КОММУНИКАТИВНОСТЬ В СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНОМ ЗНАНИИ

Коммуникативность в научном познании

Гуманитарный познавательный акт — всегда встреча двух субъективных миров, двух сознаний — автора и адресата. Спецификой сознания адресата (реципиента-акцептора) является его творческая сущность: адресат не может быть пассивным, он включен в познавательное отношение как соавтор. Поэтому продукт социально-гуманитарного познания — всегда со-творчество, со-переживание, со-деятельность, со-знание.

Творческая природа реципиента-акцептора объясняет феномен обновления, круговорота смыслов субъектов социально-гуманитарных, которые живут динамичной жизнью, испытывая тягость беспрестанного переосмысления. Гуманитарное как реальность, субстанция подвержено измерению двух типов времен: малого — смыслы, рождаемые современностью, ближайшим обозримым прошлым и будущим и уходящие вместе с ними, и большого — бесконечный и незавершаемый диалог, в котором ни один из смыслов не гибнет, составляя общечеловеческое достояние.

Таким образом, познание вообще и социально-гуманитарное, в частности, диалогично и коммуникативно по своей сути.

Коммуникация относится к онтологическим основаниям человеческого бытия и полагания мира, наряду с двойственностью полов, сознанием, языком, трудом, игрой, волей, интеллектом, любовью, смертью. Она является фундаментальным моментом, основанием возможности человека, с одной стороны, и его конечности как таковой — с другой. Как онтологическая форма она охватывает человеческую жизнь до самых глубин и существенно определяет бытийный склад человека, а также его способ понимания бытия.

Согласно Н. Луману, коммуникация есть триединство информации, сообщения и понимания.

Коммуникационный аспект науки выражает социокультурную природу научно-исследовательской деятельности, включенность науки в культуру. Коммуникации в науке складываются в систему различных межличностных, массовых формальных и неформальных, устных и письменных связей и отношений. Они предстают как феномен, чутко улавливающий и фиксирующий изменения ценностных ориентаций научных сообществ, смену парадигм, исследовательских программ, динамику в обществе и культуре в целом.

Таким образом, система коммуникации отражает: 1) изменения как внутри самого знания, так и в социокультурной среде ученых; 2) социально опосредованный характер научного познания. Коммуникация исторична по своему существу.

В процессе коммуникации происходит обмен идеями, смыслами, движение семантической, эмоциональной, вербальной и других видов информации. Образуется широкое коммуникативное поле, границы которого совпадают с границами самого общества и простираются как в прошлое, так и в будущее. Коммуникация может осуществляться в режиме как положительной, так и отрицательной обратной связи.

В коммуникации нет изначальной интенции к консенсусу. В этом смысле коммуникация — это довольно зашумленная сфера, наполненная выбросами разных энергий. Возможна ситуация коммуникативной энтропии (хаоса, распада).

Коммуникация не может быть формализована полностью, Тем не менее многие ее стратегии ориентированы именно на выработку успешных алгоритмов воздействия. Известный отечественный методолог Г. Щедровицкий выделил три типа коммуникативных стратегий: 1) презентация; 2) манипуляция; 3) конвенция.

Презентация означает высвечивание, демонстрацию основных содержательных и смысловых характеристик и их объективное выражение.

Манипуляция есть навязывание адресату внешней для него цели, использование скрытых механизмов влияния и действия, разрушающих коммуникативное понимание, формирующих пространство некомпетентности.

Конвенция направлена на достижение соглашения и партнерство при решении интерсубъективных проблем.

За пределами этих и других стратегий и алгоритмов в коммуникации находятся не формализуемые и трудно рационализируемые феномены, относящиеся к интуиции, озарению, инсайту, опыту, мудрости и т.п.

Общая структура коммуникации включает: 1) отправителя информации — коммуниканта (в социально-гуманитарном познании — автора); 2) сообщение (как передача); 3) реципиента (адресата, получателя информации, который в случае социально-гуманитарного познания обретает какое-либо понимание).

В процессе коммуникации важны коммуникативные ключи, отличающиеся целесообразностью и функциональностью. Без них не может быть коммуникативного акта. Иначе говоря, бред, не имеющий коммуникативных ключей, не может считаться коммуникативным актом.

Основные классификации коммуникации:

по организационным формам: а) деловая, б) совещательная, в) презентационная;

по типу протекания: а) монолог, б) диалог, в) полилог;

по характеру взаимодействия участников: а) противоборство; б) компромисс; в) сотрудничество; г) уход; д) нейтралитет.

Человек с момента рождения попадает в сеть непосредственных коммуникативных отношений, свойственных данной культуре. Становление его сознания немыслимо вне коммуникативных воздействий. Познавательный процесс имеет коммуникативную природу, которая может проявляться и опосредованно — через книги, учебники, опред- меченные ценности культуры и продукты человеческого гения и т.д.

В процессе профессиональной коммуникации, формальной и неформальной, непосредственной и опосредованной происходит социализация и становление ученого как субъекта научной деятельности, Происходит усвоение им не только специального знания, но и самого видения (парадигмы), традиций и системы предпосылочного философско-мировоззренческого знания. Одновременно происходит и стратификация научного сообщества, что обусловливает доминирование тех или иных концепций, подходов, направлений научных исследований.

Особенность коммуникации в науке состоит в том, что она ориентировано на поиск взаимопонимание между учеными и лишь затем — на результат, знание. Отсюда вопрос: какими эпистемологическими возможностями обладают научные коммуникации?

В первом приближении можно выделить следующие функции коммуникации, влияющие на ход научно-познавательной деятельности и познания.

  • 1. Оформление знания в виде объективированной системы — текста, т.е. формальная коммуникация.
  • 2. Применение принятого в данном научном сообществе унифицированного научного языка, стандартов, формализаций и т.п. для объективирования знания.
  • 3. Передача системы мировоззренческих, методологических и иных стандартов, норм и принципов.
  • 4. Передача способа видения, парадигмы, научной традиции, неявного знания, т.е. знания, которое в силу своей природы не может быть объективировано в научных текстах и усваивается учеными только в совместной научной поисковой деятельности.
  • 5. Реализация диалогической формы развития знания и применение таких коммуникативных форм знания и познания, как аргументация, обоснование, объяснение, опровержение, доказательство и т.д.

Таким образом, профессиональная коммуникация расширяет средства и формы научно-исследовательской деятельности.

Важный аспект проблемы — связь коммуникативной научно-исследовательской деятельности и истинности знания. Истинное знание есть результат активности субъекта, включающей: выделение объекта, создание и применение средств и методов его исследования, описания, объяснения, критико-рефлексивные процедуры, трансляцию знаний. Все эти процедуры реализуются в коммуникации реальным конкретноисторическим субъектом в рамках конкретного научного сообщества. Поэтому истина дана не только и не столько сознанию субъекта, сколько научному сообществу, а сам феномен коммуникации есть бытийное основание рациональности.

От коммуникации в науке никуда не деться. Даже внешне строгая безличная форма подачи материала предполагает, что этот материал будет понят читателем. Не говоря уже о том, что за операционально- стью таких методов, как аргументация, доказательство, обоснование, объяснение и т.п., содержащихся в этом материале, стоят реальные процедуры убеждающей и объясняющей деятельности. Операциональ- ность именно это и предполагает. Именно в этих методах отражается диалогичность и коммуникативность научно-исследовательской деятельности, содержатся «свернутые» диалоги и коммуникация.

Универсальные средства фиксации эпистемологической роли коммуникации — идеалы и нормы научного исследования. Они определяют образцы теории, метода, факты, доказанности, обоснованности, аргументированности знания, способы организации знания и деятельности. Но они могут институализироваться и затем транслироваться только через коммуникации и благодаря им — в процессе совместной деятельности, через тексты или неформальные коммуникации. Именно через коммуникацию нормы и результаты, выработанные отдельным исследователем или научным сообществом, социализируются и обретают статус норм и идеалов, переходя в исследовательские программы, определяя выбор публикаций, через специальную и учебную литературу проникая в культуру в целом.

Таким образом, коммуникации в науке реализуют свои конструктивно-познавательные функции.

Другое универсальное средство фиксации эпистемологической роли коммуникации — научные тексты (формальная коммуникация). При всей важности неформальных и непосредственных коммуникаций тексты не утрачивают своей роли в науке. В них коммуникация реализуется в своем прямом виде. Однако их характер, компоненты должны меняться в зависимости от особенностей профессиональной коммуникации, степени его организованности, традиций, согласия или несогласия в научном сообществе и т.д. Особенно это относится к концептуальным и доконцептуальным, часто внелогическим, предпосылкам знания, которые варьируются именно в зависимости от коммуникации.

Еще одна проблема — зависимость типа и форм рациональности в науке от феномена коммуникации (общения). Сегодня отчетливо просматривается тенденция расширения представлений о рациональности науки и условиях ее реализации. Рациональность не только не отождествляют с концептуализацией вообще и логизацией в частности, но и подключают различные факторы вненаучного порядка — метафоры, герменевтические и этические компоненты. Решение проблемы рациональности предполагает учет влияния на научное знание не только активности отдельного ученого, но и коммуникативных процессов, происходящих в научном сообществе. Поэтому наука должна учитывать также и этику, поскольку именно этические нормы организуют общение ученых, создают условия для объяснения, обоснования, аргументации, тем самым обеспечивая рациональные, когнитивные процессы в научной деятельности.

В 2004 г. в России была опубликована книга двух журналистов- англичан Дэвида Эдмондса и Джона Айдиноу под названием «Кочерга Витгенштейна». Эта книга о многом: об ассимиляции евреев в Вене в 1920—1930 гг., и аберрации памяти под воздействием стресса, и яркие портреты преподавателей философии в Кембридже до и после Второй мировой войны и т.д. Но в центре книги — спор двух крупных философов XX в. — Людвига Витгенштейна и Карла Поппера — по некоторым проблемам лингвистической философии. Спор длился 10 минут, сопровождался взаимными оскорблениями и размахиванием кочергой для камина Л. Витгенштейном и закончился неприятной сценой его ухода с хлопаньем дверью. Вряд ли в споре были выигравшие. Просто коммуникация не получилась. В философии и науке нередко бывает и так.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >