ОСОБЕННОСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СО СТОРОНЫ ЛИДЕРОВ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

В борьбе с организованной преступностью, и в частности при расследовании организованной преступной деятельности, нельзя не учитывать роль лидеров (организаторов, руководителей и т.п.) преступных формирований как в создании преступных групп, организаций, сообществ, так и в их деятельности, особенно по противодействию выявлению и расследованию преступлений.

Лидеры преступных формирований разрабатывают и осуществляют сложную систему деятельности по формированию эффективных средств противодействия расследованию их преступной деятельности.

Одним из основных элементов такой системы является подбор руководящего звена преступного формирования. Дальнейший механизм противодействия во многом зависит от указанной категории участников формирования.

Обусловлено это рядом причин. Создание преступного формирования и его руководство осуществляется по определенным правилам, одним из которых является подбор его организаторов и руководителей различных уровней. Такой подбор строится на устоявшихся взаимоотношениях указанных лиц. Как правило, дружеские отношения складываются еще в более ранние годы и включают в себя определенную, в том числе противоправную деятельность. В последующем эти отношения подвергаются более серьезной проверке, как правило, в сфере противоправной деятельности, результатом которой является формирование негативного отношения к правоохранительным органам и рост преступного профессионализма. Затем взаимоотношения указанных лиц подвергаются жесточайшей проверке, в том числе в местах отбывания наказания. В тех случаях, когда преступное формирование создается лицами, не сталкивавшимися с правоохранительными органами, подбору организаторов и руководителей преступных формирований предшествует совместная (чаще всего — экономическая) деятельность. Следует отметить, что в последнем случае, связь между организаторами и руководителями преступных формирований менее устойчива, чем когда преступная деятельность их связывает с молодого возраста[1]. Однако в обоих случаях строжайший отбор претендентов на руководящие роли в организованных преступных формированиях способствует эффективной конспирации указанных лиц, что позволяет весьма эффективно противодействовать в случае расследования деятельности преступного формирования.

Анализ следственной и судебной практики позволяет выявить существенные функциональные отличия в области организации и реализации противодействия в преступных формированиях, в которых организаторами и руководителями являются лица, обладающие определенным (часто криминальным) статусом, и теми, кто такового статуса не имеет, однако обладает криминальным прошлым или значительным негативным опытом общения с представителями правоохранительных органов.

Отсутствие криминального прошлого у руководителей преступного сообщества в известной мере компенсируется наличием в их ближайшем окружении значительного числа юристов, в том числе квалифицированных адвокатов[2].

Несколько иначе осуществляется организация и деятельность преступных формирований, действующих на этнической основе. При этом особенности создания и функционирования в полной мере распространяются и на лидеров. Организовать этническое сообщество или руководить им может лидер и без криминального статуса, при этом совершаются преступления, на которые не оказывает влияния национальный состав ее членов. На это обстоятельство, в частности, указывает, В. Г. Рубцов, который отмечает, что для преступных формирований, организованных на этнической основе (так же как для других организованных криминальных объединений), невозможно выделить единую криминалистическую характеристику преступлений, полноценно описывающую разнообразные виды преступных деяний, которые они совершают[3].

Не менее важным элементом организации и функционирования преступного формирования и, соответственно, противодействия расследованию (и правоохранительным органам в целом), является регион, в котором преступное формирование осуществляет свою противоправную деятельность[4]. Это обстоятельство в значительной степени влияет на способы совершения основного вида преступной деятельности, количественный и качественный состав преступного формирования, а также подразделений, входящих в него.

Крупные преступные формирования, имеющие существенную материально-техническую базу, а также лидеров, обладающих значительным авторитетом в преступной среде, в настоящее время, наряду с чисто уголовной преступной деятельностью, осуществляют деятельность в легальном секторе экономики. Все это позволяет им налаживать связи с зарубежными преступными организациями и формированиями, выходя на уровень функционирования транснациональной преступности[5].

Соответственно, указанный уровень позволяет максимально эффективно оперировать материальными средствами формирования (так называемый «общак»), увеличивая их объем, а также в случае необходимости результативно укрывать указанные средства от воздействия на них правоохранительных органов. Значительный объем финансовых средств, а также связь с зарубежными преступными формированиями, позволяет без особых усилий приобретать и использовать для своих нужд современные технические средства противодействия правоохранительным органам.

Сращиванию отечественных преступных формирований с транснациональными способствует развитие научно-технического прогресса, а также ослабление пограничного контроля в отдельных государствах. Способствуют этому и расширение сегодня возможностей Интернета, позволяющих увеличить объем и скорость передачи информации, в том числе используемой в преступных целях, вне зависимости от места нахождения лица, ее передающего и получающего. Кроме этого, широкое распространение электронных платежных систем позволяет быстро и без особых потерь осуществлять перевод значительных объемов денежных средств на счета в банках, находящихся в любой точке земного шара. Сама сеть Интернет является активно используемой площадкой для подготовки и совершения преступлений или применения их отдельных способов.

Еще одним элементом деятельности организованных преступных формирований, влияющим на создание условий для противодействия расследованию, является установление их лидерами коррумпированных связей с сотрудниками различных министерств и ведомств, в том числе в системе законодательной и исполнительной власти.

Как справедливо отмечает Т. В. Аверьянова, это одна из самых опасных форм противодействия, поскольку коррумпированные сотрудники властных структур, в том числе правоохранительных органов, обладают большими возможностями в создании существенных помех расследованию[6].

Созданию системы противодействия расследованию предшествует значительный объем работы, осуществляемый лидерами организованных преступных формирований. Уже на этапе создания таких формирований выполняется целый комплекс мероприятий, направленных на противодействие выявлению и расследованию противоправной деятельности этого формирования и его участников.

Последующей задачей вслед за подбором лидеров преступного формирования является подбор его рядовых участников. Наряду с учетом иных личностных качеств и свойств, определенное значение имеют профессиональные навыки и умения (совершение определенного вида преступлений, обращение с оружием, производство наркотиков, а также наличие экономических знаний т.п.). При подборе рядовых участников формирования внимание уделяется психологическим свойствам кандидатов. Особенно это проявляется в выявлении качеств, способствующих противодействию расследованию и правоохранительным органам в целом. Указанные свойства учитываются при выборе условий деятельности рядового участника в преступном формировании. При этом нередко лидеры используют рядовых участников в противоправной деятельности, не раскрывая перед ними истинные цели их действий.

Условием эффективного функционирования любого преступного формирования является, как уже было отмечено выше, наличие его общей кассы («общака»). Обусловлено это необходимостью периодического выделения материальных средств на различные нужды формирования (от приобретения орудий и средств совершения преступлений; выплаты «денежного содержания» рядовым участником преступного формирования и т.п. и до выделения средств на организацию и реализацию противодействия расследованию, в целом, включая сотрудников правоохранительных органов). Следует отметить, что подбор лица, осуществляющего содержание общей кассы формирования, а также лиц, выполняющих операции с финансовыми средствами формирования, является одной из наиболее сложных задач в деятельности лидеров преступных формирований.

Анализ следственной и судебной практики показывает, что такая деятельность может осуществляться в трех основных направлениях:

  • • когда наличные денежные средства и материальные ценности находятся у организаторов и руководителей преступных формирований, включая возможность их нахождения «в руках» одного из лидеров преступного формирования;
  • • когда контроль над общей кассой заключается во владении информацией о местонахождении денежных средств на счетах, их кодах, а также в возможности осуществлять финансовые операции только лидерами преступных формирований. Как правило, рядовые члены преступного формирования, принимающие участие в реализации финансовых операций, могут не знать об истинном значении своей деятельности и даже о причастности к функционированию организованного преступного формирования;
  • • когда общая касса находится под контролем специально назначенного для этого участника преступного формирования. По возможности, контакты с таким участником формирования со стороны остальных его членов минимизируются, а его деятельность носит легальный (некриминальный) характер. Данное лицо подбирается одним из лидеров преступного формирования на основании длительных связей и доверительных отношений между ними;
  • • когда подбирается лицо, не имеющее, как правило, криминального прошлого. При этом между указанным лицом и лидерами преступного формирования взаимоотношения выстраиваются вне пределов противоправной деятельности. Однако контроль над общей кассой преступного формирования продолжает осуществляться его лидерами. Следует также учитывать, что для обеспечения финансирования деятельности преступного формирования в распоряжении его лидеров постоянно должна находиться определенная сумма наличных денежных средств так называемые «оборотные средства», размер которых зависит от уровня преступного формирования и характера осуществляемой преступной деятельности.

Именно наличие достаточных финансовых возможностей, в том числе крупных денежных сумм, идущих на содержание адвокатов из числа наиболее квалифицированных юристов, позволяет лидерам организованных преступных формирований эффективно реализовывать систему противодействия расследованию их преступной деятельности и правоохранительным органам в целом.

В процессе функционирования организованных преступных формирований их организаторы и руководители могут внедрять отдельных участников в различные государственные и финансовые структуры в целях лоббирования их экономических интересов или для собирания информации в интересах преступного формирования. Такие участники могут длительное время осуществлять вполне легальную деятельность, а в случае наступления негативных последствий для преступного формирования могут осуществлять активные действия, направленные на противодействие расследованию[7].

Кроме этого, участники преступных формирований по указанию их лидеров внедряются в коммерческие структуры различного уровня и направления хозяйственной деятельности. Руководители указанных структур под различными видами угроз вынуждены принимать таких лиц на работу, при этом осуществляемая такими лицами деятельность направлена на выявление информации о финансово-хозяйственной деятельности организаций и учреждений в целях последующего воздействия на их руководителей для извлечения доходов в фонд преступного формирования.

Лидерами преступных сообществ значительные усилия направляются на подбор и воспитание будущих участников преступных формирований. В правоприменительной деятельности имеют место факты, когда для подготовки будущих членов преступных формирований организовывались специальные летние лагеря. Подростки обучались воровскому ремеслу, изучению воровских традиций, обращению с различными видами оружия, а также основам противодействия правоохранительным органам. Занятия в таких лагерях проводили лица, имеющие богатый криминальный опыт[8].

Вместе с тем структура преступного формирования оказывает влияние на деятельность его организаторов и руководителей, которые осуществляют не только планирование и подготовку к совершению конкретных преступлений, но иногда опосредованно или активно участвуют в их совершении. Учитывая личные качества лидеров, знание ими определенных сфер деятельности, а также методов и средств, используемых правоохранительными органами для пресечения преступной деятельности, ими разрабатываются детальные планы совершения преступлений, для реализации которых и организовывались преступные формирования, а умысел на совершение данных преступлений возникал задолго до начала их функционирования.

Такая организационная деятельность многократно усложняет процесс выявления, раскрытия и расследования преступлений, совершаемых преступными формированиями, поскольку она, как правило, предусматривает систему мер противодействия расследованию преступлений, а также выявлению деятельности преступного формирования в целом.

Значительное внимание лидерами формирований уделяется разработке и реализации правил поведения, как внутри самого преступного формирования, так и в случаях попадания его участников в поле зрения правоохранительных органов. Утверждение таких правил и системы противодействия нередко осуществляется уже на этапе создания преступного формирования и совершенствуется на постоянной основе в период всей деятельности преступного формирования. И начало реализации этого противодействия, как отмечает Н. Е. Мерецкий[9], наступает не с момента обнаружения преступного деяния, а с того времени, когда определенный субъект принимает решение и производит подготовительные действия, направленные на достижение желаемого результата.

Истоками указанной выше деятельности является личный опыт организаторов и руководителей преступных формирований, а также опыт, приобретаемый в ходе осуществляемых контактов с лидерами других преступных формирований и организаций. Этот опыт предусматривает, в частности, принятие мер к тому, чтобы рядовые участники структурных подразделений и формирования в целом не обладали информацией о наличии и деятельности иных подразделений, входящих в состав преступного сообщества, а также об их лидерах.

Такая организация деятельности преступного формирования играет двойную роль. Во-первых, оказывает устрашающее воздействие на лиц, которые попадают в сферу его интересов. Во-вторых, является эффективным средством противодействия правоохранительным органам, позволяя обеспечивать конспирацию не только самих лидеров преступного формирования, но и всей его структуры.

Говоря о противодействии расследованию со стороны организаторов и руководителей преступных формирований, нельзя не сказать и о проблеме обмена информацией между ними и соучастниками преступной деятельности, задержанными по подозрению в совершении преступлений и содержащимися в изоляторах временного содержания (ИВС) или следственных изоляторах (СИЗО), а также находящимися на свободе. Обусловлено это тем, что вопросам организации противодействия в случае задержания указанных лиц организаторами и руководителями преступных формирований уделяется особое внимание. Безусловно, наличие опыта общения с правоохранительными органами, а также криминальный статус лидеров способствует значительному упрощению возможностей организации противодействия в местах лишения свободы путем обмена информацией между задержанными лицами и иными участниками преступного формирования. Наличие технических средств, а также финансовые возможности лидеров преступных формирований значительно повышают такие возможности, а также позволяют сегодня эффективно осуществлять противодействие со стороны лиц, находящихся в местах лишения свободы. В частности, речь идет о средствах подвижной сотовой связи.

Специалистами отмечается необходимость улучшения взаимодействия следователя, осуществляющего расследование в отношении участников преступных формирований, с оперативными сотрудниками мест ограничения свободы. Так, по данным С. Б. Ларина, взаимодействие следователей с должностными лицами исправительных учреждений в 13% случаев не осуществлялось либо имело формальный характер, в 23% — оно было организовано лишь с целью получения данных, хранящихся в личном деле осужденного, в 47% — совместные действия действительно проводились с оперативными службами исправительных учреждений и следственных изоляторов, однако лишь в 17% случаев — имело место полноценное взаимодействие, при котором использовались возможности сотрудников различных отделов и служб учреждения[10].

На ту же тенденцию указывает в своих исследованиях и А. Ф. Волынский, который отмечает, что в условиях организованного характера преступной деятельности, различные правоохранительные службы скорее конкурируют между собой, а не взаимодействуют[11].

Указанные обстоятельства требуют от правоохранительных органов повышения уровня деятельности по разоблачению противодействия со стороны лидеров организованных преступных формирований и всех участников организованной преступной деятельности.

  • [1] Значительное число преступных сообществ г. Казани и Республики Татарстан,например, «Хади Такташ», «Жилка», и т.п., первоначально формировались по принципудворовых детских и подростковых организованных групп // Архив Верховного СудаРеспублики Татарстан. Уголовные дела № 15185, № 38698.
  • [2] Например, в этническом сообществе, осуществлявшем незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, активным участником являлся адвокат.В отношении него дело было выделено в отдельное производство // Архив Московскогообластного суда. Уголовное дело № 128204.
  • [3] Рубцов В. Г. Противодействие расследованию деятельности преступных формирований, организованных на этнической основе, и криминалистические методы его преодоления. М., 2011. С. 13.
  • [4] Беляев М. В. Расследование и судебное разбирательство дел о бандитизме: уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы / М. В. Беляев ; под общ. ред.В. Г. Киршина. Казань, 2009; Беляев М., Шептицкий А. «Бандитская Казань». Казань :Татполиграфи, 2012.
  • [5] Примером может служить, преступное сообщество осуществлявшее сбыт наркотических средств на территории Москвы и Московской области, а также других регионахРоссии. Поставки наркотических средств растительного происхождения осуществлялисьиз Афганистана через Узбекистан, за поставку которых отвечали участники, выходцыиз Узбекистана и Афганистана // Архив Московского областного суда. Уголовное дело№ 2-307-189/01.
  • [6] Аверьянова Т. В. Противодействие расследованию преступлений, совершенныхорганизованными структурами, и пути его преодоления // Противодействие расследованию преступлений и меры по его преодолению : сб. материалов 51-х криминалистических чтений : в 2 ч. Ч. 1. М. : Академия управления МВД России, 2010. С. 16.
  • [7] Например, лидеры преступного сообщества «исаковские», устроили своих участников на государственные предприятия и их дочерние фирмы для получения инфор- О
  • [8] Овчинский В. С. Российская организованная преступность (мафия) как форма социальной организации жизни // URL: http://www.rikmosgu.ru/publications/3559/4351/.
  • [9] Мерецкий Н. Е. Использование фактора внезапности в целях нейтрализации противодействия расследованию // Противодействие расследованию преступлений и мерыпо его преодолению : сб. материалов 51-х криминалистических чтений : в 2 ч. Ч. 1. М. :Академия управления МВД России, 2010. С. 143.
  • [10] Ларин С. Б. Особенности первоначального этапа расследования преступлений,совершаемых лидерами и членами организованных преступных групп (ОПГ) в местахлишения свободы : дис. ... канд. юрид. наук. М. : Академия управления МВД России,2014. С. 130.
  • [11] Волынский А. Ф. Проблемы выявления преодоления противодействия расследованию преступлений в сфере экономической деятельности // Раскрытие и расследованиепреступлений: наука, практика, опыт : сб. научных статей преподавателей и адъюнктовкафедр криминалистики МосУ МВД России, МГЮУ (МГЮА) имени О. Е. Кутафина, кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России. М. : МосУ МВД России, 2013. С. 33.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >