ЦЕССИЯ И ПРИНЯТИЕ НА СЕБЯ ЧУЖОГО ДОЛГА

Цессия

Замена кредитора путем новации и ее неудобства

Рассматривая вопрос о "делегации" (п. 355), мы видели, что кредитор может быть заменен другим лицом в результате новации, т.е. прекращения первоначального обязательства, в котором участвовал один кредитор, и создания нового обязательства, в котором участвует другой кредитор. Однако неудобство новации заключалось в том, что с прекращением первоначального обязательства прекращались обеспечивающие его залог и привилегия преимущественного удовлетворения, если она была присуща первоначальному обязательству.

Pent priviligium... tutelae, si post... pubertatem tutelae actio novctur (D. 46.2.29).

Отпадает право преимущественного взыскания подопечным с опекуна, если по достижении совершеннолетия требование, вытекавшее из опеки, было новировано.

Кроме того, для проведения делегации требовалось участие должника. Поэтому стало необходимым проводить изменение личности кредитора, не прибегая к разрушению первоначального обязательства, а сохраняя его силу, с тем, чтобы о происшедшем изменении в личности кредитора должник был поставлен в известность post factum. А для этого требовалась подвижность, которою римское обязательство первоначально не обладало.

Первоначальная неподвижность римского обязательства

Римское обязательство было на ранних стадиях строго личным взаимоотношением кредитора и должника. Это соответствовало замкнутому характеру хозяйства, еще не успевшего выйти на простор средиземноморской торговли. Лишь в результате длительного экономического развития появляется подвижность обязательства и становится возможной изменяемость субъектов обязательства, притом сначала не по договору, а преимущественно в связи с переходом долговых требований к наследникам.

Non solet stipulatio semcl сні quaesita ad alium transire nisi ad heredem (D. 7.1.25.2).

Возникшее однажды для кого-нибудь право требования обычно не переходит к другому, за исключением перехода к наследнику.

Во времена Гая (II в. н.э.) положение дела, создавшееся как следствие ограниченной подвижности обязательства, оставалось без значительных изменений.

Quod шіііі ab aliquo debetur, id si velim tibi deberi... opus est ut iubente me tu ab eo stipuleris; quae res efficit ut a me liberetur et incipiat tibi teneri; quae dici-tur novatio obligation (Гай. 2.38).

Гели я ( К11 хочу, чтобы то, что мне должен кто-то [В], он стал должным тебе [К2], то нужно, чтобы ты [К2] но распоряжению моему [К1] принял бы от него [Б] обещание; в результате этого он [Г)| освободится от меня [К1] и начнет быть должным тебе [К2]: произойдет то, что называется новацией обязательства.

Таким образом, продолжает Гай -

sine hac novatione non poteris tuo nomine agere.

не прибегая к этой новации, ты [К2] не можешь взыскивать от твоего имени.

Без новации новому кредитору нельзя было действовать от своего имени, так как цессия, как таковая, еще не была признана; действовать же от чужого имени нельзя было виду старинного правила:

Nenio alieno nomine lege agere potest (D. 50.17.123 pr).

Никто не может действовать от чужого имени в легисакционном процессе.

Аналогичное правило применялось в материальном праве Квинтом Муцием Сцеволой, жившим около 125 г. до н.э., т.е. в период перехода от легисакционного процесса к формулярному (п. 52).

Nec paciscendo пес legem dicendo пес stipulando quisquan alteri cavere potest (D. 50.17.73.4).

Ни путем соглашения, ни установлением условий сделки, ни путем стипуляции никто не может обусловливать права для другого.

Архаический стиль этого изречения, восхождение его к верховному жрецу и юристу эпохи veteres Квинту Муцию Сцеволе показывают, что не только во времена составителей Дигест, но и в классическую эпоху эти правила повторялись с чувством почтения; однако живым голосом (viva vox) права они уже не были.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >