Личность и социальные установки

Исследования аттитюдов, проведенные в современной зарубежной психологии, подтвердили их взаимосвязь с поведением, был выявлен ряд факторов, которые ослабляют эту взаимосвязь, раскрыто, что сильные установки предопределяют поведение личности. Экспериментально установлено, что влияние аттитюдов на поведение определяется силой или доступностью аттитюдов (Э. Аронсон). Доступность аттитюда зависит от высокой степени его осознанности индивидом (М. Снайдер, У. Суони и др.), наличия обширных знаний об объекте аттитюда (У. Вуд): чем больше человек знает об объекте, тем более доступной становится оценка этого объекта, и с большей вероятностью можно делать прогноз о его поведении.

Доступной для осознания и регуляции поведения социальная установка становится тогда, когда она сформирована в непосредственном опыте взаимодействия с объектом или многократно закреплена в памяти индивида (Р. Фазио, М. Занн, Д. Реган). Сила аттитюда может определяться скоростью и прочностью связи оценочной реакции на его объект.

Насколько аттитюды могут определять поведение личности и возможность его предсказывать, зависит не только от силы аттитюдов, но и от "внутренних" личностных и "внешних" ситуационных факторов, опосредующих их взаимосвязь.

К "внутренним", личностным факторам, определяющим взаимосвязь "аттитюд – поведение", исследователи относят мотивационный фактор, личную заинтересованность человека и самомониторинг.

Выявлено, что люди в организации своих действий руководствуются альтернативными аттитюдами в зависимости от того, насколько для них это выгодно. Например, принимая решение о том, выступить ли в защиту закрытия экологически вредного производства, человек будет оценивать не только угрозу загрязнения окружающей среды, но и то, что он может потерять работу в связи с закрытием этого предприятия. В этом случае проявляется влияние мотивационных факторов на "выбор" из альтернативных аттитюдов в связи с необходимостью удовлетворения более значимых для человека потребностей.

Личная заинтересованность человека (Л. Сивацек и У. Крано) понимается как ощущение человеком степени важности, необходимости чего-либо в своей жизни. Она определяется как мотивационными, так и ценностными факторами: чем более важен для человека результат действий, тем сильнее связь аттитюда и действия.

Самомониторинг (М. Снайдер) означает способ презентации себя в социальных ситуациях и регулирование поведения с целью произвести желаемое впечатление. Люди с высокой степенью самомониторинга умеют произвести хорошее впечатление, постоянно анализируют свое поведение и обращают внимание на реакцию окружающих, меняют свой образ действий, если он не достигает в обществе ожидаемого эффекта. Они ведут себя как "социальные хамелеоны", подстраивая свое поведение под ситуацию, чувствуя отношение других, поэтому они менее всего действуют в соответствии с собственными установками. Обладая выраженным самоконтролем, такие люди легко адаптируются к новой работе, новым ролям и взаимоотношениям.

В отличие от них люди с низким уровнем самомониторинга в меньшей степени подвержены влиянию своего социального окружения, вследствие чего они более доверяют собственным аттитюдам. М. Снайдер и У. Сван экспериментально доказали, что поведение людей с низким самомониторингом находится в большей взаимосвязи с аттитюдами, чем у людей с высоким уровнем самомониторинга.

Таким образом, по мнению зарубежных исследователей, "внутренние" личностные переменные (мотивы, ценности, индивидуальные особенности) в определенной мере влияют на взаимосвязь аттитюда и поведения.

Поведение личности во многом зависит и от "внешних", ситуационных факторов, оказывающих влияние как на аттитюды, так и на регулируемое ими поведение. Зарубежные исследователи выявили и описали более 40 различных факторов, определяющих сложные и неоднозначные связи установки и поведения.

Результаты экспериментов (Э. Джонс, Г. Сигалл, Р. Пейдж) продемонстрировали, что личные установки и установки, выражаемые внешне, отличаются друг от друга, поскольку внешнее выражение установок зависит от множества ситуационных причин и социальных влияний и поведение в большей мере направляется "истинными" аттитюдами.

На специфику связи "аттитюд – поведение" оказывают влияние ситуационные факторы, под которыми понимаются как глобальные социальные воздействия (например, ситуация социальной нестабильности, экономическая и политическая ситуация в стране и т.д.), так и более "частные" ситуативные влияния. Выделяют такие уровни социального влияния, как социальные и культурные, институциональные и групповые и межличностные. При изучении взаимосвязи установок и поведения наиболее часто упоминаются следующие ситуационные факторы:

  • 1) влияние на поведение человека аттитюдов и норм других людей (влияние значимых других и групповое давление);
  • 2) отсутствие приемлемой альтернативы, поскольку несоответствие аттитюда и поведения связано с невозможностью реализовать свой аттитюд в реальности;
  • 3) воздействие непредсказуемых событий побуждает человека поступать даже вопреки своим аттитюдам;
  • 4) нехватка времени в связи с занятостью, спешкой или стремлением решить сразу несколько проблем.

Как мы видим, поведение определяется не столько установками, сколько той ситуацией, в которой находится человек. В дальнейшем исследователи предположили, что для прогнозирования поведения необходимо учитывать как внутренние, так и внешние факторы, при помощи которых намерения (интенции) человека становятся реальным поведением. Взаимосвязи "аттитюд – намерение – поведение" раскрыты А. Айзеным и М. Фишбайном в теории когнитивного опосредования действия (модели обоснованного действия). Они экспериментально доказали, что основное влияние на поведение оказывают именно намерения (интенции) человека. Намерения определяются двумя факторами:

  • 1) аттитюдом по отношению к поведению;
  • 2) субъективными нормами поведения человека (восприятие социального влияния).

Модель "обоснованного действия" основана на идее о рациональном осознании и проработке человеком информации о последствиях действий, оценке этих последствий и своих представлений о целесообразности поведения с точки зрения других людей. Модель успешно использовалась для прогнозирования различных видов поведения, хотя имела ряд недостатков, свойственных практически всем зарубежным "аттитюдным" концепциям.

Основной недостаток этих концепций заключается в том, что в них личность действует в ситуации, изолированной от общих социальных условий жизнедеятельности человека. Исследователи не учитывают конкретные исторические, политические, социально-экономические условия, в которых реализуется поведение индивида, тем самым игнорируют проблему влияния, оказываемого обществом на личность. В "диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности" В. А. Ядовым предпринята попытка решения этой проблемы.

В. А. Ядов раскрывает иерархическую систему диспозиционных образований как готовностей личности действовать в определенных условиях и удовлетворять определенные потребности. В регуляцию поведения и деятельности личности включены не только аттитюды, по и другие диспозиционные образования, такие как первичные установки, базовые социальные установки и ценностные ориентации, функционирующие на разных уровнях ситуации или в разных условиях деятельности.

Целостная иерархия диспозиционных образований выступает как регулятивная система по отношению к поведению личности. По мнению В. А. Ядова, личность осуществляет поведение и деятельность не только в непосредственной предметной ситуации, но и в условиях широкой системы социальных связей и отношений. Социальная ситуация рассматривается не только как внутренняя образующая диспозиции, но и как стимул для ее актуализации.

В отличие от зарубежных теорий, в "диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности" В. А. Ядова ситуация перестает быть внешним фактором, противопоставленным аттитюду в оказании влияния на поведение человека, связь между ситуацией и поведением устанавливается именно через систему диспозиций.

Г. М. Андреева отмечает, что концепция В. А. Ядова ликвидирует "вырванность" социальной установки из более широкого контекста и отводит ей определенное, важное, но ограниченное место в регуляции всей системы деятельности личности. В конкретных сферах общения и достаточно простых ситуациях повседневного поведения при помощи аттитюда можно понять предрасположенность личности или ее готовность действовать таким, а не иным образом.

Однако для более сложных ситуаций при необходимости решать жизненно важные вопросы, формулировать жизненно важные цели аттитюд не в состоянии объяснить выбор личностью определенных мотивов деятельности. В ее регуляцию здесь включаются более сложные механизмы: личность рассматривается не только в ее "ближайшей" деятельности, но как единица широкой системы социальных связей и отношений, как включенная не только в ближайшую среду социального взаимодействия, но и в систему общества.

Хотя на разных уровнях этой деятельности включается определенный уровень диспозиционного механизма, высшие его уровни так или иначе (необязательно в прямом виде, но через сложные системы опосредования) также играют свою роль в регуляции социального поведения и на низших уровнях. Одна из трудностей состоит в том, что при анализе факторов, преобразующих диспозиционную систему, необходимо наряду с учетом социально значимого материала иметь в виду и некоторые индивидуально-психологические особенности субъекта.

Таким образом, социальная установка, являясь системным образованием, включена в другие, более сложные системы, складывающиеся по разным признакам, и конечным регулятором поведения и деятельности личности оказывается взаимодействие этих сложных систем. Регуляция социального поведения должна быть истолкована в контексте всей диспозиционной системы личности, а не только со стороны той или иной социальной установки.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >