Как повысить эффективность процедур банкротства компаний, входящих в холдинги?

Нерешенной для российской экономики и правоприменительной практики остается проблема несостоятельности компаний, входящих в холдинги: современное законодательство позволяет признать банкротом лишь отдельные юридические лица, часто не владеющие какими-либо активами. Ситуация усугубляется отсутствием не только правовой базы для признания банкротства групп компаний, но и единого законодательства, регламентирующего деятельность холдингов вообще.

Понимание важности урегулирования проблем, связанных с холдингами, привело еще в 1999 г. к разработке проекта Федерального закона "О холдингах", однако он так и не был принят, несмотря на усилия законодателей по внесению корректировок. В 2009 г. уже в Закон о банкротстве было введено новое для российского права понятие "контролирующие должника лица"; они несут субсидиарную ответственность в случае недостаточности имущества должника для погашения всех требований кредиторов. Однако приводимый в качестве примера перечень возможных контролирующих лиц весьма узок, а механизмы их выявления не прописаны. Холдинги широко используют возможности аффилированного финансирования в виде различных схем, которые трудно распознать.

Пример 13.14

В период кризиса 2008–2009 гг. получила распространение схема по "сбрасыванию" долгов холдинга на одно или несколько специально созданных предприятий группы, аккумулирующих обязательства и затем вступающих в процедуру банкротства. В подобных схемах были замечены ЗЛО "Связной", ЗАО МИАН, ООО "Эльдорадо", ООО "Сониквай", компании сети "Арбат Престиж", ООО "Самохвал" и др. Обычно подобные ликвидации незаметных "дочек" привлекают немного внимания или рассматриваются как часть процессов слияний и поглощений. Однако учитывая, что все значимые активы уже были выведены из такой аффилированной фирмы-должника, кредиторы холдинга имеют небольшие шансы на удовлетворение своих требований. В то же время из-за низкой прозрачности отношений между предприятиями холдинга очень трудно доказать зависимость должника от материнской компании, на балансе которой есть только активы без значимых обязательств.

С целью предотвращения возможной ответственности головные компании намеренно пытаются скрыть степень своего участия и контроля за деятельностью дочерних. Но даже в случае выявления реального владельца фирмы-должника погашение требований кредиторов едва ли возможно ввиду отсутствия соответствующих правовых механизмов, необходимых для взыскания задолженности с материнской компании. В связи с этим одним из направлений законодательного совершенствования регулирования банкротства могло бы стать, с одной стороны, установление барьеров для перевода долгов головной компании холдинга в дочернюю с целью ликвидации последней по упрощенной процедуре, а с другой – в случае нарушения установленных норм – привлечение головной компании к ответственности по обязательствам дочерних структур.

Пример 13.15

К настоящему моменту разработан законопроект, предполагающий создание специального режима при банкротстве предпринимательских групп. Теоретически это позволит должникам системно реструктурировать долги своего бизнеса, а кредиторам – увеличить возможности по взысканию долгов со всей группы; появится возможность объединения заявлений кредиторов о признании должниками группы лиц (в отношении компаний группы смогут вводиться единые процедуры наблюдения, финансового оздоровления, будет единый арбитражный управляющий). Кроме того, появится возможность обращения с ходатайством о погашении контролирующим членом группы требований кредиторов: если суд удовлетворит такое ходатайство, то за долги "дочек" будет рассчитываться материнская компания.

Несмотря на гипотетическую возможность такой реструктуризации, на практике она кажется нереальной: трудно представить, что материнская компания, имея возможность погасить обязательства дочерней компании, доведет дело до судебных процедур банкротства. Скорее эти положения законопроекта направлены против недобросовестных владельцев: они позволят кредиторам требовать банкротства сразу всех компаний группы при условии, что предпринимательская деятельность велась недобросовестно (например, из какой-либо компании выводились активы).

Следует подчеркнуть, что в случае принятия проекта Закона судам предстоит тщательно выявлять все связи внутри холдингов и их конечных владельцев. Основной проблемой будет доказать, что то или иное лицо имеет контроль над группой. Стандартные критерии, например, владение контрольным пакетом акций, на практике очень часто сложно применить. Поэтому введение в закон статей, касающихся банкротства групп компаний означает, что в целом в российском корпоративном праве и правоприменении должны произойти существенные изменения: увеличение прозрачности и выявление подлинных владельцев компаний.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >