Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭТИКА
Посмотреть оригинал

ЭТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ И ЭТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ

Информационные составляющие терминов «этическая ценность» и «этические ценности» различаются. Иными словами, объекты этих словосочетаний демонстрируют экзистенциальную разницу.

«Ценность» — сознательное измерение, которое привносит человек как вид в наше бытие. Как я уже упоминала ранее, если рассмотреть применение слова в рамках имеющихся связей, станет очевидно: ценность подразумевает, что нечто занимает неповторимое место по сравнению с вещами того же типа, что «ценность» имеет обычно положительную окраску. Определение этого места может быть результатом правильной оценки или производиться машинально, с использованием различных «измерителей». При рассмотрении в рамках этики ценностные вопросы — вопросы, возникающие в межчеловеческих отношениях, т.е. особенности людей и действий.

Когда идет речь об этической ценности, объект оценки находится в реальности, т.е. это конкретное реальное действие или конкретный реальный человек. В таком случае «ценность действия» - это его особенность по сравнению с другими возможностями действий в условиях совершения конкретного действия; «ценность человека» же — это его особенность по сравнению с другими людьми в имеющихся отношениях, в его позициях и действиях.

Особенность действия формируют различные определяющие факторы. Возможности для различных действий в одинаковых условиях порождаются определяющими факторами, связанными с человеком. Мы ранее уже сталкивались с различными определяющими факторами, такими как психические проявления, мысли о структурных особенностях человека, «значения», значимые акцепты.

Если рассмотреть эти определяющие факторы, то, что они обеспечивают для человека в межчеловеческих отношениях посред- ствам возможностей и действий, их значение для человека как вида, — то мы увидим, что только определяющие факторы второго типа открывают путь для возможности — именно возможности — одновременной реализации возможностей каждого человека и всех людей. Только эти факторы могут привести к формированию действий, которые не требуют «посягательства» на человеческую ценность напрямую в этических отношениях или косвенно от кого- либо. И только они позволяют человеку осуществить действия, которые приводили бы к защите ценности и были бы полезны для человека в этических отношениях и для всех людей.

Сведения, собранные в результате оценки с учетом того, что обеспечили определяющие факторы человеческому виду благодаря особенностям сформированного действия, оказываются и знаниями об особенностях размышлений но вопросам значимости и ценностных убеждений. В этом контексте между ними есть большая разница. Когда «ценностные имиджи» (то, что я называла «значимыми вещами»), являющиеся правилами, направленными на защиту пользы человека в определенных условиях, используются в качестве критериев при оценке определенного действия (за исключением определяющих факторов действия), мы получаем оценку-призму только для поведения. В противовес этому, мы видим, что «убеждения, основанные на информации» (те факторы, которые я называла «значениями»), а также возможности действия в определенных условиях являются видом измерителей, который в любое время и в любой ситуации может привести к информации, связанной с этической ценностью (к данным о правильности — неправильности, ценности — неценности). В данном случае мы получаем сведения о некоторых определенных человеческих возможностях в межчеловеческих отношениях. Значит, ценность действия, обладающая определенной особенностью, становится связанной с данными другого рода, с данными о возможностях человека (философскими обобщениями) — когда речь идет о ценности — неценности, правильности — неправильности действия, т.е. когда рассматривается значение действия для всех людей. Использование таких философских сведений при оценке действия в определенных этических отношениях или применение их в качестве определяющих факторов требует, чтобы человек, осуществляющий действие или оценку, обладал хотя бы их минимумом. Человек, осуществляющий действие с учетом этих сведений, предстает перед нами как человек, обладающий некоторой особой позицией в межчеловеческих отношениях, в определяемой «ценностями человека этического». Эта позиция становится своеобразным «ответом» реального жизненного пути человека, который придает значение такого рода сведениям.

Таким образом, этические ценности, предстающие перед нами в качестве внутреннего мира и особенностей человека в реальности, становятся возможностями для жизни и действий в межчеловеческих отношениях, если смотреть с точки зрения человека. При рассмотрении этих возможностей для действия с точки зрения человека сведения о них являются сведениями об одном из видов реализации действий, представляющих собой человеческую деятельность (феномен человека), или же — данные о возможностях для действия становятся данными этики о некоторых феноменах личности.

Если кратко — деятельность человека как вида формирует часть его особенностей; при этом сама деятельность реализуется в жизни различными способами, т.е. под человеческой деятельностью в реальной жизни можно подразумевать различные действия, феномены личности. В свою очередь, деятельность под одним и тем же названием, если она осуществляется в соответствии с целями, оказывается «ценностями человека». Действие, осуществляемое в соответствии с целью в межчеловеческих отношениях, формирует ценности человека этического; жизненный путь, связанный с реализацией действий таким человеком, образует ценности этических отношений.

Таким образом, этические ценности являются для человека возможностями жизненного пути и действий в межчеловеческих отношениях. По лишь некоторые люди реализуют эти возможности в жизни. Реализуя их, они оказывают поддержку в расширении их поля в реальности.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы