Этика и этикет народов

Этические представления и нормы поведения вырабатывались на протяжении веков, уходя в глубь истории и отражая особенности каждого народа. Содержание ценностных ориентиров определялось совокупностью упомянутых ранее нескольких факторов: природными условиями, историческими реалиями, религиозными верованиями, темпераментом этноса. При знакомстве с этикой разных народов Северного Кавказа можно обнаружить общие нравственные установки, общую модель личности, особую северокавказскую культуру поведения. У всех народов региона имеются свои неписаные мировоззренческие установки и нормы достойного поведения, этические кодексы: «адыгэ хабзэ» у адыгов, «намыс» у балкарцев и карачаевцев, «ирон агдаутта» у осетин, «гиллакх» у чеченцев и пр. Эти неписаные законы охватывают все стороны жизни народа, эго его образ жизни, образ мышления, особая форма поведения, межличностных отношений.

Эти общие нормы дополнялись более частными, обусловленными местной спецификой. Так, у тех народов, у которых была аристократия (кабардинцы и др.), большое значение придавалось знатности: седобородый старец-крестьянин не мог сесть за один стол с юным князем, в «демократических» обществах предпочтение отдавалось возрасту.

Нормы отношения к женщине в общих чертах сложились еще во времена матриархата (о чем свидетельствует эпос народов): она священна, неприкосновенна, ее слово — закон для всех; она — хозяйка огня, хранительница домашнего очага. Мужчина идет впереди нее, как бы оберегая от зверя на горной тропе, от грабителя на дороге. Ее нужно приветствовать стоя, с пожилой женщиной любой мужчина должен поздороваться первым.

Женщина могла остановить кровопролитие, сорвав с головы платок и бросив его между сражающимися; кровник мог прикоснуться к подолу любой женщины, дотронуться губами до ее груди — кровная месть прекращалась.

Мужчина был обязан, увидев женщину за тяжелой работой (несет тяжести, рубит дрова), сделать эту работу за нее, проводить до дома встречную женщину, даже если ее дом очень далеко. Чеченцы вообще считали недопустимым, чтобы тяжелые мужские дела выполняла женщина.

Женщина, таким образом, имела особый статус в обществе, но и несла особую ответственность: «портится мужчина — портится семья, портится женщина — портится весь народ» (чеченская пословица).

С началом патриархата формируется культ мужчины, особенно старшего в семье. Мужчину характеризовали такие качества, как немногословие, осторожность в высказываниях, сдержанность, скромность, снисходительность и др.

Рассмотрим нравственные идеалы и нравственное воспитание детей у северокавказских народов.

Для них всех характерна любовь к родному краю, невозможность жизни вне родины. Будучи вынужденными по различным обстоятельствам жить вдали от родины, они сохраняли свои обряды и обычаи, помнили и передавали из поколения в поколения традиции. Единство, слитность человека с природой той местности, где он родился и вырос, приучали жить, сообразуясь с ее законами. Привязанность к родному краю сочеталась с готовностью встать в любую минуту на его защиту.

Географически близкое, а иногда и совместное проживание осетин, кумыков, чеченцев, кабардинцев и других народов, экономические, культурные, родственные связи, завязывавшиеся между ними, приводили к перениманию элементов материальной культуры, обычаев, традиций. В результате сложились толерантные взаимоотношения, а Северный Кавказ в целом воспринимался как общая родина. Единые кавказские традиции способствовали сближению народов, примером чего было куначество. Жители этих мест имели кунаков среди русских, осетин, балкарцев, чеченцев, кумыков.

Казаки Терека переняли у местного населения одежду: черкеску, папаху, бурку, бешмет, а также предметы кавалерийского снаряжения и конской упряжи, некоторые обычаи и традиции. А кавказцы заимствовали у русских огородничество, возделывание картофеля.

Дружба между горцами имела особое значение. Лучшего личного друга юноша называл братом, они произносили клятвенные слова, пожимая друг другу руки, обменивались оружием или одеждой. Верность в дружбе ценилась высоко, на того, кто предавал друга, окружающие смотрели с презрением. Проявлялась дружба в борьбе с врагами, в тяжелых хозяйственных работах, в радостных событиях семьи, дружеские чувства распространялись и на семьи друзей. Другу горец мог подарить все, что тому понравилось, за исключением коня и оружия.

Храбрость, мужество, решительность также высоко ценились у народов Кавказа. В борьбе с чужеземцами и агрессивными соседями эти качества были особенно значимы. Мужественного человека горцы называют джигитом, он не только смел и вынослив, обладает быстрой реакцией, но беспощаден к врагам, изворотлив и сметлив, это народный заступник. Еще с малых лет мальчик начинал овладевать умениями, необходимыми для будущего джигита, и демонстрировал их на празднике. Посвящение в джигиты было особым обрядом — юноша «сдавал экзамен» на наличие физической силы, умение быстро скакать на коне, метко стрелять, состязаться в национальных видах борьбы. Эти состязания до сих пор специально организуются, и на них приглашаются все односельчане. Боевая подготовка молодежи получила название джигитовки; через нее проходил каждый юноша.

Отзывчивость, щедрость, умеренность, стремление к общественному признанию — таковы черты настоящего мужчины. При этом он никогда не будет хвастаться, обижать кого-либо.

Вежливость, скромность считались лучшим украшением молодости. Человек, обладающий такими достоинствами, меньше говорит, а больше слушает других. Девушка или юноша, а тем более дети, не могли вмешиваться в разговор старших, хохотать при взрослых, так полагалось вести себя и в семье, и среди чужих людей.

Любовь родителей к детям и детей к родителям — типичная черта горцев, отличавшихся пристрастием к большим семьям. Считалось, что там, где много детей, лучше формируется характер. Родители были готовы вынести любые жизненные трудности и невзгоды ради своих детей: «Не подведут и не изменят отец да мать» (адыг).

Ответными у выросших детей были чуткость и самоотверженная забота о родителях. Этим даже пользовались враги: забирая в плен родителей, превращая их в заложников, они вынуждали сына сдаться в руки неприятеля. Так, жертвуя собой, спасали отца и мать. Такая любовь поражала всех очевидцев, побывавших на Кавказе: «Они чтут отца, мать, семейство свое и родных до девятого колена», — писали путешественники.

Даже став взрослыми, сыновья беспрекословно подчинялись главе семьи и вели себя подчеркнуто почтительно.

Взаимопомощь, взаимовыручка характерны для каждого народа Северного Кавказа.

В прошлом в любом несчастье село брало на себя заботу о потерпевших. Семья не садилась за стол, пока не относили часть еды в дом, где нет мужчины. У чеченцев и ингушей при прощании спрашивали: «Нужна ли моя помощь?», «Могу ли я быть чем-нибудь полезным?» Мужчина должен был быть готов в любую секунду вскочить на коня, отправиться в поход и встать на защиту своего соплеменника. В этой традиции отражена философия добрых дел, бескорыстия и дружбы.

Таков далеко не полный перечень тех нравственных качеств, которые особо ценились народами Северного Кавказа. У каждого народа бытовали и свои варианты поведения.

Нравственные требования общества выражались через этикет, который у северокавказцев чрезвычайно развит и изощрен. Так, при встрече мужчина приветствовал мужчину жестом правой руки, головной убор ни в коем случае не снимался, мужчины обнимались, пожимали друг другу руку и т.п.

Объятия между мужчинами и женщинами на людях категорически осуждались, нежелательно даже случайное прикосновение; между ними должна была соблюдаться дистанция 1,5 м.

В женскую половину дома мужчины не допускались, особенно посторонние; попытка чужого мужчины войти в помещение для женщин считалась оскорблением хозяина дома.

Правила хорошего тона требовали, чтобы человек, увидев идущих сзади, остановился и подождал их.

Находясь у очага, все обязаны были соблюдать особые правила: не браниться, не смеяться и не говорить слишком громко, не делать резких движений и т.п.

Ссоры, резкие движения, громкий смех немыслимы и при застолье. Нельзя произвольно встать из-за стола, нужно спросить разрешения у тамады, нельзя садиться не на отведенное место.

Младший мужчина должен идти слева; впереди или в центре — самый знатный или старший.

Одной из форм выражения этикетных норм являлись жесты, позы и иносказания, которых много выработано горцами и под каждым из которых подразумевалось определенное действие. Например, стоять лицом к человеку означало его одобрение, боком — порицание.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >