Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Посмотреть оригинал

ТЕОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПЕДАГОГОВ И ИХ ВОПЛОЩЕНИЕ В ПРАКТИКЕ ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ

К. Д. Ушинский - основоположник научной педагогики и реформатор школы

У каждой науки есть свой исток; для отечественной педагогики таким истоком было творчество К. Д. Ушинского — основоположника научной педагогики в России и реформатора школы.

Жизнь и педагогическая деятельность

Константин Дмитриевич Ушинский родился 2 марта 1824 г.[1] в г. Туле в небогатой дворянской семье. Рос и воспитывался в г. Новгороде-Север- ском Черниговской губернии. Ему не было еще 12 лет, когда умерла мать, а отец после смерти матери почти не бывал дома, так что жил Константин вдвоем с младшим братом на хуторе, куда никто не заглядывал. Об этом писал Ушинский в своих воспоминаниях.

До 11 лет мальчик обучался дома, затем поступил в третий класс гимназии.

«Непритязательный внешний вид гимназии сочетался с особенной атмосферой, царившей в ней. Она характеризовалась духом демократизма и товарищества, уважения к наукам и стремления к знаниям, и все это было возможно благодаря педагогам гимназии... Плохо было это здание, но мне жаль его, как жаль первых и живых снов своей детской жизни»[2].

И еще одно важное обстоятельство сыграло важную роль в развитии Ушинского. Живя в 4 верстах от гимназии, он ежедневно пешком совершал путь до школы и обратно. На впечатлительного юношу природа оказывала огромное воздействие. Он сам писал впоследствии, что природа, прекрасные окрестности города, душистые овраги и колыхающиеся поля тоже были его воспитателями.

История — один из любимых предметов Ушинского в гимназии. Уже в эти годы он много читает и занимается самостоятельно. Стремление к самообразованию станет одной из самых характерных черт его личности. А в гимназические годы он с увлечением читает книги из библиотеки отца, участника Отечественной войны 1812 г., воспитанника Московского университетского благородного пансиона.

Многие знания о жизни он почерпнул из постоянного общения с крестьянскими детьми; жизнь крестьян с их нищетой, бесправием и нескончаемым тяжелым трудом проходила на глазах у Ушинского.

В возрасте 16 лет Костя Ушинский, окончив гимназию, отправляется с двумя товарищами в Москву для поступления в университет. Дальняя это была дорога — почти полмесяца добирались они на лошадях. Пройдя испытания, Ушинский в 1840 г. становится студентом юридического факультета Московского университета.

Атмосфера в университетах этого времени была тяжелой. Через инспекторов университетов велся надзор за каждым студентом; если студент казался подозрительным, то за ним и его знакомыми устанавливалось наблюдение.

Но Московский университет в эти годы выстоял. В нем преподавали профессора, имевшие огромное влияние на молодое поколение: Т. Н. Грановский, П. Г. Редкин, К. Ф. Рулье. «Ваше предназначение в том, чтобы быть полезными гражданами, деятельными членами общества» (из лекции Т. Н. Грановского).

«Ничто не доставляет уму человека того несравненного ни с чем наслаждения, как занятия наукой, то есть добывание истины, добывание знания» (П. Г. Редкин).

Состав студентов университета 1840-х гг. был пестрым. Незначительную часть составляли «студенты-аристократы, любившие пускать пыль в глаза французскими фразами, рысаками, франтовскими мундирами и модными затеями», но большинство были из разночинцев и обедневших дворян, которым необходимо было выучиться, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Поэтому и отношение к занятиям у них было серьезное.

Огромная работоспособность, усидчивость, прямота и искренность, независимость характера были присущи Ушинскому-студенту. Его выделяли среди товарищей легкость и быстрота понимания сложных научных понятий, критическое отношение к различным теориям, самостоятельность суждений.

Как и многие студенты, он вынужден был зарабатывать частными уроками; но он видел, что не подготовлен к профессии учителя: «Нужно оставить приватные уроки! Но существовать на что?.. Проклятая бедность!»

В 1844 г. Ушинский блестяще окончил университет; на него обратил внимание попечитель Московского учебного округа и предложил ему место профессора в Ярославском Демидовском лицее. В течение двух лет Ушинский готовился к занятию должности профессора, зарабатывая на жизнь себе и младшему брату уроками, продолжал серьезные занятия наукой. Все дни недели были строго расписаны: в 4 утра — подъем; с 5 до 8 — подготовка к предстоящему магистерскому экзамену; потом — уроки; после обеда — «чтение для ума», написание статей в журнал, подготовка к урокам. Только в воскресенье можно было позволить себе встать в 6 часов. На сон — 6—7 часов.

В эти же годы Ушинский много размышлял о своем долге перед народом, о цели и смысле жизни: «Приготовлять умы! Рассеивать идеи!.. Вот наше назначение... Отбросим эгоизм, будем трудиться для потомства! Пробудим требования, укажем разумную цель, откроем средства, расшевелим энергию, — дела появятся сами... Пренебрегая насмешками, вытер- певая гонения, жертвуя всем... наслаждениями семейства, почестей, славы, богатства, we убегая туда, где живут счастливее, отказавшись совершенно от самих себя — работать для потомства». Так определил жизненный путь молодой Ушинский. И следовал ему до конца своих дней.

Ярославский Демидовский лицей. В 1846 г. Ушинский начинает трехлетнюю работу в этом лицее, читая в нем курс камеральных наук, включавших в себя гражданское право, основы политэкономии, науки о финансах, элементы истории и философии. Уже в первой лекции молодой преподаватель говорил о свободе личности, о том, что общество должно обеспечить ей такую возможность, о большой ответственности молодого поколения за будущее общества. На других лекциях он ставил проблему создания правового государства, в котором не было бы произвола и насилия.

Администрацию лицея стала настораживать его популярность, основанная на идеях свободолюбия. Попечитель лицея, давая отзыв об Ушинском как имеющем «большие дарования», тут же отметил, что он оказывает большое влияние на студентов и за ним необходимо «иметь постоянное наблюдение». В это время от профессоров университетов и Демидовского лицея также стали требовать на просмотр начальству подробные планы лекций, против чего протестовал Ушинский. Все это создавало представление о нем как о беспокойном в лицейской жизни человеке. Ушинский вынужден был подать прошение об увольнении ввиду «необходимости поездки в Петербург или Москву для совещания с медиками о болезни».

Оказавшись без средств к существованию, Ушинский был согласен на любую, но педагогическую работу. А пока приходилось тянуть лямку чиновника в Петербурге. Но были в эти годы и радостные события. В 1851 г. он женится на подруге детства Надежде Дорошенко.

В Петербурге Ушинский кроме чиновничьей службы сотрудничает в журналах «Современник» и «Библиотека для чтения», публикует свои литературные произведения.

Гатчинский сиротский институт. 1855—1859 гг. — время увлеченной деятельности Ушинского в Гатчинском сиротском институте в качестве преподавателя словесности, а позже — инспектора классов.

Этот период отмечен любопытным эпизодом в жизни Ушинского. В Гатчине долгое время инспектором классов был выдающийся педагог Егор Осипович Гугель. Он разрабатывал новые принципы, методы воспитания, опубликовал множество работ об умственном развитии детей. Он, в конце концов заболевший душевным расстройством, оставил в институте два шкафа с книгами. Лет двадцать стояли они запечатанными, к ним боялись прикасаться из-за того, что случилось с их хозяином. Когда же Ушинский открыл шкафы, он нашел там редкое собрание педагогических сочинений. «Этим двум шкафам я обязан в жизни очень многим, от скольких бы грубых ошибок был избавлен я, если бы познакомился с этими шкафами прежде, чем вступил на педагогическое поприще!..»

В Гатчинском институте, где дети воспитывались с малолетства, Ушинский провел большие преобразования в учебной работе, существенно повлиял на постановку воспитания.

В эти годы Ушинский продолжал много публиковаться. Вышли его статьи «О пользе педагогической литературы», «Три элемента школы», «О народности в общественном воспитании». Имя Ушинского стало известным среди педагогов, что послужило причиной перевода его в другое учебное заведение.

Смольный институт. В 1859—1862 гг. Ушинский работает инспектором классов в Смольном институте благородных девиц, куда он пришел с планами преобразования учебно-воспитательной системы на новых принципах. Преодолевая огромное сопротивление начальницы и почти всех преподавателей, ему удалось за три года произвести реорганизацию. Вот некоторые из нововведений: сокращение срока пребывания в институте с 9 до 7 лет; уравнивание объема знаний в «благородном» и «неблагородном» отделениях; введение отпусков девиц на каникулы к родителям; введение двухлетнего педагогического класса. Были пересмотрены учебный план и программы: введено преподавание естествознания и физики, увеличено количество часов курса родного языка за счет иностранных. А привлеченные для работы В. И. Водовозов, Д. Д. Семенов, Л. Н. Модзалевский, Я. II. Пугачевский и другие молодые преподаватели преобразовали и содержание, и методы обучения в Смольном. Развитие самостоятельности мышления, знакомство с жизнью, активная умственная деятельность скоро стали признаками нового способа обучения. В Смольном произошли разительные перемены.

«Ушинский — представитель новой жизни, носитель новых, прогрессивных идей, с энергией страстной натуры проводящий их в жизнь, до мозга костей демократ по своим убеждениям, считавший пошлостью и фокусами всякий этикет, всем сердцем ненавидящий формализм и рутину, в чем бы они ни проявлялись!» — так позднее охарактеризует Ушинского его ученица Е. Н. Водовозова[3]. Ушинский был честен, правдив и принципиален и своих убеждений никогда не скрывал.

Священник Смольного института составил клеветнический донос, обвинив Ушинского в безбожии, в нарушении институтских порядков, неисполнении указаний начальства. Начальница на основе этого доноса подала императрице жалобу на Ушинского.

Ушинскому казалось, что он без труда опровергнет клевету и докажет свою невиновность. «Несколько суток, — вспоминал Л. Н. Модзалевский, — почти не вставая, писал он обширное объяснение, значительно поседел и стал харкать кровью. Друзья серьезно были напуганы положением неповинного страдальца, которому действительно угрожала беда вместе с его семьей».

Ушинскому было предложено подать заявление об уходе из Смольного. Ему оставили прежнее содержание и отправили в длительную командировку за границу «для изучения постановки женского образования» в Европе. Пять лет прожил он в Швейцарии, познакомился там и подружился с Н. И. Пироговым, тоже отстраненным от педагогической работы в Киевском учебном округе.

Ушинский болезненно переживал отставку. «Что воздух для животного, то родина для человека, хотя бы эта родина была закрыта петербургскими туманами... Что я здесь такое? Зевало без роду и без племени; заживо похороненный человек, и живу только тогда, когда забываю, где я тружусь для моей родной страны» — это выдержка из письма И. С. Белюстину.

Ушинский продолжил упорно работать по изучению западной школы, по составлению собственных проектов развития народного просвещения в России. Именно в то время были написаны известные его работы: «Родное слово. Год 1-й и 2-й» (книги для начальной школы, впервые изданы в 1864 г.) и «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии».

В 1867 г. Ушинский возвратился в Петербург: пора было определять старших детей в учебные заведения. (В семье было шестеро детей — три девочки и три мальчика, их воспитанием и первоначальным образованием занимался сам отец.) В бытность за границей и вернувшись на родину, он много пишет и много публикуется, т.е. продолжает активно влиять на общественное педагогическое мнение, способствовать развитию школы, утверждению новых идей о воспитании.

Но здоровье Ушинского резко ухудшается, он стремится ускорить решение семейных дел. Покупает дом в Киеве, переводит дочерей из Смольного института в Киевскую гимназию.

Осенью 1870 г. вместе с младшими сыновьями Ушинский отправился в Крым для лечения и по дороге простудился. Скончался он в Одессе 22 декабря 1870 г. Гроб с его телом был перевезен в Киев и захоронен под каштаном возле Выдубицкого монастыря.

  • [1] Здесь и далее даты указаны по новому стилю.
  • [2] Ушинский К. Д. Собр. соч.: в 11 т. М ; Л., 1948-1952. Т. 11. С. 48.
  • [3] См.: Водовозова Е. Н. На заре жизни. М., 1934.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы