Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭТИКА
Посмотреть оригинал

Человек перед лицом действия

Анализируя свои действия «про себя», человек одновременно требует отчет и дает отчет.

Первый шаг правильного оценивания собственного действия в каких-либо этических отношениях связан с разъяснением человеком самому себе причин действия (совершенного или нет) и определением связей и значимых факторов действия. Это — полностью информационная деятельность: рассмотрение или повторное рассмотрение оценки в основе действия; припоминание собственной ситуации, в которой давалась оценка, и связи с убеждениями - суждениями о ценности — данными о ценности; воспоминание своих желаний, целей, форм осуществления, причин и следствий осуществления — неосуществления.

Второй шаг оценивания собственного действия связан с определением ценности действия, с ценностью реализованного или нереализованного. Этот шаг подразумевает сравнение совершенного действия с тем, что можно было совершить, и отвечает на вопрос «что я мог сделать еще?» При определении ценности человек отвечает на вопрос «что я мог сделать?»

В свою очередь, третий шаг оценивания в этом типе отношений представляет собой «расчет» и формирует особенность оценивания в этом типе этических отношений.

Когда речь идет о том, что сделал человек, то, что определяется на этом этапе, — это правильность — неправильность, ценность — неценность действия, причины того, что человек поступил именно так, а не иначе. Этот вывод подразумевает разъяснение себе своего действия и выявление для себя определяющих факторов данного действия, особенно тех, которые идут от него самого. Иными словами, человек здесь определяет: а) нужно ли и можно ли было совершать определенное действие в определенных условиях; б) причинно-следственные связи данного действия, особенно - когда становится ясно, что его не нужно было совершать. По сути, то, что человек здесь исследует, — это факторы реализации действия, которое не нужно было осуществлять: связаны ли они со знаниями реальности (недостаточностью данных, ошибкой при оценивании) или с собственными характеристиками человека.

Когда речь идет о том, что не сделал человек, определяются причины нереализации возможного, связи между тем, что нужно, можно было совершить и имеющимися условиями. Иными словами, то, что человек здесь исследует, — это причины того, что он не сделал то, что мог, произошло ли это из-за ошибки при оценивании условий реальности или в связи с собственными определяющими факторами.

При таких «исследованиях», которые, но сути, пытаются определить одно и то же, произведение расчета но вопросу своих действий способствует приобретению данных об основных целях, данных об основных желаниях человека на определенном жизненном этапе.

* * *

Этот третий шаг оценки человеком своих действий (шаг расчета с собой), если он осуществлен правильно, определяет человеческую ценность и человеческую природу, которая называется ответственностью.

Ответственность обычно подразумевает причину попрания или защиты ценности человека у людей во всех типах этических отношений. При позитивном определении с точки зрения человека ответственность — осознание необходимости действия, понимание обязательств по защите ценности в определенных условиях, в определенных отношениях; при негативном определении же — это осознание того, что было не сделано при имеющихся обязательствах в отношениях, того, что могло быть сделано, но не было сделано, того попрания ценности, на которую были закрыты глаза, и ир. Особое внимание среди сказанного в истории философии по вопросу об ответственности заслуживают слова Шопенгауэра, которыми он завершает свой труд «Две проблемы этики. О свободе воли», соединяя воедино «сознание самодеятельности и изначалыюсти, а также сознание ответственности, сопровождающее все наши поступки».

Помимо того или иного мета-определения то, что мы можем сказать по вопросу ответственности, связано с выявлением, кто, перед кем и за что ответственен.

Речь идет об ответственности человека как человека в отношении человека (себя) при всей индивидуальности (в «работе», в имеющейся роли), в отношении других людей в определенных этических отношениях (современников, соотечественников, сверстников). Их отношения в конкретных исторических условиях определяют, за что именно ответственен каждый человек — за защиту человеческих ценностей в имеющихся условиях как человек перед собой; за защиту ценностей этических отношений в определенных условиях в рамках этических отношений с другими; за действия, соответствующие роли, «работе» в имеющихся условиях, и нр.

Из всех этих видов ответственности, связанных друг с другом, здесь нас будет интересовать ответственность человека перед собой по защите ценности человека в имеющихся условиях. Так вот, если в результате «расчета» с самим собой по вопросу действия выясняется, что причина нереализации необходимого обязательства в отношениях связана с собственными факторами человека, т.с., если при таком расчете выявляется, что то, что явилось причиной нереализации необходимого обязательства в отношениях, не что иное, как основное желание человека, — то возникает ответственность человека перед самим собой в негативном смысле определения.

Таким образом, ответственность человека перед самим собой представляет собой ответственность, связанную с обязанностью человека перед своим сознанием, своими убеждениями.

* * *

Человек может как вынести правильную оценку действию, так и прибегнуть к оценке-призме или иным формам оценки. Оценка- призма своих действий ничем нс отличается от оценки-призмы действий других. Однако есть некоторая существенная разница в определении жизненного пути, связанного с внутренним миром человека. Причина этого кроется в возможных изменениях в ценностных убеждениях человека и его суждениях на эту тему.

За оценкой-призмой человеком собственных действий следует «мир», связанный с совестью. Вопрос «совести» связан с вопросом ответственности; при этом ответственность здесь событийная, а конкретная ощущаемая ответственность — ощущение собственной ответственности за принципы и правила, за общие ценностные суждения, которые человек как член группы считает необходимыми и естественными. То, что называется «совестью», предстает перед нами как сознание ценности — нсценности собственных действий, как чувство или внутреннее ощущение, являющееся результатом оценки-призмы действия человека: «совесть спокойна», если человек видит, что его действие, после выработки оценки-призмы, соответствует ценностному убеждению; или же чувствует себя ответственным за нереализацию определенного поведения, которое требовалось по имевшимся правилам или принципам, лежащим в основе этого ценностного убеждения.

При этом «чувство ответственности» не обязательно подразумевает ответственность; в том, что чувство ответственности и ответственность не всегда связаны, можно легко убедиться, взглянув на реальность. Когда речь идет об «ответственности перед самим собой», видно, что «чувство ответственности» проистекает из того, каким из имеющихся отношений человек уделяет приоритетное внимание, т.е. из того, как он себя прежде всего видит. В противовес этому, источник ответственности кроется в связях человека с собой и другими в различных имеющихся отношениях. Если в первом случае речь о восприятии, то во втором — о знании; это знание же может быть источником такого же ощущения (ощущения ответственности).

Таким образом, «ответственность человека перед самим собой» в первом случае не переходит в ответственность перед группой, разделяющей его ценностные убеждения; в свою очередь, «ответственность человека перед самим собой» требует и реализации «своих задач», определяемых моралью группы. При этом отношения человека с группой, которая разделяет его ценностные убеждения, — один из видов общественных отношений, являющихся только одним из видов имеющихся отношений человека, одним из видов отношений человека как индивида. Явление сознания, называемое «совестью», формирует свою основу именно в этих отношениях человека как индивида.

С учетом сказанного мною ранее, требование «действовать по совести» и «учитывать голос совести» представляется довольно-таки «опасным». В связи с особенностью, о которой я говорила выше, при осуществлении действия на основе совести, считающейся «добрым глазом, который видит потаенное и следит везде» за человеком, степень возможности защиты ценности связана с качеством правил-принципов, за реализацию которых чувствует себя ответственным человек, и приобретает случайный характер в рамках определенных этических отношений. Таким же образом «ратификация» или «нератификация» действия «совестью человека» не имеет связи с ценностью ратифицированного — нератифицированного действия, если рассматривать данный вопрос с точки зрения проблемы этической ценности действия.

Таким образом, «совесть» предстает перед нами как ограниченное измерение самосознания, при котором люди, желающие внести в мир ценностный фактор, верующие в необходимость быть «честным перед самим собой», реализуют свои действия без опоры на философские знания о человеке — на основе ощущения, связанного с оценкой-призмой, с помощью «советника», который приводит только к оценке-призме собственных действий в этических отношениях и обеспечивает относительными «измерителями» (меняющимися от времени, места и группы) при оценке собственных действий.

Оценка-призма человеком своего действия предстает перед нами как расчет, который человек делает в рамках широких условий реальности и с учетом того, насколько действие внесло вклад в реализацию его основных желаний, — расчет, который он делает без учета этической ценности действия. Таким образом, особенность действия человека с точки зрения этого вклада становится его «ценностью», как и при любых других оценках-призмах.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы