ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, ХРОНОТОП В СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУКАХ

Пространство, время: классические представления и их динамика

В эпистемологии, сформировавшейся под влиянием идей Р. Декарта и И. Ньютона, вневременность, внеисторичность, внепространствен- ность знания принимались как условия истинности и преодоления релятивизма. Сегодня, согласно И. Пригожину и И. Стенгерс, происходит своего рода «концептуальная революция» — «наука вновь открывает для себя время».

Противопоставление этих «двух культур» в большой мере имеет своим основанием: 1) вневременной подход классической науки; и 2) ориентированный во времени синергетический подход науки, в том числе социально-гуманитарных наук. Изменение отношения к роли и смыслам времени ставит и перед эпистемологией задачу заново освоить понятия пространства и времени в контексте новых представлений о познании.

В традиционной теории познания, складывавшейся под влиянием идеалов, критериев, образцов естествознания, по существу, отвлекались от времени и пространства. Как и в лежащей в ее основании ньютоновской картине мира, любой момент времени в прошлом, настоящем и будущем был неотличим от любого другого момента времени. Так же и любая точка в пространстве неотличима от любой другой точки пространства.

Соответственно рассмотрение чувственного и логического познания, категорий субъекта и объекта, природы истины и других проблем осуществлялось в теории познания, как правило, без учета времени и пространства. Это означало, что от всех временных и пространственных признаков, свойств, определяемых временем и пространством, отвлекались, «очищая» познание, еще с эпохи Р. Декарта, от всех изменяющихся, релятивных моментов. Изменение познания во времени — историчность — рассматривали за пределами собственно теории познания, преимущественно в истории науки, истории философии или в антропологических исследованиях.

Чтобы рассмотреть использование понятий пространства и времени в социально-гуманитарных науках, обратимся к некоторым исходным положениям.

Человек в своей повседневности воспринимает мир на чувственносозерцательном уровне, где материя, движение, пространство и время не отделены друг от друга. Никто и никогда не воспринимал ни чистого пространства, ни чистого времени, ни материальных предметов вне пространства и времени. Но философия и наука на протяжении всей истории пытались понять, что есть пространство и время как таковые.

Много веков господствовал субстанциональный подход, когда время и пространство рассматривались как самостоятельные «чистые» сущности, независимые друг от друга и материи. Время трактовалось как «длительность», пространство — как «вместилище тел».

Одним их первых в философии такие представления подверг критике В. Лейбниц, показавший, что время — это внутренняя характеристика движения, безотносительная к его измерению, т.е. особая форма связи вещей.

Г. Гегель усилил эту критику, придя к выводу о тесной связи материи, пространства и времени: «Мы не можем обнаружить никакого пространства, которое было бы самостоятельным пространством; оно всегда есть наполненное пространство и нигде не отличается от своего наполнения» и «не во времени все возникает и преходит, а само время есть это становление, есть возникновение и прехождение». Это было сказано за 100 лет до А. Эйнштейна.

Естественнонаучные аргументы в пользу этой точки зрения стали складываться лишь в начале XX в.

В специальной теории относительности (1905) А. Эйнштейн установил, что геометрические свойства пространства и времени зависят от распределения в них гравитационных масс: вблизи тяжелых объектов геометрические свойства пространства и времени начинают отклоняться от эвклидовых, а временная темпоральность замедляется.

Общая теория относительности (1916) показала зависимость пространственно-временных свойств от скорости движения и взаимодействия материальных систем: при приближении скорости движения тел к скорости света их масса увеличивается, а временные процессы замедляются. А. Эйнштейн пояснял: «Суть такова: раньше считали, что если каким-нибудь чудом все материальные вещи исчезли бы вдруг, то пространство и время остались бы. Согласно же теории относительности вместе с вещами исчезли бы и пространство и время».

Здесь необходимо поочередно рассмотреть понятия объективного и субъективного времени, затем пространства и хронотопа.

Объективное времяэто форма бытия материи, характеризующая длительность существования всех объектов, последовательную смену их состояний, то есть изменение и развитие.

Время образует не только временной порядок, но и выражает причинный строй Вселенной. Всеобщность времени означает, что оно свойственно всем структурам универсума, но на каждом уровне организации материи оно проявляет себя специфично. В связи с этим говорят о времени микро-, макро— и мегамира, живой материи (биологическое и психологическое время) и социально организованной материи (социальное, историческое, экзистенциальное время).

Объективность времени означает, что оно пронизывает все структуры универсума, независимо от возможности восприятия или отсутствия таковой.

Существуют метрические и топологические свойства времени.

Метрические свойства — длительность, мгновение. Мгновение — далее нерасчленимый квант длительности. Длительность — совокупность мгновений, заключенная в интервале между начальным и конечным мгновениями существования объекта, то есть продолжительность существования объекта. Мгновение и длительность — неразрывные, взаимообусловливающие и взаимоотрицающие характеристики времени.

Топологические свойства[1] — однонаправленность (векторность), одномерность, необратимость. Эти свойств до сих пор не получили достаточного обоснования.

Время — уникальный феномен. Его можно описывать по-разному, но наиболее заметны два способа: а) прошлое-настоящее-будущее; б) раныпе-одновременно-позже. В первом присутствует субъективнопсихологическая окраска времени, во втором — количественный аспект. Когда нужно зафиксировать количественные параметры времени, используется второй способ. Например, говорят: «На 10 минут раньше, на 2 часа позже», и т.д. (структура языка не позволяет строить предложения типа 10 минут «прошедшее», 2 часа «будущее»).

Связка понятий «прошлое» — «настоящее» — «будущее» более пригодна для передачи психологического, качественно содержательного описания времени. Эти два временных ряда-языка (выделены в 1908 г. Д. Мак-Таггартом) позволили различить объективное и субъективное время. События, существующие в прошлом, настоящем и будущем, непрерывно меняют временную определенность: прошлые события становятся все более прошлыми, будущие — все менее будущими.

Время как метризированнная деятельность имеет огромное значение для человека. Он включен во временные процессы и как наблюдатель, и как участник. Поэтому ход и течение событий становятся во многом зависимы от него. Понятие субъективного времени, отражает эту зависимость.

Если над физическим временем человек не властен, то организация собственной жизнедеятельности, ее ритм и темп зависят от человека. Индивид раскрывается во времени, стремится использовать его с пользой, эффективно, рационально.

В ретроспекции события выстраиваются в цепочку линейной зависимости, где жестко и однозначно прослеживается связь между прошлым, настоящим и будущим. Но стоит обратить взгляд в будущее, становится ясно, что оно не является наперед заданным состоянием. Оно зависит от человеческой деятельности, его выбора. На будущее можно влиять, его можно строить и изменять. Весь экзистенциализм построен на этом. Мы не можем изменить прошлое (можем изменить его интерпретацию), но мы можем изменить будущее. Мы можем иметь протоколы прошлого, но не будущего.

Существование человека как сложной макросистемы, живого организма и социального существа протекает в разных временных масштабах с разными относительно друг друга скоростями при наличии единого эталонного физического времени.

Субъективное время — качественно отличная от объективного времени метризованная длительность, которая отражает в нашем сознании на основании информационного объема психологической памяти цепочку состоявшихся, существующих и ожидаемых событий и состояний. Оно психологизировано и зависит от интенсивности внутренних ощущений, опыта души, памяти, воображения человека, его темперамента.

Субъективное время, воспроизводя информационные образы, указывает не столько на физическое существование в прошлом и настоящем событий и процессов, сколько на их значение для человека.

В рамках субъективного времени различаются концептуальный и перцептуальный (от лат. perceptio — восприятие) аспекты времени. Концептуальный аспект означает отражение времени в знаниях, перцептуальный — в чувственном восприятии людей.

Субъективное время, как и объективно-физическое, имеет размерность — прошлое — настоящее — будущее. Разница в том, что в нем возможна информационно-виртуальная инверсия, когда человек реально и физически пребывая в настоящем, может окунуться в детство, вновь пережить первую любовь, почувствовать горечь предстоящих потерь или радость предстоящих событий и т.д.

В субъективном времени человек может перемещаться по вектору времени от настоящего к прошлому или к будущему, многократно воспроизводить в переживаниях события настоящего. Субъективное время вносит в реальные процессы значение и оценку, эмоциональность и интенсивность переживания. Оно неравномерно, в нем нет единственной истинной меры длительности.

Есть гипотеза (ее предложил Н. Винер), что интуиция времени у человека связана: 1) с ритмами его мозга, в частности, с альфа-ритмом, характеризующим его активность; 2) с обменными процессами: в старости интенсивность обмена веществ уменьшается, соответственно, ход внутреннего часового механизма замедляется.

Организм человека координирует свою работу с биологическими ритмами, которые в свою очередь связаны с геофизическими ритмами смены времен года и времени суток. Вместе с тем во внутреннем времени нет ни секунд, ни часов.

Следы прошлого остаются в нейронных структурах головного мозга и могут «разархивизированы» и «активированы». По отношению к будущему человек не располагает следами, он может на уровне сознания моделировать предстоящее и формировать образ вероятностного будущего. На основе прогноза и моделирования происходит некое предпрограммирование будущей ситуации, поведения и деятельности. Это становится детерминирующим фактором. Формируется информационно протяженный в будущее временной поток, информационная модель будущего, которая создается силой сознания самого субъекта. В этом состоит особенность будущего субъективного времени.

Человек обычно не осознает и не воспринимает ежесекундной дискретности времени (чаще всего «не думает о секундах ни свысока, ни не свысока»). Напротив, он чувствует себя окруженным временной континуальностью, т.е. постоянным временным потоком. Квант (единица) субъективного времени может быть наполнен как информационным посланием из прошлого, так и содержать посыл в будущее. Во внутренней субъективной реальности человек легко перемещается во времени, а потому мгновение, оставаясь мгновением, оказывается текущим и длящимся. Это особенно характерно для состояний «дву- колейности переживаний», когда стресс оказывается столь силен, что человек воспринимает моменты прошедшего как поток переживаний, сопровождающий непосредственно текущее настоящее.

Субъективное время исследовали выдающиеся философы XX в. А. Бергсон, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, О. Шпенглер и другие. Они считали именно субъективное время истинным, к которому причастно внешнее время.

К темпоральной проблематике относится и вопрос о многообразии типов временных отношений. Помимо субъективного времени к ним относят внутреннее и внешнее время системы, время человеческого бытия, социальное, экзистенциальное, культурно-историческое время ит.д.

Рассмотрим кратко некоторые из этих типов временных отношений.

Социальное бытие — такая же реальность, как и мир физических объектов, а потому имеет свое время.

Социальное время — это совокупность темпоральных отношений в обществе, временные параметры деятельности людей, характеризующие процессы изменчивости, происходящие в обществе.

Социальное время имеет собственную организацию, иерархию и структуру; а) время, характеризующее историю народа и человечества; б) время нации, этноса, какой-либо общественной системы, государства, страны; в) время человеческого бытия.

Социальное время отражается в истории и свидетельствует о его неравномерности. Как противоречивый процесс социальное время включает в себя фазы замедления и ускорения, застоя и взрыва, цикличности и необратимости. В эпоху революций социальное время ускоряется, спрессовывается, насыщается крупными событиями. В доинду- стриальную эпоху социальное время текло медленнее (поэтому был период, когда даже на Западе были распространены часы без минутной стрелки, часовой оказывалось вполне достаточно), чем в современную, которая наращивает темпы своего развития.

Структуру социального времени также составляют: повторение и ориентация на традицию; диахронное и синхронное время; ритм и аритмичность; последовательность; периодичность.

Повторение в рамках социального времени относительно, а не абсолютно. Но оно реальность: общество постоянно должно воспроизводить циклы развития: производство, распределение, обмен, потребление. Иначе оно будет обречено на гибель (например, нельзя превратить всю экономику только в спекулятивные операции). Люди также должны повторять социально распределенные между ними роли и функции, а общественные структуры — соблюдать институциональные нормы и обязанности.

Синхронное время означает совпадение во времени процессов и их актуальное взаимодействие. Диахронное время предполагает последовательные временные взаимодействия. Из-за несогласованности синхронных и диахронных процессов в социальном времени можно возникать противоречия, разрешении которых предполагает активную деятельность человека.

Ритм характеризует повторяемость одновременно или последовательно происходящих процессов и событий. Аритмичность означает хаотичный и неупорядоченный характер общественных трансформаций и жизнедеятельности общества.

Периодичность есть единство изменения и устойчивости, смена периодов динамики.

Вопрос о том, что первично — социальное время или субъективное время личности, носит философский характер и не имеет абсолютного решения. Есть люди, которые спешат за временем и ничего не успевают. Есть люди, которые никуда не спешат и все успевают, при этом не принося вреда окружающим.

Но в целом от того, совпадает ли ритм человеческой деятельности с ритмом общества или отстает от него, зависит многое в жизни человека: качество жизни, осмысленность бытия, удовлетворенность и т.д. Современное общество ускоряет социальное время, уплотняет его. Природные биологические ритмы становятся несоизмеримыми с ритмами социального времени, что влечет негатив для человека. Возникает протест против безумного бега времени постиндустриального общества

(когда много надо сделать, добиться, жить как можно лучше, при этом еще и уметь хорошо отдыхать и набираться ярких впечатлений, потому что жизнь коротка и т.д.).

Интенсификация социальной жизни предполагает сокращение потерь социального времени. Но это применимо именно к социальному времени, а не физическому времени, метрика которого задана самой природой. Социальное время может быть комфортным для индивида, а может быть и чуждым и враждебным, навязывающим непосильный ритм и скорость. И вопрос здесь не в возрасте человека, а в сути.

Сегодня все более значимой детерминантой становится будущее (хотя оно таковым было всегда, человека ожидал Страшный суд, Апокалипсис и т.д.). Поэтому люди занимаются социальным проектированием. Оно приобретает разные формы: утопии (неосуществимое), культ будущего (настоящее приносится в жертву будущему) и т.д.

Однако общество не может отказаться от будущего. Иначе появляется установка «ловить мгновения», жить одним днем, сегодняшним, не учитывается транзитивность времени, т.е. происходит отказ транслировать опыт от поколения к поколению.

Можно выделить разные временные ряды:

  • а) замедленное течение социального времени;
  • б) взрывное время, скачкообразный временной ход;
  • в) циклическое время;

Или: а) иллюзорное время; б) время неуверенности, обусловленное аритмией и нерегулярностью социальной жизни; в) благополучное и неблагополучное время, «доброе» и «злое» время и т.д.

Культурно-историческое время — форма существования культуры и истории, характеризующая своеобразие их протекания и последовательную смену их состояний.

Культурно-историческое время относится к культуре, истории, цивилизациям (их «зарождение», «расцвет», «закат»), человеку. Время в культуре связано с ощущением бренности жизни, с духовными переживаниями человека, поиском ответа на вопрос о смысле жизни и т.д.

Сегодня наиболее распространенным и общепринятым является разделение культурно-исторического времени на период до рождения Христа и после него. Но есть и другое деление (в исламе, восточный календарь и т.д.).

В культурно-историческом времени есть понятие сакрального времени, с которым связывали ритуалы, жертвоприношения и т.д.

В религии время человека воспринимается как инверсивное: физическая смерть толкуется как подлинное рождение для новой жизни, а физическое рождение как трудная дорога подготовки к новому рождению (смерти).

Есть разные метафоры, отражающие характеристики культурноисторического времени: «время тиранов», «плохие времена», «золотое время», «времена церкви», «подлые времена», «времена не выбирают...» и т.д.

Особенность культурно-исторического времени — его персонификация, когда время обретает собственное имя, метафорически разнообразя культурный дискурс: «фатум», «судьба», «конец света», «болезнь времени» и т.д. Это распространено в мифологии, поэзии, художественной литературе, обыденной речи. Как отмечал Н. Бердяев, последняя проблема, связанная со временем, есть проблема смерти.

Культурно-историческое время помогает понять «энергию» времени, специфичную для каждой отдельной культуры. Процесс развития культуры во времени запечатлен в совокупном потенциале ценностей, который наследует каждое последующее поколение. Культурно-историческое время указывает на связь традиций и новаций, статику и динамику в обществе и культуре.

Культурно-историческое время, имея собственную специфику, связано с физическим временем. Так, календарные даты маркируют открытия, события, достижения тех или иных эпох. Это помогает удерживать в памяти людей прошлое, историю, без которой нет настоящего ни у общества, ни у народа, ни у отдельного человека.

  • [1] Топологические свойства — характеристики геометрических фигур, не изменяющиеся при изменении их конфигурации.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >