Отношение к "социалистическому эксперименту" в России

Кейнс с оптимизмом воспринял известия о свержении царизма и даже об Октябрьском перевороте в России. Но политика большевиков по развалу денежного обращения привела к заочному "обмену любезностями" между Кейнсом и Председателем Совнаркома В. Ульяновым-Лениным. Кроме того, рекомендации Кейнса (на основе опыта Британской Индии) по созданию "северного рубля", привязанного (в отношении 40:1) к фунту стерлингов, были реализованы после финансового соглашения между британским казначейством и антибольшевистским Верховным правительством Северной области, поддержанным Антантой. Кейнс, однако, порицал решения Версальского мира о блокаде Советской России, а на Генуэзской международной конференции 1922 г. даже вел конфиденциальные беседы с се делегацией, возглавляемой наркомом иностранных дел Георгием Чичериным. Во время НЭПа Кейнс посетил СССР (где жили сестра и три брата его жены), приглашенный на 200-летний юбилей Российской Академии наук. Кейнс выступил с докладами об экономическом положении в Англии в Москве в Наркомате финансов (сентябрь 1925). Свои впечатления от поездки он изложил в "Беглом взгляде на Россию".

Несмотря на неприятие идеологии социализма и допущение о присутствии "звериного начала в русской натуре" и "еврейской тоже, когда обе они, как сейчас, соединены в непрерывном союзе", Кейнс не исключал шансов русского коммунизма па успехи (в том числе экономические) и влияние па Запад. Эти шансы Кейнс связывал с возможной моральной силой "новой религии", апеллирующей к старой подкупающей догме "возвеличивания обыкновенного человека" в условиях, когда "мы сомневаемся в способности бизнесменов привести нас к чему-то лучшему, чем наше нынешнее состояние". Кейнс характеризовал ленинизм как сплав миссионерской религии (нетерпимой к инакомыслящим) и экспериментальной экономической техники и находил возможным видеть в Советской России "лабораторию жизни". Но уже после второй поездки в СССР - на излете НЭПа (1928) - Кейнс пересмотрел свое мнение. Оценивая возникшую в ходе 1-й пятилетки систему централизованного планирования с полностью контролируемой государством собственностью, подавлением свободы и "блеянием пропаганды", он писал (1933): "Пусть Сталин послужит устрашающим примером для всех, кто стремится экспериментировать".

Советский эксперимент укрепил Кейнса в отрицательном отношении к революционному преодолению капиталистической системы, а "великая депрессия" - в осознании себя ее историческим "спасителем" в период жесточайшего кризиса и вызова со стороны "крайностей эпохи в области государственного управления" - фашизма и ленинизма. В поисках опоры для своего Среднего пути Кейнс на рубеже 1920 -1930-х гг. активизировался как общественный деятель и теоретик. Он стал ключевой фигурой в созданном британским правительством Экономическом консультативном совете (1930-1939), выпустил брошюру "Средства для процветания" (1933), разосланную ведущим английским и американским политикам. В этой брошюре была разъяснена выдвинутая Кейнсом и его учеником Ричардом Капом идея мультипликатора (от лат. - умножать) и рекомендована активная политика государственного стимулирования инвестиций, чтобы справиться с самым разрушительным и наглядным проявлением глубочайшего экономического кризиса - многомиллионной безработицей. Теперь "лабораторию жизни" для всего мира Кейнс находил в США, где президент Ф. Д. Рузвельт со своей командой начал проводить "Новый курс", убеждая деморализованных сограждан, что настало время дополнить индивидуальное преодоление "рубежей" коллективным.

"Откровение" для капиталистического реформаторства

Предложенная Кейнсом новая экономическая концепция подводила теоретический фундамент под многое из уже испробованного в практике "Нового курса", но придала реформам Рузвельта второе дыхание. Это произошло после того, как "Общая теория занятости, процента и денег" встретила восторженный прием в цитадели американской образованности - Гарвардском университете, как раз в это время праздновавшем 300-летие. Прибывший на торжества Рузвельт напомнил, что не следует забывать о тревожном положении дел в стране. Гарвард выдвинул в ответ новообращенных кейнсианцев, расставленных вскоре по финансово значимым госструктурам США Лочлином Карри (1902-1993), экономическим советником Рузвельта с 1939 г., обосновавшим вместе с профессором Эдвином Хансеном (1887-1973) необходимость крупных бюджетных ассигнований на социальную помощь и общественные работы.

Как вспоминал Дж. К. Гэлбрейт, никогда среди молодых экономистов Гарварда не было такого воодушевления, как осенью 1936, когда "взахлеб говорили о Кейнсе". Получалось, что можно заботиться о спасении капитализма и прослыть новатором-радикалом, не тронув частную собственность, за исключением повышенного налогообложения, и предложив в целом консервативный способ решения острейших проблем. Правительство, ликвидировав избыток сбережений - недостаток покупательной способности, - может, не смущаясь бюджетным дефицитом ввиду расходов на социальные программы, поддержать экономику так, чтобы она функционировала при полной или почти полной занятости, - именно в этом убедили президента и Временный национальный экономический комитет Хансен и Карри.

В это время - с началом развязанной германскими нацистами Второй мировой войны - сам Кейнс в зените славы вернулся к сотрудничеству с британским казначейством и написал свой последний трактат ("Как оплатить войну", 1940) с практическими рекомендациями по увеличению британских военных расходов без того, чтобы спровоцировать новую дестабилизацию национальной экономики. В 1942 г. Кейнс был назначен одним из директоров Банка Англии; тогда же получил титул лорда и барона Тилтона. В 1944 г. лорд Кейнс представлял Великобританию на международной конференции в Бреттон-Вудсе (США, штат Нью-Хэмпшир), предложив амбициозный план новой мировой валюты - "банкора". Хотя принят был не этот проект, а американский план золотодолларового эталона, идеи Кейнса о наднациональном валютно-финансовом регулировании были реализованы в созданных в 1946 г. Международном валютном фонде (МВФ) и Международном банке реконструкции и развития (Всемирном банке). Но их торжественное открытие стало закатным светом жизни великого экономиста. Через месяц после возвращения из США Кейнс умер в своем имении Тилтоне. Он на год пережил президента Рузвельта, рядом с которым часто будут ставить его имя в истории капиталистического реформаторства, и не дожил года до появления книги "Кейнсианская революция" (1947). Она была написана молодым экономистом Л. Клейном из американского Кембриджа (Технологический институт штата Массачусетс), ставшего наряду с Гарвардом ведущим в США центром кейнсианства.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >