Наблюдатель и судья

В попытке разобраться в деятельности, связанной с действием, и выявить имеющиеся проблемы моей отправной точкой стали различные этические отношения. Потому что каждое действие формируется в человеческих отношениях; следовательно, если мы хотим пролить чуть больше света на вопросы, связанные с реализацией действия, будет полезным посмотреть на деятельность, связанную с действием, в рамках этих отношений — или же: сделать объектом изучения феномен действия в рамках его связей.

Среди того, что привело меня к такому подходу, есть и такая сложность, с которой мы сталкиваемся каждый день: когда нет достаточной причины для выработки оценки в отношении действий других, люди без вопросов создают оценки-призмы и с опорой на них судят других.

Эта сложность привела меня к осознанию препятствия во многих этических взглядах, препятствия при определении объекта: вопрос действия обычно анализируется отдельно от вопроса оценивания, следовательно — при анализе вопроса оценивания действия один из элементов, формирующих действие (и ценность), оказывается незамеченным. А этот факт, в свою очередь, приводит к тупикам, как в вопросе действия, так и в вопросе оценки.

При рассмотрении действия в отрыве от оценки (оценки действия, события, ситуации и пр.), которая лежит в его основе и является одним из формирующих факторов, т.е. при отсутствии определения объекта в качестве действия в этических отношениях, при выделении в качестве объекта только того, что делается, — становится естественным выделение в качестве объекта исключительно поведенческих аспектов при желании исследовать вопрос оценивания и усилить внимание к вопросам, связанным с действующем человеком, при исследовании вопроса действия. Если объектом исследования становится поведение, отделенное от заднего плана, границы знания исследователя определяются ситуацией «наблюдателя»; когда же речь идет об оценке, путаются «вопрос оценки действия в целом» и «вопрос оценки конкретного действия» и «оценивание» сводится к урезанию оценки до оценки- призмы. Потому что при рассмотрении вопроса «оценки действия в целом» вопрос связан с деятельностью по оцениванию, с тем, как осуществляется оценка действия как одного из видов человеческой деятельности. В свою очередь, когда речь идет об оценке конкретного действия, рассматриваемый вопрос — ценность осуществленного действия. При этом, «наблюдатель», т.е. тот, кто исключительно наблюдает за действием, может только «скроить» оценку действия. В реальности, естественным будет полагать, что исследователь, взявший в качестве объекта только такие «оценки», рассматривает оценку в контексте оценок-призм (своего рода суждений-осуждений).

При таком упрощении вопроса ценности действия опытным путем может быть «защищен» лишь релятивизм. Мы видим, что те, кто выступают против релятивизма по тем или иным причинам, стараются привнести в качестве «абсолютных» некоторые единицы измерения поведения (некоторые нормы). Это препятствие в определении объекта исследования связано со спором Философской Этики и Социологической Этики, с утверждением о «метафизичности» первой и «научности» второй, т.е. с этической альтернативой «норма-описание», т.е. — с «метаэтикой».

Единственная оценка действия, которая может быть произведена вне этических отношений, — это «урезанная» оценка-призма[1]. Она предстает перед нами в качестве суждения, связанного с «ценностью» оцениваемого действия, обсуждения совершившего действие. Считается, что для суждения с этой точки зрения необходима оценка действия наблюдателем. При этом оценка-призма как одна из форм машинальной оценки действия является такой формой оценки, которая не может выявить оценку неповторимого действия. Машинальная оценка по сути убирает функцию суждения из процесса суждения; при том что в реальности процесс суждения часто происходит именно так, что он противоречит цели процесса суждения как деятельности.

Между тем в противовес наблюдателю, который не входит в отношения с человеком, осуществившим действие, и не осуществлял этот действие, судья в рамках осуществления своих функций входит в этические отношения особого типа и осуществляет действие. Судья — это человек, который вмешивается в отношения других, оценивает их действия в отношениях, входит за счет своей оценки в особый тип этических отношений с каждой из двух «сторон». Его действие — это его оценка, его решение — это последнее кольцо действия.

Что делает судья (здесь речь идет о судье в целом; судья в суде — лишь один из особых случаев)? Или что подразумевает процесс судейства? Судья осуществляет расчет и разбирательство ценности, связанной с тем, что было сделано и (или) не было сделано в отношениях, требует отчета в связи с чем-то. Его дело — защитить в имеющихся условиях то, в отношении чего он требует отчет, или сделать так, чтобы был нанесен минимальный ущерб.

Форма расчета, для кого и ради чего он делает — с этим связаны различные возможности действий в рамках процесса суждения.

  • [1] Для выработки оценки-отсылки необходимо находиться в отношениях.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >