Психолого-педагогические рекомендации к отбору сюжетных игрушек

Все приведенные классификации можно отнести и к современным игрушкам, рынок которых из года в год становится все шире и разнообразнее, наблюдается феномен так называемой детской моды, когда игрушки являются признаком статуса ребенка в группе сверстников. Поэтому при выборе игрушек необходимо руководствоваться определенными критериями и психолого-педагогическими рекомендациями.

Психолого-педагогические требования к игрушке изучены и сформулированы Е. А. Косаковской, II. II. Линьковой, Е. А. Фле- риной, В. С. Мухиной, В. В. Абраменковой, А. Н. Фроловой, Е. О. Смирновой и другими и обобщены в Письме Минобрнауки России от 17 мая 1995 г. № 61/19-12 «О психолого-педагогических требованиях к играм и игрушкам в современных условиях»[1]. Этот документ и на сегодня не потерял своей актуальности.

Обязательными требованиями, предъявляемыми к игрушкам, обозначенными в данном документе, является невозможность:

  • — провоцировать ребенка на агрессивные действия;
  • — вызывать проявление жестокости по отношению к персонажам игры (людям, животным), роли которых выполняют играющие партнеры (сверстник и взрослый) и в качестве которых выступают сюжетные игрушки (куклы, животные);
  • — провоцировать игровые сюжеты, связанные с безнравственностью и насилием;
  • — вызывать интерес к сексуальным вопросам, выходящим за рамки детского возраста.

Особую педагогическую ценность имеют игрушки, обладающие следующими качествами:

  • — полифункциональность (возможность их широкого использования в соответствии с замыслом ребенка и сюжетами игры, способствующая развитию творческих способностей, воображения, знаковой символической функции мышления и других качеств);
  • — дидактические свойства (возможность обучения ребенка конструированию, ознакомления с цветом и формой, наличие механизмов программированного контроля, например, в электрифицированных игрушках);
  • - возможность применения группой детей (пригодность игрушки к использованию ее несколькими детьми, в том числе с участием взрослого как играющего партнера, например, коллективные постройки);
  • — высокий художественно-эстетический уровень либо их принадлежность к изделиям художественных промыслов, обеспечивающие приобщение ребенка к миру искусства и народному творчеству.

В психотерапевтической практике могут применяться специальные игрушки, являющиеся средством лечения и профилактики детских неврозов, в том числе детских страхов, направленных на профилактику сексуальных насилий, специальное половое воспитание.

Соответствие принципам безопасности игрушки отражается в Сертификате соответствия и Гигиеническом сертификате, которые продавцы детской игрушки должны иметь на руках.

Выбор игрушки на сегодня представляет проблему как для родителей, так и для педагогов. Обратимся к основным «проблемным точкам», существующим в условиях современного рынка игрушечной продукции.

В последнее время среди родителей и дошкольных работников появилось четкое убеждение в том, что игрушка обязательно должна быть развивающей. Однако критерии развивающей игрушки в науке на сегодняшний день недостаточно определены. Мы считаем, что понятие «развивающая игрушка» не может быть выведено на научный уровень и вписано в понятийный строй, поскольку развивающую деятельность можно организовать практически с любым объектом окружающего мира.

В связи с этим вопросом интерес вызывают исследования, проведенные в Центре игры и игрушки Московского государственного психолого-педагогического университета под руководством Е. О. Смирновой. В своих статьях под названием «Мифы о развивающих игрушках», «Игра — это всегда какая-то загадка, импровизация, неожиданность, сюрприз» автор, по сути, настаивает на самодеятельном, творческом характере игры и соответствующем выборе игрушки.

Так, по мнению Е. О. Смирновой, в обиходе сегодня бытует миф о том, что развивающие игрушки обязательно должны учить. Такое отношение к развивающей игрушке находит выражение в покупке множества пособий, которые, как правило, представляют собой красиво иллюстрированные издания, содержащие сведения, очевидные для взрослых, но пока что неизвестные маленьким детям: о величине, форме, цвете, буквах и цифрах. Работа с данным пособием сводится к сообщению ребенку новой информации и поэтому лишает малыша собственной активности. Е. О. Смирнова указывает, что исследования последних лет дают основания утверждать, что дети, с раннего возраста ориентированные на обучение и «раннее развитие», оказываются в старшем возрасте менее творческими, менее уверенными в себе, более тревожными и напряженными. Достижения в конкретных умениях (например, умение читать и знание цифр) не дают никаких преимуществ в умственном развитии и освоении школьной программы[2].

Другим популярным мифом является подбор игрушек исходя из их развивающих качеств, которые сводятся к тренировке ума, поскольку многие родители понимают развитие ребенка как чисто «интеллектуальное». С этой целью наиболее полезными оказываются головоломки, логические задачи и пазлы. Как отмечает Е. О. Смирнова, у большинства дошкольников нет реальной мотивации к этой деятельности. Действительное же развитие происходит только тогда, когда ребенок делает что-то сам, по собственному желанию, а значит — с интересом и удовольствием[3].

Е. О. Смирнова, описывая современную ситуацию в индустрии игрушек, называет ее маркетизацией детства, когда покупается масса товаров не потому, что они нужны, а для того, чтобы было, чтобы купить, показать другим. В этой ситуации у детей появляется множество игрушек (по подсчетам — более 200), а играют они, как правило, двумя-тремя[4].

В отношении так называемых страшных игрушек Е. О. Смирнова указывает, что они должны быть у детей в ограниченном количестве как отрицательный, негативный персонаж. Но при этом важно понимать, в какой степени эти игрушки «страшные». Для дошкольников крайне нежелательны игрушки типа вурдалаков, черепов, вампиров, гробов, но такие персонажи, как Баба Яга и Кощей Бессмертный, могут оживить игру и создать интригу[5].

Вместе с тем сегодня в продаже представлены равнообразные куклы, среди которых особым признанием девочек пользуются куклы по типу Барби. Вопрос о целесообразности игры с такой куклой не раз становился в центре внимания разнообразных популярных статей педагогической тематики, и, вопреки расхожему мнению, у куклы Барби имеются и сторонники, и противники даже среди ученых.

Психологи, специалисты в области психосексуального развития ребенка В. К. Лосева и А. И. Луньков положительно относятся к этой кукле и считают, что Барби помогает осваивать такую важную часть женской роли, как роль «красавицы». По мнению ученых, долгое время мы не располагали игрушками, отвечающими потребности девочек этого возраста играть в игры про «красавицу». Эту потребность девочки реализовывали посредством рисования однотипных принцесс, переодевания в нарядное мамино платье и туфли на высоких каблуках, использовали мамину косметику и украшения. С появлением куклы Барби эта потребность была удовлетворена, ведь появилась «красавица-принцесса» и вполне закономерно, что рядом с ней оказывается принц[6].

С точки зрения названных авторов, «запрет на удовлетворение потребности игры в “красавицу” неизбежно исказит психосексуальное развитие девочки, внесет раскол в ее сознание, создаст чувство собственной неадекватности. В сказках принцы женятся не на добрых “мамочках”, а на прекрасных принцессах, с которыми естественным образом отождествляет себя девочка в фантазиях. Поэтому запрет на игру в “красавицу” — это запрет на детскую фантазию о красоте и счастье»[3].

Отрицательно относится к «сексуальности» данной куклы доктор психологических наук В. В. Абраменкова, которая в своих работах резко критикует Барби. Игры с такими куклами, по мнению ученого, приобщают детей к культу красоты и материальных ценностей, создают установку на необходимость вырасти богатыми и красивыми. Обладая такой куклой, девочка начинает представлять себя не мамой, которая укачивает дитя, а горничной, убирающей ее дом и приводящей к ней бойфренда[8]. Безусловно, такая кукла провоцирует сюжет, связанный с фантазиями и мечтами о жизни, свойственными не дошкольникам, а подросткам.

Таким образом, действительно, кукла Барби не способствует обыгрыванию семейного сюжета игры. Однако и в традиционных советских изданиях по организации игры дошкольника отмечается, что в качестве кукол подбираются игрушки, изображающие и детей, и взрослых. Умелое руководство педагога игрой с такой куклой способствует обогащению сюжета детской игры, активизации действий по изготовлению кукольной одежды, мебели, в том числе народных костюмов и одежды профессиональной направленности, развитию детских представлений о нормах этикета, навыках эффективной коммуникации и др. Здесь очень важно, в какой мере у куклы выражена степень «навязчивости образа». Если у куклы ярко представлены половые признаки, слишком яркая «косметика», наивно-кокетливое выражение лица, то такая кукла обязательно натолкнет ребенка на соответствующий сюжет.

Большое количество «мифов» сегодня сложилось также вокруг игрушек для мальчиков. В. К. Лосева и А. И. Луньков, например, отмечают неоправданность убеждения в том, что «сыновья, играющие с военными игрушками, развивают в себе жестокость и “вырастут милитаристами”». Как указывают авторы, «играя с военными игрушками, мальчик присваивает зафиксированный в мифах, сказках и других феноменах культуры образец мужества, присущего благородному герою, отстаивающему позитивные ценности. Оружие, например, волшебный меч или лук, является основным, доступным для использования в игре ребенка атрибутом такого героя. Поскольку другие его атрибуты и признаки (например, физическую силу) он присвоить пока не может, то игрушечное оружие становится единственным знаком, средством, позволяющим “стать” в моменты игры “богатырем” или “рыцарем”»[9].

В практике работы дошкольных учреждений сложилась традиция разделения игрушек, а соответственно, и зон групповой комнаты но гендерному признаку. В группах выделяются специальные уголки для мальчиков и для девочек.

Безусловно, количество и качество игрушек для мальчиков не должно уступать количеству и качеству игрушек для девочек. Однако такое разделение группового пространства еще больше эмоционально разъединяет детей, не способствует разыгрыванию совместных сюжетов в процессе сюжетно-ролевых игр. Более того, как отмечает Е. О. Смирнова, мальчикам тоже нужно приобщаться к реальной действительности, к человеческим отношениям, поэтому «мальчикам нужны куклы-мальчики и желательно, чтобы они идентифицировались с мужским образом»[10].

Исследования педагогов показывают, что большое воспитательное влияние на детей оказывают народные куклы и игрушки, применение которых в практике детских садов неоправданно ограничено. Исследование Н. С. Александровой посвящено осмыслению значимости русских народных игрушек в воспитательно-образовательном процессе детского сада. В нем доказано, что большую педагогическую ценность представляют бабенковские, богородские, городецкие, дымковские, загорские, семеновские, филимоновские, федосеевские игрушки, т.е. игрушки, в которых представлены все виды русских народных игрушек и ярче всего выражены национальные черты[11]. Такая игрушка действительно является педагогически ценной, однако практикующие педагоги говорят об отсутствии и быстром угасании интереса современных детей к народным игрушкам. Возможная причина — однообразие возможных игровых действий. Поэтому предпочтение при выборе игрушек следует отдавать полифункциональным игрушкам, с которыми можно разнообразно и долго играть, используя в режиссерских играх детей.

  • [1] О психолого-педагогических требованиях к играм и игрушкам в современных условиях [Электронный ресурс] : письмо М-ва образования РФ от 17 мая1995 г. № 61/19-12. Доступ из справ.-правовой системы «КонсульгантПлюс».
  • [2] Смирнова Е. О. Правда и мифы о развивающих игрушках // Современноедошкольное образование. 2009. № 3. С. 72—77.
  • [3] Там же.
  • [4] Смирнова Е. О. «Игра — это всегда какая-то загадка, импровизация, неожиданность, сюрприз» // Современное дошкольное образование. 2013. № 2. С. 10.
  • [5] Там же. С. 11.
  • [6] Лосева В. К. Психосексуальное развитие ребенка. М.: А.П.О., 1995. С. 26.
  • [7] Там же.
  • [8] Абраменкова В. В. Во что играют паши дети? // Воспитание школьников.1998. № 4. С. 33-34.
  • [9] Лосева В. К. Психосексуальное развитие ребенка. С. 25.
  • [10] Смирнова Е. О. «Игра — это всегда какая-то загадка, импровизация, неожиданность, сюрприз». С. 11.
  • [11] Александрова Н. С. Русские народные игрушки как этноиедагогическийфеномен (на материале дошкольного образования): дис.... д-ра пед. наук. М., 2000.356 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >