Московское восстание 1648 года

12 июля 1645 г. умер Михаил Федорович. Возник вопрос, наследует ли его преемник трон по династической линии (т.е. на престоле окончательно утверждается династия Романовых), или новый царь должен быть поставлен земским собором (как Михаил). Было решено утвердить династию Романовых, и государем стал старший сын Михаила – Алексей.

В первые годы своего правления Алексей Михайлович от скучных государственных дел практически отстранился. Молодой царь весело проводил время в охотах и поездках на богомолья. Он даже прятался от докучливых подданных: объявлял об одном маршруте поездки, а сам ехал в другую сторону. Люди жаловались, что подают челобитные царю по 30–40 раз и безрезультатно. В законодательство была даже введена статья, по которой слишком докучливых жалобщиков следовало сажать в тюрьму, чтобы не надоедали государю.

Михаил завещал покровительствовать над юным Алексеем боярину Борису Ивановичу Морозову, который и сосредоточил в своих руках всю полноту власти в государстве. Фактически он стал главой правительства. Морозов в свое время был "дядькой" – воспитателем Алексея Михайловича, кроме того, он смог породниться с царем: они были женаты на родных сестрах. В конце 1645 – 1646 г. боярин получил руководство целым рядом важных приказов: Аптекарским, Стрелецким, Большой казны, Новой четверти и Иноземским. Ближайшими сподвижниками всесильного боярина были царский тесть И. Д. Милославский, глава Земского приказа Л. С. Плещеев, руководитель Пушкарского приказа П. Траханиотов, думный дьяк Назарий Чистой.

Историк И. Л. Андреев сравнил Бориса Ивановича Морозова со знаменитым временщиком, французским кардиналом Мазарини. Он тоже был практически всесилен, сочетал в своей деятельности личный интерес с государственным, так же покровительствовал королю, был так же свергнут, перенес опалу и ссылку и так же вернулся в столицу.

Еще при Михаиле Федоровиче начинается значительный рост налогов. Однако подобные меры не могли серьезно улучшить финансовое положение страны. Казна была почти пуста, росло количество недоимок по налогам. В таких условиях Морозов решил ввести режим экономии – урезать расходы. В первую очередь это касалось жалования служилых людей по прибору: стрельцов, пушкарей, сторожей и т.д. Их денежные и натуральные выплаты были серьезно уменьшены. Стремились сэкономить и на выплатах детям боярским и приказным. Правительство не спешило подтверждать льготные грамоты монастырям: по традиции их подтверждал каждый монарх, вступающий на престол. Но по инициативе Морозова Алексей Михайлович не спешил этого делать, и монастыри все разом оказались лишены налоговых льгот.

Пострадали даже иностранные купцы, многие из которых имели различные преимущества по сравнению с русскими торговцами. Было предписано брать с них пошлины так же, как с русских. Отечественные купцы были обложены новыми налогами, а также оказались вынуждены за довольно большие деньги выкупать клейменые весы, которые ввело правительство.

Не меньшее значение имело и взыскание налоговых недоимок, за выколачивание которых рьяно взялось правительство Б. И. Морозова. Проблема заключалась в том, что запустение посадов, корни которого уходили в социально-экономический кризис конца XVI в. и Смуту, ликвидировалось медленно. Получалось, что налогоплательщиков, тяглецов было в реальности гораздо меньше, чем по спискам, а налоги рассчитывались именно по спискам. Нередки были случаи, когда с полусотни тяглецов взыскивали налоги за сотню и более человек. Поскольку это превышало пределы физической возможности человека, платежи не осуществлялись. В ответ власти прибегали к арестам, репрессиям, "правежу", когда налоги в буквальном смысле выбивались из населения с помощью порки и других физических наказаний. Как метко выразился историк И. Л. Андреев, "свирепый посвист батогов оставался самой популярной мелодией начала царствования Алексея Михайловича". Налогов все это не прибавляло, зато стремительно росла ненависть к правительству и его главе Б. И. Морозову, с именем которого население связывало политику репрессий.

Народ прибегал к единственному доступному выходу из ситуации – переходу в белые слободы или "закладничеству" за сильными людьми. С 1620 г. городские владения монастырей и крупных вельмож выросли в десятки раз. На таком фоне ожидать пополнения посада тяглецами не приходилось: убыль налогоплательщиков, переходивших в белые слободы, значительно превышала естественный рост посадского населения. Морозов начал "посадское строение" – возвращение на посады тяглецов, бежавших от налогов в белые слободы. Процесс шел туго, переселенцы сопротивлялись, зато ненависть к властям и лично к Морозову получила еще один мощный источник.

Важнейшей реформой правительства Б. И. Морозова было изменение налоговой системы. Основная идея заключалась в замене основных прямых налогов косвенным налогом – повышенной пошлиной на соль. В феврале 1646 г. был издан указ, вводивший 20-копеечную пошлину на пуд соли. Одновременно объявлялось об отмене старых налогов – стрелецких и ямских денег.

Введение соляной пошлины объяснялось стремлением соблюсти справедливость, так как прежние налоги были неравномерными. Никто, объявлялось в указе, не заплатит лишнего, но в то же время никто не сможет и уклониться от уплаты пошлины. Результатом реформы стало, как и следовало ожидать, резкое подорожание соли.

Как отмечает И. Л. Андреев, налоговая реформа была смелой и неординарной мерой, означающей смену акцентов "с привычного прямого налогообложения на косвенное, притом с учетом материальных возможностей населения". Переход с прямых налогов на косвенные в экономической теории считается признаком прогресса. Реформа Чистого – Морозова 1646 г. в этом плане даже опередила Европу, где переход с прямого налогообложения на косвенное пришелся на вторую половину XVII в. Однако этот прогресс оказался чисто теоретическим. На практике реформа не дала экономического эффекта и резко повысила социальную напряженность.

Население оказалось крайне недовольно повышением цены, ведь соль является товаром первой необходимости. Покупка соли резко сократилась, казна не получила планируемых доходов. Уже в конце 1647 г. повышенную пошлину на соль отменили и объявили о возращении прежней налоговой системы. При этом население должно было уплатить стрелецкие и ямские деньги за то время, когда они были официально отменены. Подобные действия не могли не привести к резкому обострению ситуации в стране. К этому добавилось недовольство приказной волокитой, возмущение повсеместным вымогательством управленцами разного рода взяток и подарков.

Деятели из правительства Б. И. Морозова использовали свое нахождение у власти для личного обогащения. Сам Морозов в короткий срок стал одним из наиболее богатых людей России (в 1638 г. он владел 338 дворами, в 1647 г. – 6034 дворами, т.е. за девять лет разбогател в 20 раз). Особую ненависть москвичей заслужил руководитель Земского приказа Леонтий Плещеев, его имя приобрело даже нарицательный смысл – появилось слово "плещеевщина", подразумевающее разного рода злоупотребления, насилия и беззакония. Ситуация в столице все более накалялась, однако власти не уделяли недовольству посадских людей должного внимания. Все это должно было закончиться взрывом – восстанием, которое часто называют Соляным бунтом.

В мае 1648 г. Алексей Михайлович отправился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Тем временем посадские люди столицы решили по возвращении государя вручит!) ему челобитные с просьбой об отставке Л. С. Плещеева. 1 июня толпа окружила царский поезд. Однако вручить челобитные не удалось, так как стрельцы разогнали народ, несколько человек арестовали. На следующий день, 2 июня, был назначен крестный ход в Сретенский монастырь, участвовать в нем должен был Алексей Михайлович. На обратном пути, оттеснив охрану и придворных, толпа потребовала освободить арестованных накануне и наказать виновных в злоупотреблениях. Царь обещал разобраться и освободить челобитчиков. Однако этого посадским было уже мало. Вслед за царем народ ворвался в Кремль. Попытки Б. И. Морозова приказать стрельцам разогнать толпу успеха не имели: стрельцы отказались подчиняться начальнику Стрелецкого приказа. Причина неповиновения заключалась в том, что стрельцам урезали жалование, да к тому же задерживали выплату. Как говорили свидетели событий, стрельцы просто объявили, что не собираются сражаться за бояр и идти против простого народа.

Лишившись военной поддержки, правительство было вынуждено пойти на переговоры с москвичами. Первые "парламентеры" – князь Μ. М. Темкин и Б. И. Пушкин не только не добились результата, но еле вырвались из толпы. Одновременно в городе начались погромы дворов Морозова и его сторонников. По свидетельству иностранцев, имущество ненавистных бояр уничтожалось. Дьяк Назарий Чистой, которого считали инициатором налоговых новаций, был убит толпой.

3 июля восставшие требовали наказания других ненавистных им фигур: Морозова, Плещеева и Траханиотова. Не имея военной силы, Алексей Михайлович был вынужден пригласить ко двору тех бояр, которые в предыдущие годы находились не у дел, – Н. И. Романова и Я. К. Черкасского. Они пользовались большим авторитетом у москвичей, которым было известно, что эти бояре имели враждебные отношения с Морозовым и его окружением. Переговоры с восставшим народом, которые провели Романов и Черкасский, предполагали устранение прежних правителей. Однако, у тех, кто находился при дворе, планы были другие: они решили выдать Плещеева, а Морозова и Траханиотова спасти.

Одновременно в Москве начались пожары. Поползли слухи о том, что город поджигают преданные Морозову люди, который таким образом стремится отвлечь горожан от восстания. В результате возмущение посадских достигло наивысшего предела. 4 июня на расправу был выдан Плещеев, которого толпа забила камнями и палками. Требовали выдачи Морозова и Траханиотова, но последний уже выехал из Москвы, назначенный воеводой в Устюжну. Пытался покинуть столицу и Морозов, но не смог скрыться незамеченным, ему пришлось вернуться в Кремль. Чтобы спасти своего старого воспитателя, Алексею Михайловичу пришлось самому выйти к толпе и просить москвичей пощадить своего "дядьку". Народу было обещано, что Морозова отстранят от дел и удалят из столицы. Траханиотовым тоже решили пожертвовать: его вернули с дороги и 5 июня казнили.

В ходе событий в Москве посадские люди и дети боярские выступили единым фронтом. 10 июня была подготовлена Большая всенародная челобитная с требованием наказать виновных. Имелось в виду обещание царя удалить от дел Морозова. 12 июня недавний правитель покинул столицу и направился в Кирилло-Белозерский монастырь "на богомолье". Фактически это была ссылка. В тот же день было объявлено об отмене правежей недоимок по уплате налогов. Однако требования посадских людей и детей боярских не ограничивались удалением Морозова. Они теперь настаивали на созыве Земского собора для решения проблем, которые накопились у средних слоев общества за последние несколько десятилетий.

С удалением Б. И. Морозова ситуация в Москве стала успокаиваться. "Соляной буиг" закончился. К власти пришла группировка Романова – Черкасского, но ненадолго: уже в октябре 1648 г. ее сменило правительство И. Д. Милославского, а вскоре во власть вернулся и Морозов.

"Соляной бунт" привел к падению правительства Б. И. Морозова и корректировке курса государственных реформ. Кроме того, было принято решение о создании государственного законодательного кодекса, призванного урегулировать все сферы социальной и политической жизни страны, – Соборного Уложения 1649 г.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >