Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Этнология (Этнография)

История отечественной этнологии (этнографии)

Накопление знаний о народах и первые их обобщения (XI–XVII вв.)

Истоки отечественной этнологии, а, как уже указывалось, для нее было характерно использование понятия "этнография", восходят уже к периоду Древней Руси. Древнерусские письменные источники свидетельствуют о постепенном накоплении знаний о быте и культуре разных народов и их происхождении.

Летописи содержат многочисленные этнонимы – как названия славянских племен (поляне, древляне, дреговичи и др.), так и их соседей (чудь, меря, весь, мурома, корела, литва, голядь, лопь и др.). Уже в то время делались попытки осмысления и обобщения сведений. "Повесть временных лет" (начало XII в.) содержит краткий очерк всемирной истории, в рамках которого летописец изложил свое видение проблемы происхождения славян. В соответствии со средневековыми представлениями, он рассматривал европейские народы как потомков Иафета – одного из сыновей библейского Ноя. Славяне, но утверждению летописца, сначала "седоша" на Дунае, откуда началось их широкое расселение. Летописец признавал, что народы обладают собственными обычаями, законами, преданиями и нравом. Главным же признаком народа он считал его, выражаясь современным языком, лингвистическую принадлежность, недаром, слово "язык" он использовал как синоним понятия "народа".

Первые описания дальних стран были связаны с паломничествами в святые земли, записи о которых называли "хожения". Самос раннее из них – "Житье и хожение Даниила, Русьскыя земли игумена" датируется XII в. В XV в. появилось "Хождение за три моря" тверского купца Афанасия Никитина, который в 1466–1472 гг. побывал в Персии, Индии, Эфиопии. "Хождение" включает его наблюдения за торговлей, сельскохозяйственными работами, одеждой населения этих стран, религиозными обычаями, пищей.

По мере продвижения на восток расширялись знания русских людей о Сибири. Не позднее XV в. было написано "Сказание о человецех незнаемых в восточной стране и о языцех розных", в котором приводились данные о внешнем облике и занятиях самодийских народов (самояди). К XVII в. относятся массовые документы, связанные с деятельностью сибирских землепроходцев – "скаски" (личные показания служилых людей), "росписи" (сведения о сибирских землях и их населении), ясачные книги (поименные списки автохтонного населения, платившего натуральный налог – ясак с указанием его размера). Расселение народов Сибири было отмечено на одной из карт "Чертежной книги Сибири" составленной в 1699–1701 гг. тобольским картографом С. У. Ремезовым.

В XVII в. начали собираться и сведения о соседних странах, в частности – Китае, куда ездили русские посольства (первое из них под руководством И. Петлина состоялось в 1618–1619). Наибольший интерес для этнографии представляет "Описание Китая", написанное главой посольства 1675–1678 гг. Н. Г. Спафарием-Милеску. Один из его разделов посвящен обычаям китайцев. Кроме того, Н. Г. Спафарий-Милеску зафиксировал полученную им информацию о Корее и Японии.

Отечественная этнография в XVIII – первой половине XIX в.

Собственно этнографические исследования начались в России с XVIII в., когда Петр I задался целью создать науку европейского образца, для чего пригласил иностранных специалистов. В 1714 г. в Санкт-Петербурге был образован первый музей – Кунсткамера, включавший этнографические коллекции. В 1724 г. учреждена Академия наук, ставшая главным исследовательским центром страны, а Кунсткамера была передана в ее ведение.

Поскольку идеологической основой развития науки XVIII в. была философия Просвещения, которая рассматривала историю человечества как движение по пути прогресса, вершиной которого явится просвещенное государство, обеспечивающее благоденствие подданных, научные исследования тесно увязывались с проблемами управления, так как они должны были служить пользе государства, способствовать улучшению народного быта и нравов.

Так, в 1719–1727 гг. состоялась Сибирская экспедиция Д. Г. Мессершмидта, организованная по указу Петра I для изучения лекарственной флоры, в рамках программы которой, Д. Г. Мессершмидт не ограничился поставленными задачами. Он занимался минералогией, зоологией, географией, историей, филологией, этнографией и археологией. Содействие Д. Г. Мессершмидту оказывали находившиеся тогда в Тобольске шведские офицеры, попавшие в плен во время Северной войны. Один из них, Ф. И. Страленберг, по возвращении его на родину издал, получившую широкую известность в Европе, книгу "Историческое и географическое описание северной и восточной частей Европы и Азии" (1730). В ней он предложил лингвистическую классификацию народов Урала и Сибири. Коллекции Д. Г. Мессершмидта были переданы в Кунсткамеру, большая их часть погибла во время пожара 1747 г., но его дневники использовали последующие исследователи Сибири.

В 1733–1743 гг. вела исследования Великая Северная/Первая Академическая экспедиция. Морской отряд экспедиции во главе с В. Берингом имел задачу обнаружить морской путь в Америку и решить вопрос о связи ее с Азией, а сухопутный – исследовать географию, природу и население Сибири. Руководителями сухопутного отряда являлись члены Академии наук историк Г. Ф. Миллер и натуралист И. Г. Гмелин. Отряд получил инструкции, которые, η числе прочего, предписывали изучать расселение народов, предания об их происхождении, обряды, обычаи и, особенно, религию. Г. Ф. Миллер непосредственно курировал работы в сфере этнографии. За десять лет он объездил Поволжье, Западную и Центральную Сибирь, работал с документами из сибирских архивов, общался со сборщиками ясака, занимался формированием коллекций, составлял словари местных языков. В ходе своих исследований он использовал анкеты, которые высылал местной администрации для получения первичного материала. На основании результатов экспедиции Г. Ф. Миллер создал капитальный труд "История Сибири" и монографию "Описание трех языческих народов в Казанской губернии".

Самой восточной территорией, где работали участники сухопутного отряда, стала Камчатка. В 1737–1741 гг. комплексные исследования в этом регионе проводил студент С. П. Крашенинников, а с 1740 г. также натуралист адъюнкт Петербургской Академии наук Г. В. Стеллер и астроном Л. Д. де ла Кройер. Впоследствии, уже став академиком, С. П. Крашенинников опубликовал монографию "Описание земли Камчатки" (1755), в третьей части которой рассказывается о местных народах – ительменах, коряках, а также айнах Курильских островов. Исследование отличали детальность описания и внимание автора к локальным различиям в культуре. "Описание..." стало фактически первой этнографической книгой на русском языке и уже в 1760-е гг. было переведено на ряд европейских языков.

Полевые этнографические исследования были продолжены в 1768–1774 гг., когда Академия наук организовала Физическую или Академическую экспедицию, руководство которой осуществлял II. С. Паллас. Она состояла из пяти отрядов, сотрудники которых обследовали Европейский Север, Поволжье, Урал, Сибирь. По итогам работ И. Г. Георги, возглавлявший 5-й Оренбургский отряд, написал первую монографию о народах России – "Описание всех обитающих в Российском государстве народов", изданную в 1776–1780 гг. в четырех частях на немецком языке.

В ней И. Г. Георги обобщил личные наблюдения, материалы коллег по экспедиции, имеющиеся письменные источники и труды предшественников. Книга состояла из очерков по 10–25 страниц, посвященных 89 этническим общностям, в основном, Поволжья, Прикамья, Приуралья, Западной и отчасти Восточной Сибири. К тексту прилагались гравюры, изображавшие представителей народов в традиционных костюмах. "Описание..." явилось итогом этнографических экспедиций XVIII в., и долгое время оставалось единственной и фактически первой монографией, посвященной народам России.

В XVIII в. началось изучение русского народа, под которым тогда понимали в целом восточных славян – великороссов, малороссиян (украинцев) и белорусов.

Проблемы исторической этнографии русских рассматривались в "Истории Российской" В. Н. Татищева. В своих трудах он также уделял большое внимание другим проблемам этнографической науки, относимой им к предметной области географии, в частности, пытался классифицировать народы по языковому принципу. В трудах М. В. Ломоносова были поставлены вопросы происхождения русских и влиянии на их культуру соседей. Он считал предками русских ираноязычных кочевников сарматов, но признавал участие в их этногенезе и других народов, в частности, "чудских" (финно-угорских) племен. В середине XVIII в. возникла, продолжающаяся по сей день, дискуссия норманистов и антинорманистов о роли норманнского (варяжского) компонента в формировании русского государства и происхождении названия "русь". М. В. Ломоносов занимал антинорманистскую позицию, отрицая скандинавское влияние и отождествляя Рюрика и его дружину с нолабскими славянами. Г. Ф. Миллер выступал его оппонентом.

Во второй половине XVIII в. широко публиковались произведения русского фольклора, чему способствовал возросший к нему интерес в среде образованного общества. Изданная в 1769 г. "Российская универсальная грамматика" Н. Г. Курганова, включала сборник пословиц, расположенных в алфавитном порядке. В 1770 г. вышло в свет анонимное "Собрание 4291 древних российских пословиц", в 1770–1774 гг. – "Собрание разных песен" М. Д. Чулкова, в 1780–1783 гг. – "Русские сказки" (в 10 частях), в 1776–1795 – "Собрание русских простых песен с нотами" в 4 частях В. Ф. Трутовского. Эти и другие издания еще не соответствовали современным стандартам научных публикаций. В сборники включались не только народные, но и литературные произведения М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, Μ. М. Хераскова. Авторы-составители сборников обычно не претендовали на решение научных задач, отмечая, что публикации предназначены для увеселения читателей. Кроме того, тексты искажались цензурой, поскольку, как считалось, они воздействовали на народные нравы и могли способствовать не только их улучшению, но и ухудшению.

В первой половине XIX в. изучение русского народа продолжилось на новом уровне. В 1830–1850-е гг. в среде образованного общества сложилось славянофильское движение, сторонники которого отстаивали идею самобытности русского народа и особого пути его развития. Народная культура вызывала живой интерес у славянофилов, а фольклорные произведения они рассматривали как отражение народного быта и мировоззрения. В это время вырабатывались научные методики сбора фольклорных материалов и их анализа как этнографического и исторического источника, утверждалось представление о том, что все фольклорные жанры важны в деле изучения народной культуры. В 1838 г. фольклорист-славянофил П. В. Киреевский в соавторстве с А. С. Хомяковым и Η. М. Языковым опубликовал "Песенную прокламацию" – первое руководство для собирателей, в котором призывал записывать все встретившиеся произведения народного творчества без искажений ("слово в слово, все без изъятия и разбора").

В первой половине XIX в. большую известность получили исследования профессора Московского университета И. М. Снегирева. В монографии "Русские в своих пословицах" (1831), он не просто публиковал тексты пословиц, но рассматривал их как исторический источник, важный для понимания народной культуры. И. М. Снегирев стремился классифицировать пословицы, выявить их происхождение. Кроме того, он являлся автором работ, посвященных народным праздникам (народные обряды он четко отделял от церковных ритуалов) и лубочным картинкам.

Различные аспекты русской народной культуры были рассмотрены в книгах И. П. Сахарова и А. В. Терещенко.

Сахаров И. П. собирал, издавал и анализировал различные источники, имевшие отношение к русской истории и культуре, в том числе народной. Современные критики отмечают вольное обращение И. П. Сахарова с фольклорными текстами, но его публикации заговоров, загадок, материалов по праздникам и играм и сегодня представляют научную ценность. Вышедшая в свет в 1848 г. четырехтомная монография А. В. Терещенко "Быт русского народа", представляла собой попытку системного описания этнографии русских. В книгу вошли разделы о материальной культуре, описания губернских вариантов свадебной обрядности, календарных обычаях и обрядах.

Огромный фактический материал был собран В. И. Далем. Труд всей его жизни "Толковый словарь живого великорусского языка" вышел в свет в 1861 – 1868 гг. и включал 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок. В 1862 г. В. И. Даль издал отдельный сборник "Пословицы русского народа", большинство которых было записано им лично во время поездок по России. В. И. Даль стал первым крупным исследователем, который, несмотря на критику, последовательно выступал против цензурирования источника, отстаивал идею научной публикации текстов независимо от их содержания и в том виде, каком они были записаны. После работ В. И. Даля эти принципы стали общепринятыми в научном сообществе.

Благодаря морским путешествиям первой половины XIX в. существенно был расширен круг этнографических материалов по народам, живущим за пределами России. В 1803–1806 гг. состоялась первая кругосветная экспедиция под руководством И. Ф. Крузенштерна и ΙΟ. Ф. Лисянского, участники которой посетили о-ва Океании, Японию, Сахалин, Русскую Америку. Вплоть до продажи Аляски в 1867 г. русские кругосветные плавания совершались регулярно. Их целями были вывоз пушнины и снабжение жителей Русской Америки зерном, солью и порохом. Одновременно перед мореплавателями ставились исследовательские задачи, в том числе этнографического характера, в состав команд включались ученые. Результаты экспедиций публиковались (наибольший интерес для этнографии представляют записки

В. М. Головнина и Ф. П. Литке), доставляемые в Россию этнографические коллекции передавались в Кунсткамеру.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы