Общая характеристика противодействия расследованию организованной преступной деятельности

Уяснить сущность противодействия по данной категории дел помогает криминалистическая характеристика организованной преступной деятельности, довольно обстоятельно разработанная и представленная в литературе как система типовых сведений, раскрывающая закономерности и процессы совершения преступлений в форме этой деятельности[1].

Структура противодействия расследованию организованной преступной деятельности состоит из следующих элементов, которые могут позиционироваться в качестве элементов его общей характеристики:

  • — субъект противодействия расследованию;
  • — цель, мотив противодействия расследованию;
  • — объект противодействия расследованию;
  • — время, место, обстановка противодействия расследованию;
  • — способ противодействия расследованию, его отражение в следах;
  • — результат оказанного противодействия[2].

В качестве общего объекта противодействия расследованию выступают правоотношения, возникающие в процессе решения вопроса о возбуждении уголовного дела и его последующего расследования в условиях организованных противоправных действий его субъектов. Непосредственным объектом воздействия в целях противодействия расследованию организованной преступной деятельности являются источники и носители криминалистически значимой информации — материально-отображаемой и идеальной. Если общий объект характеризует любой факт противодействия, то непосредственный имеет место в ситуациях оказания противодействия только с использованием способов воздействия на криминалистически значимую информацию.

Место противодействия фактически может быть представлено двумя основными группами: места осуществления следственных и иных процессуальных действий и места нахождения документальной информации (ее источников и носителей). Подготовка же к осуществлению противодействия реализуется, как правило, в иных местах, — по месту жительства, работы и иного пребывания лиц, на которых оказывается противоправное воздействие и которые выступают в качестве субъектов соответствующих действий[3].

Механизм противодействия расследованию складывается из поэтапных действий (изучение объекта будущего воздействия, подбор способов воздействия, их реализация, анализ полученных результатов, корректировка действий и т.д.), которые можно объединить в ряд групп, однако их сочетание и последовательность их осуществления могут варьироваться в зависимости от инициативы субъекта противодействия. Механизм противодействия расследованию организованной преступной деятельности основан на системе криминализированных связей его субъектов. Соответственно, имеет место совокупная деятельность субъектов противодействия расследованию организованной преступной деятельности в рамках которой каждый ее участник, а также лица, привлекаемые со стороны, выполняют определенные функции, при этом такая совокупность может включать не только преступную, но и иную противоправную организованную деятельность. Основу системы криминализированных связей лиц, входящих в состав субъектов противодействия расследованию организованной преступной деятельности, составляют участники организованных групп и преступных групп (преступных организаций).

Противодействие как элемент организованной преступной деятельности имеет свой способ осуществления, который включает все необходимые действия, каждое из которых слагается из множества операций.

Собственно противодействие, как правило, характеризуется реальными фактами непосредственного воздействия на источники и носители криминалистически значимой информации: потерпевший как субъект противодействия изменяет свои показания в пользу обвиняемого (подсудимого), свидетель отказывается от ранее данных показаний, следователь под надуманным предлогом затягивает сроки расследования, принимает «ошибочное» процессуальное решение и т.д.

Способы противодействия, используемые одним и тем же лицом или группой лиц, характеризуются определенной повторяемостью приемов и средств действий, с использованием в своей основе предварительной и жестко определенной системы криминализированных отношений субъектов противодействия. Так, неоднократно реализованная схема использования в целях противодействия расследованию коррумпированных связей в правоохранительных органах будет использоваться как приоритетный способ. Реализация способов противодействия с участием защитника, состоящего на содержании преступной группы, будет вполне закономерной, особенно в случае задержания членов организованных групп и преступных групп (преступных организаций), для установления связи с задержанными, передачи информации и т.п. При этом успешность реализации ранее таких способов предопределяет частоту обращаемости к ним впоследствии.

Формирование (создание) организованной группы, преступной организации (преступного сообщества) характеризуется обеспечением конспирации и безопасности, в том числе при их функционировании и развитии преступной деятельности. Организаторы преступного бизнеса при разработке криминальной технологии преступления планируют способы обеспечения безопасности организованной преступной деятельности, ее участников и руководящего состава. Все это характеризует стратегическое противодействие. Совершаемые в его рамках действия направлены на то, чтобы в принципе исключить возможность раскрытия преступления, минимизировать вероятность возбуждения уголовного дела в случае производства проверочных мероприятий, а также ограничить круг обладателей информацией о его событии. Они, как правило, включают:

  • — формирование системы криминализированных связей в органах государственной власти и управления, правоохранительных и судебных органах;
  • — внедрение своих осведомителей в следственные, оперативнорозыскные и другие подразделения правоохранительной системы для осуществления преступной разведки;
  • — создание службы собственной безопасности, выполняющей функции «разведки» и «контрразведки»;
  • — разработку системы мер по обеспечению «безопасности» лиц, попавших в поле зрения правоохранительных органов;
  • — создание общей кассы для подкупа лиц в процессе подготовки противодействия и установления коррумпированных связей.

Противодействие расследованию организованной преступной деятельности представляет собой динамичный процесс, позволяющий выявить определенную зависимость особенностей его реализации от стадий (этапов) расследования преступлений. С момента возбуждения уголовного дела у ее участников возникает необходимость реализации безотлагательных мер по противодействию, его подготовка активизируется и в круг ее способов с учетом приоритетности включаются по данным опроса практических работников:

  • — выбор способов противодействия, разработка мер по их реализации;
  • — реанимация и «введение в действие» ранее сформированных коррумпированных связей;
  • — установление новых криминализированных связей, необходимость в которых продиктована ситуацией;
  • — распределение ролевых функций участников противодействия и др.

При задержании отдельных членов организованной группы другие стремятся вывести за «рамки дела» себя и, конечно, ее организатора и руководителя. Для чего оказывается воздействие, в том числе и на задержанных членов группы, с целью заставить кого-либо из них взять всю вину на себя.

Пример

Организованная группа под руководством М. занималась сбытом наркотических средств на территории г. Калуги и области. В целях конспирации преступной деятельности участники группы общались преимущественно с использованием мобильных телефонов и оговоренных условных знаков. На случай разоблачения группы роль ее руководителя должен был взять на себя несовершеннолетний К.

Важно отметить, что подготовка противодействия на этапе расследования уголовного дела может включать как противоправные, так и формально не обладающие признаками противоправности действия, но учитывая предполагаемую конечную цель, направленные на достижение противоправного результата. Например, по уголовному делу о серии разбойных нападений на водителей-дальнобойщиков было установлено, что не задержанные члены организованный преступной группы в рамках подготовки к противодействию собирали данные, характеризующие конкретных лиц, и получали консультацию психолога о предполагаемой реакции потерпевших и их близких на различные способы воздействия[4].

В рамках подготовки к противодействию расследования организованной преступной деятельности особое место занимают способы формирования криминализированной системы связей субъектов противодействия[5], вовлечения лица в эту противоправную деятельность. Круг лиц, охватываемых такими связями, естественно, для начала реализует свои возможности, чтобы воспрепятствовать выявлению группы, возбуждению уголовного дела и его расследованию. Однако по мере развития процесса расследования и осложнения ситуации (для преступной группы) возникает необходимость в том, чтобы подыскивать и включать в противодействие иных лиц, прежде всего, которые: а) располагают информацией о событии преступления по причине своего участия в нем (потерпевшие, свидетели); б) обладают властными и процессуальными полномочиями (следователи, оперативные работники, сотрудники прокуратуры, адвокаты и др.); в) привлекаются к участию в процессе расследования (специалисты, эксперты).

Подготовка организованного противодействия — его первая стадия — предполагает, в первую очередь, установление заинтересованной в противодействии стороной «полезной» информации о жизни и деятельности объекта воздействия; поиск контактов с ним и возможности применения конкретных способов воздействия на него.

Совершение противодействия на этой стадии характеризуется реализацией информации об объекте воздействия, полученной в процессе подготовки к противодействию расследованию, а соответственно, использованием избранных способов психологического или физического воздействия в отношении объекта воздействия. В целях противодействия расследованию организованной преступной деятельности, как правило, реализуются не отдельные приемы, а их комплекс, характеризуемый постепенно нарастающим ужесточением воздействия на участников уголовного процесса (от просьб, уговоров, подкупа к угрозам, избиениям и убийствам).

Все способы воздействия на участников уголовного процесса со стороны «внутренних» и «внешних» субъектов противодействия осуществляются только в активной форме. Привести их полный перечень вряд ли возможно, но обозначим наиболее часто встречающиеся при расследовании организованной преступной деятельности:

  • — психическое или физическое воздействие на свидетелей с целью добиться от них желаемого для субъекта воздействия поведения (отказ от дачи показаний, дача ложных показаний, подтверждение ложного алиби, неявка по вызову следователя и др.);
  • — воздействие на одного из членов организованной преступной группы с целью заставить его взять всю вину на себя. Для этих целей, как правило, выбирается ранее не судимый, имеющий существенные материальные проблемы в семье или иные проблемы, которые могут быть учтены судом как смягчающие вину. Параллельно оказывается воздействие на субъектов процесса расследования, от которых зависит формирование такой доказательственной базы по уголовному делу, которая без сомнений свидетельствовала бы о совершении преступления «назначенным» членом преступной группы;
  • — клевета, провокация и компрометация в отношении сотрудников правоохранительных органов;
  • — психическое или физическое воздействие на сотрудников правоохранительных органов и суда с целью добиться от них желаемого для субъекта воздействия поведения (фальсификация, уничтожение доказательств по уголовному делу, изменение меры пресечения, затягивание с принятием процессуальных решений, оказание содействия в побеге из-под стражи и др.);
  • — использование СМИ для компрометации «несговорчивых» сотрудников правоохранительных органов и оказания психического воздействия на иных лиц, интересующих субъектов противодействия.

Воздействие на лиц, как источников и носителей криминалистически значимой информации в рамках противодействия расследованию организованной преступной деятельности, как показали результаты опроса свидетелей и потерпевших, осуществляется: в процессе личного контакта субъекта воздействия с жертвой; с помощью различных средств связи (телефон, Интернет, почта); с использованием помощи посредников.

В ряде случаев воздействие осуществляется в присутствии третьих лиц, в общественном месте, в процессе производства следственных действий или судебного рассмотрения. Это способствует убеждению жертвы в неуязвимости субъекта воздействия.

Не во всех случаях воздействие в целях противодействия оказывается успешным сразу после применения первых приемов. В таких случаях инициатор противодействия вынужден изыскивать иные пути достижения поставленной цели, либо лично, либо через систему соответствующих связей, в том числе — на более высоком уровне процессуальных и должностных отношений. Подкуп лица в целях оказания им противодействия расследованию правильнее выделять отдельно как способ или меру материального стимулирования принятия решения.

Таким образом, установление способа воздействия позволяет лицу, производящему расследование: во-первых, подтвердить сам факт оказания воздействия и зафиксировать его; во-вторых, с помощью оперативно-розыскных мер и следственных действий взять под наблюдение и защиту лицо, на которое оказывается воздействие; в-третьих, установить лицо, оказывающее воздействие, а через него и других участников противодействия; в-четвертых, пресечь их дальнейшие действия, а при наличии в них признаков преступления привлечь к уголовной ответственности по соответствующей статье УК РФ.

Вторая стадия противодействия — осуществление воздействуемым лицом действий в интересах инициатора противодействия.

Воздействие в целях противодействия расследованию организованной преступной деятельности на материальные следы преступления корреспондируется со способом сокрытия преступления. Именно к этой группе способов противодействия относятся такие, как утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация следов преступлений, инсценировка.

Результаты проведенного нами исследования позволяют констатировать, что наиболее активное противодействие осуществляется на начальном этапе расследования организованной преступной деятельности (48% опрошенных), на последующем этапе активность несколько снижается (34%) и далее — на заключительном ослабевает (18%), возможно и потому, что противодействие концентрируется на более высоком уровне принятия по делу процессуальных решений, включая суд.

Способы сокрытия противодействия расследованию организованной преступной деятельности реализуются как непосредственно в процессе расследования уголовного дела, так и после его завершения. От «успешности» их реализации зависит обнаружение признаков противодействия расследованию организованной преступной деятельности, что важно иметь ввиду при оценке доказательств и подготовке обвинительного заключения, а также при рассмотрении уголовного дела в суде.

Для характеристики субъекта противодействия расследованию организованной преступной деятельности — члена преступного формирования имеет значение его статус внутри преступной группы: лидер, активный или второстепенный член группы. Именно этим зачастую определяются его активность в оказании противодействия и возможности по применению конкретных способов противодействия.

Как правило, лидер, являясь инициатором и «идейным вдохновителем» противодействия расследованию, осуществляет функции руководства этим процессом, принимает участие в его подготовке, приводя в действие механизм функционирования криминализированных связей. Наиболее активные члены группы реализуют всю основную схему противодействия, приспосабливая ее к изменяющимся условиям и ситуациям. Под их непосредственным контролем второстепенные члены группы выполняют отдельные акты противодействия. Выделить закономерно повторяющиеся или наиболее характерные половозрастные критерии таких субъектов противодействия возможно лишь условно, и в основном по аналогии с такими же характеристиками участников преступных групп.

В качестве общих критериев, характеризующих субъекта противодействия, выступают:

  • — обладание информацией о доказательствах и их источниках по уголовному делу;
  • — наличие определенной заинтересованности (прямой или косвенной, непосредственной или опосредованной) в результатах расследования с точки зрения минимизации издержек, связанных с уголовной ответственностью и наказанием для подозреваемого;
  • — наличие возможности осуществлять конкретные действия по подготовке и (или) осуществлению противодействия.

Применительно к противодействию расследованию организованной преступной деятельности его субъект может быть рассмотрен в широком и узком смысле. В широком смысле слова — это все лица, вовлеченные в процесс оказания противодействия расследованию и осуществляющие в этих целях определенные или соответствующие действия. Среди них следует выделить лицо, имеющее статус инициатора противодействия — того, кто, условно говоря, имеет прямой непосредственный интерес в его оказании и побуждает других действовать вопреки интересам следствия. Это могут быть организаторы, руководители и члены организованной группы или преступного сообщества, подозреваемый (обвиняемый), иные участники уголовного процесса. В узком смысле слова субъект противодействия расследованию организованной преступной деятельности — это лицо, оказывающее воздействие непосредственно на источники и носители информации по уголовному делу, т.е. совершающее определенные действия, обусловленные способом противодействия — исполнитель.

Цель и мотив противодействия расследованию определяются отношением субъекта противодействия к процессу расследования. Практика свидетельствует, что для достижения конечной цели (которую может представлять себе лишь инициатор противодействия) субъекты реализуют так называемые промежуточные цели[6], которые укладываются в систему общей и, как правило, связаны со способами противодействия[7]. Так, например, для дачи ложных показаний потерпевшим и дачи заведомо ложного заключения экспертом осуществляются действия по их подкупу. В зависимости от результата промежуточные цели меняются, ставятся другие, например, добиться решения прокурора о передаче уголовного дела другому следователю. Ставя новые цели, организаторы (инициаторы) противодействия, в свою очередь, меняют и способы противодействия.

В качестве конечной цели выступает стремление избежать или смягчить ответственность, в итоге — воспрепятствовать правосудию, а применительно к организованной преступной деятельности — обеспечить безопасность преступного бизнеса, его организаторов и руководителей. Цель стратегического противодействия — воспрепятствование деятельности правоохранительных органов и всей системы правосудия в целом.

Лица — участники организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), совершившие преступление — выступают в качестве основных субъектов противодействия. Совместная преступная деятельность является одновременно и важнейшей психологической характеристикой преступной группы. Важно в этом отношении учитывать, что степень подчиненности групповым стандартам и требованиям участников преступной группы различна, она может характеризоваться чисто внешним, показным проявлением соблюдения и поддержания групповых интересов при сохранении собственного мнения, установок; но может быть внутренней — когда лицо меняет собственные взгляды и разделяет точку зрения большинства, причем, не всегда искренне, а зачастую, боясь отчуждения.

В силу обладания наиболее полной и самой достоверной информацией о преступных событиях, члены группы (сообщества) находятся в выгодном положении для оказания противодействия расследованию. Им свойственны самая сильная мотивация для воспрепятствования расследованию и использование в этих целях самых разнообразных способов.

В целях осуществления противодействия распределяются обязанности участников организованной преступной деятельности, каждый из них отвечает за определенный блок задач. Организованность противодействия расследованию определяется в том числе тем, что некоторые из членов группы уже имеют «опыт» общения с правоохранительными органами, знают специальные методы и средства работы органов расследования. Существенную роль в организации и осуществлении противодействия такими группами играют привлекаемые так называемые «консультанты», люди с высшим юридическим образованием, имеющие статус адвокатов или иные лица, работающие в сфере юриспруденции, а иногда и действующие сотрудники правоохранительных органов.

Ведущую роль в организации противодействия расследованию организованной преступной деятельности играет ее организатор или руководитель. Роль лидера в этом аспекте подразумевает: разработку идеи осуществления противодействия и руководство процессом противодействия, включая подготовку, совершение и сокрытие. Для лидера группы характерно не только активное участие непосредственно в процессе реализации замысла, а разработка стратегии его оказания в целом.

Так, приняв решение о противодействии расследованию и осуществляя подготовку к нему, руководитель организованной группы или преступного сообщества:

  • — выясняет соответствующие возможности членов возглавляемой им преступной группы;
  • — реанимирует прежние и устанавливает новые связи с другими преступными формированиями, вырабатывает с ними согласованный план действий;
  • — изучает личность следователя и других субъектов расследования;
  • — изыскивает возможности установления связей с коррумпированными чиновниками органов государственной власти;
  • — консультируется у адвоката, побуждает его активно подключиться к противодействию расследованию;
  • — решает вопрос о финансировании субъектов противодействия.

Эффективность противодействия расследованию организованной

преступной деятельности во многом определяется тем, что в состав служб безопасности и охранных структур организованных преступных групп вовлекаются бывшие сотрудники оперативных подразделений МВД и ФСБ России.

Следующая группа субъектов противодействия расследованию — это лица, непосредственно непричастные к совершению преступления: члены семьи, родственники, друзья, знакомые членов организованных преступных групп, потерпевший, свидетель, эксперты, специалисты и иные лица, содействующие в осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, должностные лица правоохранительных органов, представители органов власти и управления, представители СМИ, защитник.

Деятельность защитника в рамках уголовного судопроизводства — пожалуй, один из наглядных примеров двусторонности проблемы, поскольку не всегда при осуществлении защиты его стремления совпадают с конечной целью расследования, а методы и средства, которые он использует, являются законными. По сути, защитник выступает субъектом противодействия расследованию в силу осуществления в интересах своего подзащитного конкретных действий, выходящих за рамки полномочий, предоставленных ему законом (имеются в виду УПК РФ, Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекс профессиональной этики адвоката) или злоупотребляя ими (например, затягивание защитником и его подзащитным процесса ознакомления с материалами уголовного дела). В целях противодействия расследованию защитник, как показывает практика, может:

  • — осуществлять связь между соучастниками преступной деятельности;
  • — распространять информацию, составляющую тайну следствия;
  • — нарушать процесс производства следственного действия: прерывать его ход, задавать вопросы без разрешения следователя, отвечать вместо обвиняемого на вопросы и т.п.;
  • — помогать обвиняемому в выработке позиции противодействия расследованию, корректировать его поведение и его показания;
  • — выступать «промежуточным звеном» при оказании воздействия на участников уголовного процесса и т.д.

Наиболее очевидной проблема оказания противодействия расследованию со стороны защитника стала в связи с распространением организованной преступной деятельности, в том числе в сфере экономики, и повсеместной практикой оказания адвокатами услуг организованных групп и преступных сообществ на постоянной платной основе. Имеют место факты, когда защитник выступает одним из наиболее активных создателей системы криминализированных связей — например, участвуя в формировании прямых или опосредованных коррумпированных связей руководства организованной преступной группы с руководителями правоохранительного подразделения или в подкупе участников уголовного процесса. Поэтому при угрозе разоблачения деятельности организованной группы такой адвокат готов немедленно включиться в работу и сделать все для обеспечения безопасности ее членов и особенно ее лидера, а в известной мере и своей. Вопреки конституционным принципам и положениям уголовно-процессуального законодательства, такие защитники позволяют себе до суда, используя СМИ, оправдывать обвиняемого, дискредитировать следователя и прокурора, игнорировать требование о тайне следствия.

Мнение специалистов

Адвокатов — субъектов противодействия расследованию по уголовным делам об организованной преступной деятельности Ю. П. Гармаев предложил классифицировать на так называемых «вовлеченных» адвокатов — членов организованных групп и преступных сообществ, выступающих не только в качестве защитника по уголовным делам, но и как соучастника преступлений, совершаемых преступным формированием; и «коррумпированных» адвокатов — состоящих в коррупционных связях с должностными лицами суда и (или) правоохранительных органов — представителей стороны обвинения[8]. На наш взгляд, можно выделить еще третью группу. Это так называемые «универсалы», что подразумевает объединение в одном лице возможностей первого и второго адвокатов.

Негативную роль играет и то, что определенная часть сегодняшних защитников по уголовным делам — это бывшие сотрудники правоохранительных органов (следователи, дознаватели, оперативные работники), обладающие комплексом знаний не только в области соответствующего законодательства, но и о средствах и методах деятельности правоохранительных органов, в том числе и негласной, ее возможностях, особенностях и иерархии внутренних отношений в конкретных подразделениях. Они имеют возможности по использованию связей с бывшими коллегами в интересах противодействия.

В связи с этим проявляется проблема «обслуживания» адвокатами определенного следственного подразделения, когда его следователи рекомендуют подозреваемому, обвиняемому определенного адвоката-защитника, получая от последующего определенный процент от гонорара. В этой ситуации следователь советует конкретного адвоката, с которым у него заранее согласованы противоправные цели и средства их достижения и который подсказывает клиенту соответствующую избранной цели линию поведения. При этом очевидно, что сотрудники правоохранительного органа, приглашающие для участия в уголовном деле таких адвокатов, сами, по сути, провоцируют последующее противодействие с их стороны, оказываясь при этом нередко соучастниками в его реализации.

Следует обратить внимание на законодательное усиление позиции защитника. Имеются в виду, прежде всего, отдельные нормы уголовнопроцессуального законодательства, предоставляющие защитнику ряд прав, противоречащих тактико-криминалистическим рекомендациям, например, о тайне следствия, о внезапности производства следственных действий, о возможности собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, но без четко определенных гарантий достоверности таких доказательств. Так, Б. Я. Гаврилов отмечает, что «из сопоставления норм УПК РФ и Конституции РФ усматривается, что основания допуска защитника к участию в деле для отстаивания интересов подозреваемого и обвиняемого на ранних этапах предварительного расследования по УПК РФ существенно шире, чем это закреплено в Конституции РФ»[9]. Все это выражается порой в откровенно парадоксальных ситуациях. Например, право в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному давать ему в присутствии следователя консультации (ч. 2 ст. 53 УПК РФ) реализуется на практике в форме изложения адвокатом- защитником самолично обстоятельств, о которых допрашивается его подзащитный. Такой факт отмечают 73% респондентов.

Таким образом, деятельность отдельных представителей адвокатского сообщества диктует необходимость разработки правовых оснований, организации и тактики преодоления противодействия расследованию с их стороны. На первый план в этом случае выдвигается диагностика действий адвоката-защитника в целях противодействия. Своевременное выявление таких псевдозащитников служит залогом успеха деятельности по преодолению оказываемого ими противодействия.

  • [1] См.: Головин А. Ю. и др. Расследование вооруженных разбоев и бандитизма. М.,2004. С. 20; Рожков В. Д. Расследование серийных грабежей и разбойных нападений.Тула, 2003.
  • [2] Головин А. Ю. Криминалистическая систематика. М., 2002. С. 153.
  • [3] Бобраков И. А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и криминалистические методы его преодоления : дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 50.
  • [4] Архив Тульского областного суда. Уголовное дело № 23-456-78-07.
  • [5] Под криминализированными связями следует понимать постоянно действующиеили ситуативно устанавливаемые отношения лиц, вовлекаемых в противодействие расследованию. При этом особенности процессуального и должностного положения субъекта противодействия оказывают влияние на способ его реализации.
  • [6] Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 13.
  • [7] Маслов О. В. Расследование в условиях противодействия разбоев, совершенныхгруппой лиц : дис. ... канд. юрид. наук. М, 2011. С. 35.
  • [8] Гармаев Ю. П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве : учебник. М. : Экзамен, 2005. С. 71.
  • [9] Гаврилов Б. Я. Институт предъявления обвинения: современное состояние и путиразвития // Материалы Международной научной конференции «Уголовная юстиция:связь времен» 6—8 октября 2010 г. СПб., 2010. С. 76.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >