Творчество, юмор и красота

В качестве примеров творческих актов, результатом которых является удачное соединение явно удаленных (в понимании большинства людей) понятий, можно привести целый ряд смешных выражений. Скажем хрестоматийные: "Копатьтраншею от столба и до обеда" или "Танки выступают небольшими группами по два-три человека", или "Командиры батальона пешком не ходят, они берут с собой ГАЗ-69 или зампотеха", или "Опять сапоги не чищены? Сапоги надо чистить с вечера, чтобы утром одевать их на свежую голову".

Анализ подобных выражений всегда выявляет существование неожиданной, ранее не приходившей в голову, но в принципе верной связи между, казалось бы, совершенно разными понятиями. Таким образом, можно предположить, что в результате генерации или прочтения таких выражений в мозгу человека возникают (проторяются, образуются) новые оригинальные, нестандартные связи. Можно полагать, что именно сочетание нестандартности и принципиальной верности выражений данного типа, с одной стороны, является основой творчества, а с другой - причиной их юмористичности.

Получается, что в ряде ситуаций наличие юмора при обязательном условии верности высказывания представляет собой критерий наличия творчества. Можем сформулировать критерий: "Если смешно, значит есть элемент творчества". Этот критерий, по-видимому, не абсолютный. Кроме того, он не действует в обратную сторону: наличие творчества совсем не обязательно вызывает смех, хотя часто вызывает другие сильные чувства, например восхищение или зависть.

Несоответствие баз знаний, "атомов" знаний, типов умозаключений и правил вывода может оказаться одной из существенных причин непонимания не только серьезных вопросов, но и юмора. Когда о человеке говорят, что ему трудно объяснить, в чем заключается элемент смешного в некотором высказывании, это может означать, что у рассказчика и слушателя разные базы знаний. Поэтому рассказчик, если хочет, чтобы "юмор дошел до слушателя", должен найти, нащупать у слушателя элемент знаний, отсутствие которого делает невозможным понимание ситуации.

С другой стороны, быстрая и адекватная реакция слушателя на смешное, способность увидеть даже мелкие, с точки зрения большинства "непосвященных" (т.е. людей, обладающих несколько другими базами знаний), смешные нелепости часто объединяет людей, делает их обшение более доверительным. Более того, одинаковое или сходное понимание юмора неосознанно оценивается людьми как прогноз близости интересов, жизненных ценностей и подходов к решению деловых задач. Сходство чувства смешного, таким образом, представляет собой некоторый достаточно тонкий критерий, пароль сходства не только баз знаний, но ценностных приоритетов, моральных и нравственных норм людей. Действительно, будет ли некоторое высказывание смешным или циничным, грубым или забавным, неприличным или точно отражающим суть дела, зависит от тонких нюансов длительного процесса воспитания человека и в общем случае даже от его культуры.

Таким образом, наличие элементов юмора является следствием устаноатения индивидуальной структуры семантических сетей, в рамках которых устанаативаются связи между разными атрибутами (характеристиками) понятий. Индивидуальность структуры, в частности, связана с различной приоритетностью связей. Это можно проиллюстрировать графически (рис. 4.31). Действительно, у каждого из понятий, входящих в структуру участка семантической сети, существует множество атрибутов (свойств, характеристик). Кроме того, все эти атрибуты каждого понятия (узла сети)

упорядочены в соответствии со сложной системой приоритетов, которая говорит о том, какие свойства являются более существенными, часто употребляемыми в той или иной ситуации.

В модельном плане можно считать, что порождение нового осмысления, иногда расцениваемого как неожиданное и смешное, происходит, когда "открываются" маловероятные, до сих пор низкоприоритетные связи между узлами сети. Например, на рис. 4.31 такими неожиданными являются связи с, <1, формирующие цепочку понятий А, В, В.

Другая схема порождения нового, неожиданного смысла связана с тем замечательным фактом, что многие, если не большинство понятий русского языка, имеют два (иногда более) смысла и поэтому могут употребляться в совершенно неожиданных сочетаниях. Другими словами, могут образовывать связи с понятиями, казалось бы, удаленных ядер знаний. Особенно четко это просматривается при использовании жаргонной речи, примерами могут быть самые ходовые слова, такие, как "парить", "мочить", "лепить", "сечь" и т.д. и т.п.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >