Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА
Посмотреть оригинал

Направления совершенствования оценки уголовно-правовой ситуации и ее влияние на реализацию уголовной политики

Анализу и оценке уголовно-правовой ситуации в правоохранительных органах не всегда уделяется должное внимание. Направления для максимального использования всех возможностей, которые имеются в распоряжении субъектов уголовной политики, для совершенствования оценки уголовно-правовой ситуации определяются за счет постоянного мониторинга. Использование мониторинга, как правило, значительно расширяет систему методов информационного обеспечения уголовной политики, способствует большей полноте и достоверности информации за счет сужения дискретности ее получения, объективно присущей периодическому анализу уголовной статистики, или путем периодических опросов населения и применения других методов.

Система мониторинга должна быть построена таким образом, чтобы материалы экспертизы и основанные на них экспертные оценки охватывали практически всю территорию РФ или муниципальные территории региона. Причем речь идет об отражении в суждениях экспертов не только общих «сквозных», относящихся в равной мере к любому региону характеристик применения уголовно-правовых средств — выявленных преступлениях, возбужденных делах по конкретным преступлениям, и делам, переданным в суд, и практики назначения наказаний. Такой мониторинг должен содержать информацию, характеризующую особенности и результативность правоприменительной деятельности каждого субъекта Российской Федерации и иметь целью оптимизацию комплекса применяемых мер борьбы с преступностью. Информация, получаемая в процессе мониторинга, является результатом оценок соответствующих сведений экспертов, проводимых с помощью специальных процедур с использованием программ ЭВМ.

Цели мониторинга уголовно-правовой ситуации:

  • — получение комплексной, надлежащим образом обработанной и научно оцененной информации о зарегистрированной преступности, ее причинах и результатах борьбы с ней;
  • — формирование с помощью метода экспертных оценок дифференцированной оценки уголовно-правовой ситуации в России, регионе и на территории муниципалитета;
  • — корректировка выводов, основанных на ведомственной и межведомственной информации, с помощью научно обоснованных суждений независимых экспертов. Представленная характеристика мониторинга является несколько обобщенной, не отражающей в полной мере специфики оценки именно уголовно-правовой ситуации. В связи с этим необходимо определить особенности содержания уголовно-правовой ситуации, а также ее назначение для формирования уголовной политики.

Оценка уголовно-правовой ситуации предполагает анализ проблемы соотношения нормативно-определенных видов преступного поведения и тех деяний, которые потенциально опасны, однако по ряду причин еще не нашли отражения в уголовном законе. Традиционно указанные случаи именуются пробелами права и представляют собой не урегулированные законом общественные отношения. Выявление таких пробелов и «побуждение» законодателя в установленном законом процедурном порядке к их устранению — одно из важных направлений оценки уголовно-правовой ситуации. Первоочередной задачей, которая может быть решена при оценке уголовно-правовой ситуации, является обнаружение в общественных отношениях «деформаций», требующих специального уголовно-политического реагирования государства. При этом, во-первых, необходимо установить, какие общественные отношения подвержены в большей мере нарушениям, связанным с причинением вреда общественным или индивидуальным интересам, требующим уголовно-правового, организационного, ресурсного и иного реагирования, определить содержание и границы этого явления. Во-вторых, следует уточнить уровень общественной опасности, динамику развития, очередность разработки и реагирования на отклонения общественных отношений, степень распространенности, интенсивности, длительности, массовости негативных форм поведения и иных обстоятельств.

Следует отметить, что формирование в том или ином обществе шкалы социальных ценностей проходит достаточно сложные исторические этапы и основано на национальных, культурных, социальнопсихологических и экономических традициях. Такая шкала включает в себя оценочный момент, и в то же время она носит нормативный правовой характер. Для понимания необходимости воздействия на общественные отношения мер уголовно-правового и уголовно-политического характера важно представлять, что носителями противоправных форм поведения в обществе являются конкретные люди. А уголовноправовые нормы, как любые правила поведения людей, их взаимосвязь с общественными процессами, требуют определенной оценки.

Процесс разработки уголовно-правовых норм, криминализации или декриминализации тех или иных общественно опасных форм поведения определяется их функциями. В их числе следует выделять и оценивать при проведении мониторинга опознавательную, разграничительную, оценочную и результативную функции. В конечном счете опознавательная функция выявляет те формы поведения или общественные деформации, которые подлежат запрету под угрозой уголовного наказания, а ценности — как защищаемые. Разграничительная функция определяет границы общественно опасных в отличие от правопослушных форм поведения человека. Оценивающая функция направлена на установление необходимости и границы санкций, определяющих ответственность за те или иные формы поведения как общественно опасные. Мониторинг применительно к оценке этих функций объективно проявляется в постоянном изменении свойств криминальной ситуации в России, субъектах РФ и вытекающей из этого необходимости оптимизации УК РФ и некоторых уголовно-правовых норм.

Уголовно-правовая ситуация оценивается в контексте более широкой категории — уголовно-политической, в которую, в частности, входит социально-правовая оценка реакции правонарушителя и иных лиц на уголовно-правовое воздействие. Путем отслеживания отмеченной реакции и статистических показателей устанавливается обратная связь между уголовно-политическим воздействием со стороны государства и результатами деятельности субъектов уголовной политики того или иного уровня. Вместе с тем необходимо реально оценивать возможности уголовно-правового воздействия. Исследования дают основания полагать, что существуют достаточно жесткие границы позитивного уголовно-правового воздействия на преступность. За пределами этих границ при любом усилении репрессивного аппарата, ужесточении мер уголовной политики не следует ожидать положительных результатов. В последние годы вера в возможность успешной ресоциализации преступников с помощью уголовного наказания, в особенности такого, как лишение свободы, заметно поколеблена. В большой мере поколеблена вера в реальность общепревентивного воздействия уголовного наказания как при законодательном установлении уголовной наказуемости за определенные деяния, так и в случаях практического применения наказания к лицам, их совершившим. Эти сомнения имеют под собой определенные основания. Именно поэтому следует считать недопустимым отождествление причин ухудшения криминальной ситуации с недостатками применения уголовно-правовых мер. Воспитательный и общепревентивный эффект уголовного наказания надлежащим образом не исследован, как впрочем не определены критерии и конкретные показатели зависимости между ними. Критерий ресоциализации преступников в настоящее время связывают с показателями уровня рецидива. Между тем подобный показатель нельзя считать корректным, поскольку при этом к частнопредупредительному воздействию относят случаи, когда уровень рецидива рассчитывается вне зависимости от умышленной формы вины, по категориям небольшой тяжести либо когда первая судимость была в несовершеннолетнем возрасте. За вычетом подобных случаев эффект частнопредупредительного воздействия наказания оказывается значительно ниже. Отсутствуют критерии оценки общепревентивного эффекта уголовного наказания. Вопросы общей превенции уголовного наказания решаются преимущественно умозрительно, на основе логических заключений, а не путем надлежаще организованных эмпирических исследований. При отсутствии соответствующих показателей сложно рассчитывать на эффективность мониторинга уголовной политики.

Исследователи уголовной политики должны иметь в виду, что механизм воздействия уголовного законодательства и деятельности субъектов уголовной политики на общественные отношения, носящие противоправный характер, отнюдь не сводится к применению наказания или угрозе наказанием. Этот механизм включает также криминализацию, т. е. «объявление» определенных общественно опасных деяний преступными, правовоспитательную деятельность с населением при реализации задач уголовной политики, а также принятие иных мер упорядочения среды функционирования.

Оценку уголовно-правовой ситуации, как элемента уголовной политики, нельзя проводить в отрыве от критериев эффективности законодательства, прежде всего уголовно-правового цикла, и практики его применения. Результативная функция применения уголовного закона выражается в показателях того, насколько удалось организовать и стимулировать субъективный фактор на достижение конечных результатов совокупного действия уголовно-правовых норм, обеспечить реализацию целей, стоящих перед различными субъектами уголовной политики. Количественно эффективность применения уголовного законодательства можно установить сопоставлением уровня, структуры, динамики преступлений и конкретными показателями доли лиц, совершивших и не совершающих преступлений, доли тяжких преступлений в структуре преступности в целом, доли рецидивной и первичной преступности, в их сравнении со средними аналогичными показателями других субъектов РФ или муниципальных территорий, в пространственно-временном сравнении. Результативная функция эффективности определяется «технологической цепочкой»:

  • — знание и уяснение смысла закона (уголовно-правовой нормы), следование ему. Применительно к первому звену «цепочки» надо сказать о ясности и непротиворечивости, структурной «простоте» конкретной нормы;
  • — следование закону, которое связано с ценностными ориентациями личности, интенсивностью позитивного воздействия факторов различного уровня, начиная с взаимного контроля в первичном коллективе (семье, бытовом и служебном окружении) и заканчивая общественным мнением как средством формирования правопослушного поведения.

Определение эффективности (результативности) уголовно-правового воздействия на преступность и оценка уголовно-правовой ситуации предполагают сопоставление результатов (активности и наступательное™) деятельности субъектов уголовной политики с теми изменениями, которые происходят в тенденциях (изменениях состояния и динамики) преступности. Следует при этом учитывать, что не существует прямой, непосредственной зависимости названных явлений. Эти изменения — результат взаимодействия всей совокупности факторов, влияющих на преступность, и «вычленить» собственную долю влияния уголовно-правового воздействия практически невозможно. Поэтому представление об эффективности уголовно-правового воздействия можно составить лишь при корреляции эмпирических показателей уголовно-правового воздействия и изменений в преступности, если такая корреляция не искажена действием каких-либо явно выраженных социальных и правовых явлений. К ним могут относиться существенное изменение законодательства уголовно-правового цикла, изменения в правоохранительных структурах и их функциях, наличие межнациональных конфликтов, а также существенное изменение организационных, информационных, методических и ресурсных возможностей в деле борьбы с преступностью.

Оценка эффективности уголовно-правового воздействия на преступность, определяемая по результатам мониторинга, даже применительно к прикладным целям будет весьма приблизительной. Это происходит ввиду сложности механизма уголовно-правового воздействия, недостатков в нынешней оценке деятельности субъектов уголовной политики в борьбе с преступностью, невозможности количественной оценки некоторых усилий правоприменительной деятельности, неполноты и недостоверности статистической информации и т. п. Однако мониторинг позволяет выявить промежуточные результаты: все ли возможные средства уголовной политики применяются правоохранительными органами, насколько активно и умело они используются, в какой мере их деятельность соответствует задачам эффективной борьбы с преступностью в сложившихся социальных и иных условиях.

Определение эффективности уголовно-правовой борьбы с преступностью применительно к неоперациональным показателям (показателям, не поддающимся конкретизации до уровня количественно измеряемых явлений) возможно лишь на основе экспертных оценок и результатов изучения общественного мнения. Поскольку правоохранительные органы действуют в сфере, где мало сопоставимых показателей, а критерии оценки в достаточной мере не разработаны, следует проводить экспертные замеры и опросы общественного мнения по вопросам оценки населением состояния общественного порядка и общественной безопасности и деятельности этих органов.

Оценка уголовно-правовой ситуации не играла бы такого значения для формирования уголовной политики, если бы ее логичным продолжением не являлось уголовно-правовое прогнозирование и планирование, для которого необходимо активное применение аппарата научного предвидения. Именно прогнозирование дает возможность правильно определить цели, учесть и сбалансировать текущие задачи с перспективными требованиями, выделить главное, обозначить второстепенное, способствовать разработке механизма последовательного осуществления выработанных решений. Следовательно, прогнозирование — это тот инструмент, который позволяет определить приоритеты уголовной политики. Результаты предвидения являются основой для научной экспертизы того, какие проблемные ситуации потребуют использования уголовно-правовых средств в целях совершенствования правового регулирования и охраны общественных отношений от преступности. Планирование мер противодействия преступности, если оно основывается на достоверном прогнозе, может позитивно воздействовать на криминальную ситуацию, выступая, таким образом, в качестве одного из способов, посредством которых осуществляется уголовная политика государства, базирующаяся в числе прочих на уголовно-правовой оценке.

Планирование реализации уголовной политики на уровне регионов и муниципальных территорий осуществляется на базе директивнополитических установок и законодательных изменений, включает следующие этапы: формулирование в проектах программы, в планах целевой установки; определение конкретных мер, последовательности их выполнения и исполнителей; оценка достигнутых результатов; внесение корректив в программу или план с учетом изменения криминальной ситуации. В зависимости от цели и структуры процесс планирования может иметь «предписывающий» (директивный) или «направляющий» (практический) характер. В рамках планирования может предусматриваться подготовка и внесение в законодательное собрание субъекта РФ, который может выступить с законодательной инициативой, предложений по совершенствованию уголовного и иного законодательства, чтобы локализовать неблагоприятное развитие уголовноправовой ситуации.

Отметим, что вопросы мониторинга уголовно-правовой ситуации имеют важное значение для формирования и реализации уголовной политики, так как являются первым этапом сбора необходимой информации. Это позволяет, во-первых, сопоставить представление об уголовно-правовом регулировании с реальным положением, интенсивностью и распространенностью совершаемых преступлений. Во-вторых, на основе полученных данных можно оптимизировать направления применения правовых, организационных, информационных, методических и ресурсных средств воздействия на преступность, имеющихся в арсенале уголовной политики. В-третьих, прогнозировать на ближайшую перспективу дальнейшее развитие уголовного законодательства и иных законодательных актов, совершенствование структуры и функций субъектов уголовной политики, расширяющих возможности воздействия на преступность. И, в-четвертых, программировать и реализовывать уголовно-политическое воздействие на преступность в условиях современной ситуации.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы