Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА
Посмотреть оригинал

РЕАЛИЗАЦИЯ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ

Борьба с посягательствами на личность — основное направление уголовной политики

Свобода личности и защита ее прав гарантируется Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами: Всеобщей декларацией прав человека, Международными пактами об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах и др. В конечном счете охране прав личности подчинена вся система российского уголовного права, причем эта задача выделена в качестве приоритетной.

Защита личности от криминального насилия тесно связана с защитой от преступного насилия общества и государства. Насильственные посягательства на конституционный строй, государственную и общественную безопасность, как правило, означают и посягательства на права отдельной личности (например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, вооруженный мятеж, терроризм, захват заложника). При организации уголовно-правовой защиты не следует противопоставлять указанные объекты, необходимо исходить из того, что все они — это посягательство на личность. От того, насколько обеспечена ее защита, зависит авторитет государственной власти и оценка деятельности правоохранительных органов. Поэтому одной из важнейших задач реализации уголовной политики в современных условиях является эффективная борьба с преступлениями, связанными с тяжкими посягательствами на личность. Никакие другие ценности не могут иметь приоритетов по сравнению с жизнью и здоровьем человека. Право на жизнь — исключительная, высшая ценность. Именно это право поставлено Конституцией на первое место: «Каждый имеет право на жизнь» (ст. 20).

Значимость этой задачи возросла в связи с увеличением в структуре преступности доли тяжких преступлений, негативным изменением их мотивации. Например, если раньше убийства и тяжкие телесные повреждения в подавляющем большинстве совершались на почве происходящих в состоянии алкогольного опьянения конфликтов, ссор межличностного характера либо из хулиганских побуждений, то в последние годы возросла доля преступлений, совершенных по мотивам корысти, устранения конкурентов либо в интересах или с участием организованных преступных формирований (показательные расправы — «заказные» убийства), а также имеют экстремистскую направленность. Все это требует корректировки задач уголовной политики, незамедлительной разработки достаточной правовой базы, совершенствования организационных, в том числе информационных, аспектов, методик раскрытия преступлений, профессиональной подготовки и переподготовки, формирования умений сотрудников правоохранительных органов.

Если в 60—80-х гг. XX в. прирост уровня тяжкой преступности, связанной с причинением вреда жизни и здоровью человека, составлял от 2 до 5 % ежегодно и также постепенно происходили ее качественные изменения, то к концу 80-х гг. положение резко ухудшилось. После непродолжительного снижения до 1993 г. начался взрывной рост, продолжавшийся почти два десятилетия и практически в смягченной форме не прекращающийся до сегодняшнего дня. В то время как среднегодовой показатель за 1981—1985 г. составил 31 660 преступлений, за 1986—1990 гг. — 29 152, то за 1991—1995 гг. он был равен 58 282 преступлениям, а начиная с 1995 г. этот показатель еще вырос. На рубеже веков более чем в 50 субъектах Российской Федерации возросло количество убийств, в 30 субъектах — причинение тяжкого вреда здоровью. В 2000 г. количество посягательств на жизнь и здоровье людей увеличилось почти во всех субъектах РФ. Среди преступлений против личности преобладают умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (24—26 %); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (свыше 42 %). Число зарегистрированных убийств и покушений на них превысило 30—32 тыс., умышленных причинений тяжкого вреда здоровью составило 50 тыс.

Приведенные показатели не исчерпывают ни актуальности вопроса о необходимости интенсивности защиты личности, ни криминальной напряженности в этой области, о чем свидетельствуют следующие данные: за последние годы ежегодно регистрируется более 80 тыс. таких преступлений, как угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, совершенных более чем 60 тыс. человек. Необходимо при этом учитывать, что значительное количество убийств маскируется преступниками под безвестное исчезновение жертв. Ежегодно без вести пропадают более 45—50 тыс. человек.

Важно отметить, что в структуре организованной преступности посягательства против жизни и здоровья человека составляют 2—3 %, но при этом больше половины — это убийства. Реформирование общества в 1990—2000-х гг. резко ухудшило социальную и правовую защищенность широких слоев населения, привело к ослаблению ресурсного (финансового, материально-технического, кадрового и пр.) и иного организационного обеспечения правоохранительных органов, вызвало усиление преступных посягательства на личность. Значительную роль играет ломка идеологических стереотипов, изменение моральных ценностей, падение правовой культуры населения. Эти и иные социальные факторы следует учитывать при определении стратегии государственных и муниципальных органов, при реализации превентивной и воспитательной функций уголовного права.

Для точного представления о складывающейся проблемной ситуации в сфере защиты личности ведущее значение имеют показатели интенсивности криминального насилия, его структуры, мотивации и тяжести последствий. Надо также принимать во внимание данные об уровне и динамике рецидивных посягательств на личность. Специфика оценки реального уровня посягательств на личность заключается в учете их высокой латентности. Поэтому необходимо использовать статистику индексных преступлений, тех, латентность которых наименьшая: убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицированные виды изнасилований и т. д., их сопоставление с косвенными данными медицинских и страховых учреждений, сведениями о лицах, пропавших без вести, результатами опросов сотрудников правоохранительных органов и населения. Дифференцированный подход к оценке уровня латентности отдельных видов преступных посягательств на личность является одной из предпосылок уточнения задач и направлений уголовной политики.

При определении стратегии защиты личности от преступности следует учитывать наличие и изменение численности групп высокого криминального и виктимного риска на территории, распространенность фоновых явлений, представляющих питательную среду для криминального насилия (пьянство, наркомания, проституция, миграция населения и т. д.). К группам виктимного риска могут быть отнесены мигранты, безнадзорные подростки, проститутки, бродяги, попрошайки и даже уличные торговцы. Многие из них одновременно входят и в группы высокого криминального риска, как и лица, ранее судимые, наркоманы, вынужденные переселенцы и др.

Характерная черта нашего времени — распространение ценностных ориентаций, реализующих насилие, жестокость и корысть. Это диктует необходимость принятия мер по взаимодействию со средствами массовой информации, чтобы уменьшить поток пропаганды насилия, жестокости и корысти как предпочтительных или вполне допустимых стереотипов поведения. Надо иметь в виду, что формирование информационной направленности различных средств массовой информации выходит за рамки компетенции правоохранительных органов, поэтому следует «включать» механизм информирования законодательных и исполнительных органов, власти и других органов и общественных формирований, которые могут корректировать неблагоприятную криминальную ситуацию в сфере защиты личности.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы