Тематическая специализация

Стремясь завоевать расположение политической элиты, новые «мозговые центры», в отличие от прежних, узко специализируются на одной или нескольких проблемах или одном регионе (если речь идет о внешней политике) и развивают целевой маркетинг. Это облегчает поиск средств, помогает привлечь внимание СМИ и политических деятелей. Однако это связано с риском: если спонсоры или политики утратят интерес к проблеме, которую избрал центр, ему нелегко будет удержаться на плаву.

Создание коалиций

Сотрудничество одних «мозговых центров» с другими, даже разделенными идеологическими барьерами, позволяет им: играть более заметную роль; привлекать внимание спонсоров и политиков, с которыми иначе было бы трудно установить контакты и связи; демонстрировать широкую поддержку предлагаемым политическим решениям; избегать дублирования в работе и обеспечивать разделение труда.

Изменения в формате продукции

На фоне этих трансформаций наиболее эффективными зарекомендовали себя те «мозговые центры», которые избрали напористую манеру работы: оперативность и краткость, сжатая и доступная форма аналитических и информационных материалов, издание небольших бюллетеней по политическим вопросам объемом 5—10 страниц. Они стали меньше издавать книг, которые к тому же уступают по объему прежним. Основное внимание уделяется изданию монографий, докладов и других публикаций меньшего объема, на подготовку которых требуется не так много времени. Незаменимым средством оперативного распространения актуальных материалов стал Интернет. Появились специальные сайты «мозговых центров», в том числе позволяющие связываться с ними.

Примерно такие же процессы, хотя и в меньшем масштабе, происходят в среде «мозговых центров», располагающихся в столицах штатов.

Эти и другие тенденции развития «мозговых центров» в США не позволяют дать однозначного ответа на вопрос о том, какие из них действительно пользуются влиянием в политической жизни страны. Тем не менее некоторые суждения здесь возможны.

«Мозговые центры» пользуются различными каналами влияния на политику. Среди этих каналов — выступления на слушаниях в комитетах Конгресса и правительственных комиссиях, официальные отчеты для высших должностных лиц и политиков, возможность поработать на государственной службе, неформальные контакты с влиятельными политиками, сотрудничество с ними в составе экспертных групп, распространение результатов исследований и идей через СМИ, Интернет в виде комментариев или интервью.

Американская администрация, несомненно, извлекает пользу не только из масштабов аналитического предложения, но и из особой организации диалога между политикой и экспертами, построенного по принципу «вращающейся двери». Правительственный аппарат принципиально доступен для сотрудников университетов и исследовательских центров, свободных исследователей и представителей бизнеса. В течение нескольких лет они могут набираться опыта в сфере политической практики, прежде чем (как правило, в связи со сменой администрации) возвратиться в университет, бизнес либо «мозговой центр», так или иначе связанный с политическими партиями[1].

На центры, заявляющие о своей научной объективности и неангажированности, приходится около половины упоминаний в ведущих СМИ, что примерно соответствует их удельному весу в общей численности «мозговых центров». Среди центров идеологической направленности консервативные упоминаются в 4 раза чаще либеральных, что намного превышает количественное соотношение между ними. Причина такого разрыва не в предпочтении СМИ, а в том, что консервативные исследовательские центры располагают значительно большими ресурсами — финансовыми и соответственно кадровыми, что позволяет им проводить исследования по более широкому кругу проблем и играть более заметную роль, чем их либеральным конкурентам. Столичные исследовательские центры чаще упоминаются в СМИ, чем региональные, даже с учетом поправок на размер бюджета, идеологическую ориентацию и другие факторы.

В Конгресс США для выражения своего мнения и дискуссий приглашаются преимущественно представители вашингтонских центров и гораздо реже — от аналогичных организаций федерального уровня, расположенных в других городах. Эксперты исследовательских центров из различных штатов в Конгрессе практически не выступают.

Выбор экспертов для выступлений в Конгрессе США находится под жестким контролем партии большинства. После 1994 г., когда контроль перешел к республиканцам, в Конгрессе выступают в основном представители центров консервативной направленности. Благодаря численному перевесу, большим масштабам деятельности и известности центров консервативной ориентации последние (например, Фонд наследия) воспринимаются в обществе как оказывающие наибольшее влияние на политический процесс.

Вместе с тем по критерию доверия рейтинги оказались выше у организаций без определенной идеологической ориентации, чем у центров открыто консервативной и либеральной направленности[2]. Это есть следствие именно афишируемой идеологической ангажированности современных «мозговых центров», политизированного характера их экспертного анализа. «Политические шаги, за которые они выступают, как правило, определены заранее, а их аргументацию несложно предсказать. На мой взгляд, они заинтересованы не столько в изучении проблемы, сколько в отстаивании заранее данных ответов. И это знают все»[3], — считает опытный исследователь Г. Стайн.

Таким образом, политизация знаний, вырабатываемых «мозговыми центрами» США, особенно последнего поколения, изменила характер этих знаний и снизила доверие к центрам и их влиятельность. В этих условиях пока остается непроясненным вопрос о том, какие последствия для политического процесса имеет очевидное доминирование в экспертном сообществе и политической жизни США консервативной ориентации[4]. Идеологизация специальных знаний, используемых в политическом процессе США, есть результат эволюции «мозговых центров» в последние десятилетия. Сегодня они воспринимаются — а многие таковыми являются — как заинтересованные стороны в ожесточенной и узкофракционной борьбе вокруг стратегического курса государственной политики[5].

  • [1] См.: Фогель Г. Консультирование германской внешней политики и отношенияс Россией // Pro et Contra, 2003. Т. 8. №. 2. С.
  • [2] Более подробно об этом см.: Rich A. Perceptions of Think Tanks among CongressionalStaff and Washington-based Journalists. A report to Burson Masteller Worldwide. 1997. Dec.;Рич Э., Уивер K.P. Пропагандисты и аналитики: «мозговые центры» и политизация экспертов // Pro et Contra, 2003. Т. 8, № 2. С. 83—84.
  • [3] Интервью со старшим научным сотрудником American Enterprise Institute (Американский институт предпринимательства) Гербертом Стайном. 24 сент. 1997 г. См.:Рич Э., Уивер К. Р. Пропагандисты и аналитики: «мозговые центры» и политизация экспертов // Pro et Contra, 2003. Т. 8, № 2. С. 85.
  • [4] В этом доминировании просматривается определенное противоречие. С однойстороны, «мозговые центры» консервативной ориентации заявляют о стремлении преодолеть этатистские взгляды и настроения обществе и собственной среде, с другой —борются за влияние на стратегический курс именно государственной политики.
  • [5] См.: Рич Э., Уивер К. Р. Пропагандисты и аналитики: «мозговые центры» и политизация экспертов // Pro et Contra, 2003. Т. 8, № 2. С. 85.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >