Взаимосвязь философии и науки

В истории философии никогда не существовало некоей единой, одинаково понимаемой философии науки. Философия плюралистична по своей природе, это для нее необходимое условие бытия. Существует множество концепций истории и философии науки. Это есть следствие того, что каждая из них (кантианская, гегельянская, марксистская, позитивистская, натурфилософская, гуссерлианская, прагматическая, конструктивистская, аналитическая, постмодернистская) есть применение объяснительного ресурса той или иной философии к пониманию науки и научного познания.

Это, понятно, не простое механическое наложение общих философских схем на материал науки, а всегда творческий синтез философского и частнонаучного знания. Но суть от этого не меняется: определяющим элементом любой философии науки является предпочтение, оказываемое некоторой общей философии (материализму, идеализму, эмпиризму, философии культуры, трансцендентализму, философии жизни, структурализму, позитивизму, аналитической философии, прагматизму и т.д.). Так что ожидать, что существует, возможна или должна быть какая-то единая, для всех приемлемая философия науки — верный путь загнать себя в тупик иллюзий.

Но существует ли все же общая, инвариантная часть содержания философии науки? Здравый реализм позволяет утвердительно ответить на этот вопрос. Сформировать такую консенсуально приемлемую часть философии науки можно при обсуждении таких проблем, которые:

1) постоянно воспроизводятся в большинстве философий науки, независимо от конкретных решений; 2) являются актуальными для понимания не только истории, но и сегодняшнего состояния и возможного будущего философии науки.

А это возможно только в том случае, если идти от самой науки и ее стремления познать себя своими собственными методами, т.е. на пути сближения философии науки и общего науковедения. Сближения, но не отождествления, что значит широко использовать результаты различных науковедческих дисциплин (истории науки, социологии науки, психологии науки, логики науки, методологии науки, экономики науки, научной политики и т.д.) при построении философских моделей науки.

Понимание философии науки, ее предмета зависит от решения вопроса о соотношении и взаимодействии философии и науки. Но прежде необходимо уяснить природу философского и научного знания, а также поставить ряд фундаментальных вопросов. Как возможны философия и наука? Является философское знание априорным или апостериорным, обобщающим или конструирующим, аналитическим или синтетическим? Опирается философия на содержание науки или на весь совокупный опыт освоения человеком действительности, в том числе и на вненаучное знание? Является научное знание результатом эмпирического накопления данных или этому всегда предшествует гипотеза, направляя и интерпретируя их? Как и за счет чего открываются научные законы и теории? Способна ли эмпирия доказать истинность научной теории или хотя бы сделать ее вероятно истинной? Является ли индукция законной операцией с логической точки зрения? Используются ли философские идеи в процессе обоснования и принятия фундаментальных научных гипотез и теорий и насколько необходим философский когнитивный ресурс для развития науки? Возможна ли философия как наука и какой позитивный смысл заложен в понятии «научная философия»? Что означает постоянное и все увеличивающееся в ходе развития науки множество конкурирующих программ, относящихся к описанию и объяснению не разных, а одной и той же предметной области? Плюрализм в науке — это закономерное, неизбежное или случайное и преходящее ее состояние?

Эти вопросы составляют основное содержание проблемы соотношения философии и науки.

Философия и наука — органические элементы более широкой реальности — культуры как совокупности всех способов освоения человеком окружающего мира, как тотального опыта взаимодействия с ним и адаптации к нему. В рамках культуры философия и наука влияют друг на друга, но и испытывают воздействие других элементов культуры: обыденного опыта, искусства, морали, права, религии, экономики, политики, материальной деятельности и т.д. Хорошо известны примеры воздействия религии на философию и науку в Средние века, необходимости экономического и политического развития в эпоху Возрождения и т.д. В то же время культура не отменяет внутренней логики развития философии и науки.

Для философии науки важна тема «наука и культура». Ее центральный вопрос — может ли быть адекватным основанием развития культуры ее ориентация на естествознание и технические науки? Или необходима интенция и на взаимодействие естественных и социальногуманитарных наук? Это вопрос о науке как факторе развития культуры, об обеспечении высокоадаптивного качества социума. Отсюда — проблема сциентизма и антисциентизма, которая широко обсуждается в СМИ и служит идейной основой ряда протестных общественных движений: анти—и альтерглобализма, зеленых, экологизма, нового гуманизма и т.д. В условиях масштабного развития военных вооружений актуальным является этический и экологический контроль со стороны общества. От степени взвешенности решения этих проблем зависят судьбы человечества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >