся на материалистическую традицию французских философов XVIII века. Он сформулировал, что материя есть философская категория, обозначающая объективную реальность, данную человеку в ощущениях, которая, копируясь и фотографируясь, существует независимо от его воли.

Субъективный идеализм в лице Беркли полагал, что материя - это слово, за которым ничего не стоит. Ибо все есть только совокупность внутренних ощущений человека, которую, обобщая, назвали словом «материя», сделав, таким образом, уступку агрессивной и невежественной толпе, не мыслящей своего существования без «сказок». Для Шопенгауэра материя - это ненасытная мировая Воля, которая, дробя себя на части - субъективные сознания, возбуждает в них воображаемый мир, исцеление от которого может быть только в самоуспокоении, напоминающем буддийское «угасание», нирвану.

Наконец, для стихийного материализма материя представляет собой овеществление одной или нескольких природных стихий, то есть собирательный образ воды, воздуха, земли, огня, эфира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >