Приемы воздействия на потерпевших, свидетелей и других участников судопроизводства

Остановимся более подробно на приемах противодействия, препятствующих возникновению, включению в информационную базу расследования и использованию в доказывании «идеальных» следов-отражений расследуемого события.

К таким приемам относятся: дача ложных показаний, содержание которых не соответствует действительности; выдвижение и обоснование ложного алиби; отказ от дачи показаний; уклонение от явки к следователю (дознавателю) по вызову; лжесвидетельство при предъявлении для опознания; маскировка преступником своих внешних признаков (как до совершения преступления, в момент совершения, так и после совершения общественно опасного деяния), а также целый ряд приемов воздействия на свидетелей и потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, направленных на дачу ими ложных показаний в пользу инициатора противодействия, в частности на изменение уже данных лицом ранее правдивых показаний по делу.

Наиболее распространенным приемом противодействия указанной группы является дача ложных показаний. По нашим данным, уже в 1980-х гг. такой прием встречался более чем в 60% дел с сокрытием вообще. В настоящее время этот процент еще выше, несмотря на тот факт, что ст. 307 УК РФ об ответственности за дачу заведомо ложных показаний применяется на практике более активно, чем действовавшая в 80-х гг. аналогичная статья УК РСФСР. Если в 2001 г. по ст. 307 УК РФ было возбуждено 962 уголовных дела (привлечено по ним к ответственности 843 человека), то в 2005 г. таких дел было уже 2468 (привлечено 2230 лиц), в 2008 г. зарегистрировано 2539 таких преступлений (привлечено 2305 лиц); в 2009 г. — 2187 преступлений (2189 лиц); 2010 г. — 1755 преступлений (1703 лица); 2011 г. — 1666 преступлений (1652 лица); 2012 г. — 1157 преступлений(1162 лица); 2013 г. — 1086 преступлений (1090 лиц); 2014 г. — 1056 преступлений (1051 лицо); в 2015 г. — 1038 преступлений (1041 лицо); в 2016 г. — зарегистрировано всего 1010 преступлений (привлечено 964 лица).

Не соответствующие истине показания обычно дают сами подозреваемые (обвиняемые), особенно на первоначальном этапе расследования корыстно-насильственных и многих других преступлений. В дальнейшем под давлением улик или под воздействием целого ряда других факторов первоначальные показания нередко меняются, тем не менее ложь в показаниях остается часто и на стадиях судебного разбирательства. Даже явившиеся с повинной лица, стремясь внешне продемонстрировать чистосердечное раскаяние, скрывают отягчающие их вину обстоятельства; пытаются выгородить соучастников, взяв всю вину на себя; представляют потерпевшего в невыгодном для него свете и т.д.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. Лукин в своем специальном докладе «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений» (27 мая 2008 г.) отметил, что четвертая часть потерпевших по тем или иным причинам отказывается от своих показаний в процессе судебного разбирательства. Примерно столько же не является в суд вообще. По данным опросов потерпевших и свидетелей, до 90% считают, что в случае угрозы их жизни или здоровью откажутся от показаний или дадут ложные показания. Люди осознают наказуемость таких деяний, но считают, что до тех пор пока остаются незащищенными, иного выбора у них быть не может[1].

Ложные показания даются практически обо всех обстоятельствах, входящих в предмет доказывания:

  • — об обстоятельствах происшедшего события, особенно о механизме изъятия ценностей у потерпевшего или причинения ему телесных повреждений;
  • — о факте своего пребывания на месте преступления, о месте своего нахождения в то время, когда оно совершено;
  • — об обстоятельствах приобретения, хранения, использования изъятого оружия и других орудий преступления;
  • — о преступниках, их соучастниках, других лицах, осведомленных о подготовке, совершении и сокрытии следов преступления;
  • — о мотивах совершения преступного деяния;
  • — о предметах и иных похищенных ценностях и местах их укрытия;
  • — об отягчающих обстоятельствах, влияющих на степень и характер ответственности;
  • — о способах сокрытия преступления, его последствий или о причастных к нему лицах, а также о способах противодействия расследованию по делу;
  • — об обстоятельствах, характеризующих личность (подозреваемого) обвиняемого;
  • — о причинах и условиях, способствовавших преступлению.

Широкое распространение в последние 15 лет получил такой прием

противодействия расследованию, как воздействие преступников и связанных с ними лиц на потерпевших и свидетелей по делу. С этим воздействием встречались в своей практической деятельности 87,4% из опрошенных И. А. Бобраковым 255 следователей. Наше исследование выявило рост количества опасных способов осуществления актов воздействия, связанных с физическим или психическим насилием в отношении лиц, подвергающихся воздействию, и с их подкупом. Если 35 лет назад такие способы применялись редко, то к концу XX в. их удельный вес в общей массе выявленных способов сокрытия по изученным делам составлял соответственно 24,9% и 12,2%[2]. В 55% случаев свидетели и потерпевшие реализовали установки преступников, дав ложные показания на допросах, скрывая негативную (для преступников) информацию. Более чем в 13% дел они применяли, в свою очередь, различные методы воздействия на субъектов расследования, а также на других свидетелей и потерпевших по делу. В оставшихся случаях воля преступников исполнялась такими свидетелями и потерпевшими иными способами — путем уклонения от дачи показаний, уничтожения материальных следов преступления и др. Только в каждом пятом случае имевшееся воздействие преступника на потерпевшего или свидетеля не оказало существенного влияния на ход предварительного расследования и результаты рассмотрения уголовного дела в суде. Во всех остальных делах оно, как минимум, привело к существенному увеличению трудоемкости расследования и иным нежелательным для следователя последствиям, вплоть до прекращения или приостановления уголовных дел.

Начиная с 1990-х гг., в связи с ростом организованной преступности в стране, а затем и со смыканием общеуголовной преступности с экономической, с ухудшением криминальной ситуации в России в целом, чаще стали встречаться случаи ложных показаний потерпевших. Дача ложных показаний нередко тесно связана с другими приемами противодействия расследованию корыстно-насильственных преступлений: воздействием на потерпевших и свидетелей, выдвижением ложного алиби, инсценировкой, сокрытием орудий преступления и похищенного имущества.

Выдвижение и отстаивание ложного алиби[3] как прием противодействия расследованию преступлений получило в настоящее время гораздо более широкое применение, чем в 1980-х гг. Если по 6000 дел, изученных в ходе исследования способов сокрытия, проведенного кафедрой криминалистики Академии МВД России, ложное алиби встретилось в 12,8% дел с сокрытием, то по данным А. С. Андреева, проводившего исследование ложного алиби в 1998—2000 гг., этот прием использовался преступниками почти по каждому пятому делу с противодействием расследованию.

Под субъектом алиби понимается лицо, в целях доказывания невиновности которого выдвинуто алиби. Такими субъектами в 32% случаев являлись подозреваемые, в 37% — обвиняемые, в 19% — подсудимые. Остальные 12% приходятся на лиц, совершивших преступления, но еще не получивших к тому времени процессуального статуса подозреваемых или обвиняемых по делу.

Субъект обоснования ложного алиби — лицо, участвующее в реализации данного приема противодействия. По большинству дел с ложными алиби эти субъекты совпадают, но нередко они и различны. В 94% исследованных А. С. Андреевым 214 случаев ложного алиби субъектами обоснования такого алиби были заподозренные в совершении преступлений лица, подозреваемые, обвиняемые и подсудимые.

Деятельность по реализации ложного алиби образуют сменяющие друг друга подсистемы действий преступника и связанных с ним лиц: обоснование, выдвижение и отстаивание. Причем действия по обоснованию ложного алиби, как элемент сокрытия, могут предприниматься еще до совершения преступления — в процессе подготовки к нему.

Существуют закономерные связи использования ложного алиби с такими приемами противодействия, как воздействие на свидетелей и потерпевших, дача ложных показаний, фальсификация документов, следов и других вещественных доказательств.

При обосновании ложного алиби подчас используются также способы полного или частичного обмана, которые выступают причиной искажений в восприятии, запоминании, воспроизведении информации о совместном местонахождении свидетеля и обвиняемого (подозреваемого) во времени, а в последующем — и судебных ошибок.

Почти 43% из изученных А. С. Андреевым 191 субъекта ложного алиби оказались ранее судимыми, что значительно превышает ежегодные статистические данные о доле рецидивистов среди всех осужденных (23—25%). Более половины субъектов ложного алиби холосты (51%) или разведены (12%). Отсутствие или ослабление крепких связей, с одной стороны, затрудняет проверку местонахождения в момент совершения преступления, а с другой — открывает возможности для использования тактических приемов допроса. Три четверти субъектов ложного алиби — жители населенного пункта или района, где совершено преступление. Это объективно дает возможность быстрой проверки и разоблачения ложного алиби.

Совершение краж, грабежей, разбоев, вымогательств, похищений людей, актов терроризма, убийств, причинений вреда здоровью почти всегда связано с локализацией пребывания преступника в определенном месте в определенное время. Значит, ложное алиби весьма характерно для противодействия по делам о корыстно-насильственных и других насильственных преступлениях, у которых рамки локализации события во времени и пространстве, как правило, определенны и узки.

Особая важность наличия или отсутствия алиби у подозреваемого (обвиняемого) в цепи доказательств по расследуемому делу, а также необходимость тщательной проверки любого утверждения об алиби осознается (по крайней мере, должно быть осознано!) как следователем или дознавателем, так и противодействующей им стороной. Сейчас, когда «ложь под присягой стала массовой и ненаказуемой»[4], в ряде случаев ложное алиби лиц, обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях, «обосновывают» не один или два свидетеля, а сразу несколько таких лиц. Разоблачить в этих случаях таких лжесвидетелей бывает очень нелегко.

Пример

В 2001 г. в Калужской области трое мужчин (П., Ш. и С.) на озере в летнее время изнасиловали трех девушек и одну из потерпевших убили. 12 друзей и родственников обвиняемых подтверждали заявленное арестованными алиби. Расследование оказалось трудным. Следствие по делу продолжалось в течение двух лет. Следователям удалось убедительно доказать ложность заявленного алиби, и приговор суда был суров: 25 лет, 22 года и 12 лет лишения свободы подсудимым.

Другой пример. В Сибири сильно выпивший офицер в одной из воинских частей зверски избил на плацу солдата. Ударом кулака свалив солдата на землю, офицер избивал его ногами, причинил ему тяжкие повреждения. Против обвинений офицер выставил восемь свидетелей — своих подчиненных. Они на следствии и в суде заявили, что их начальник никого не бил, был трезв и вообще в тот день находился в другом месте. Военные следователи доказали ложность вышеуказанных показаний. Офицер был осужден к нескольким годам лишения свободы. Все восемь лжесвидетелей также были осуждены, отделавшись, правда, штрафами.

Наряду с такими простыми и давно известными приемами воздействия на свидетелей и потерпевших, как угрозы, подкуп, оговор, шантаж, уничтожение или повреждение имущества указанных лиц, в настоящее время все чаще стали использоваться более изощренные и жестокие приемы, вплоть до похищения их самих, их детей и других родственников. Подчас такие приемы бывают связаны с попытками воспрепятствования проведению отдельных следственных действий либо проверке определенных версий.

  • [1] Российская газета. 2008. 4 июня.
  • [2] См.: Ратинов А. Р., Адамов Ю. П. Лжесвидетельство (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний). М., 1976. С. 41; Бобраков И. А. Воздействиепреступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 11.
  • [3] Под ложным алиби в криминалистике понимается не соответствующее действительности утверждение подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) о том, чтов момент преступления он находился в другом месте и потому не мог быть исполнителем преступного деяния. Само понятие «алиби», как одно из основных понятий, используемых в УПК РФ, включено в тезаурус, содержащийся в ст. 5, и означает «нахождениеподозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте».И хотя субъект ложного алиби несколько шире субъекта алиби по УПК РФ, оба определения ничуть не противоречат друг другу по сущности.
  • [4] Козлова Н. Свидетель под заказ // Российская газета. 2008. 15 апр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >