Проявления дипломатической защиты в средние века и в новое время

Средние века - это эпоха феодального общества, которое пришло на смену рабовладельческому в результате общественного развития и появления на исторической арене новых народов, в том числе тех, которые в то время еще были на стадии разложения родового строя. Ранние феодальные государства возникли в Европе в начале средних веков.

В международной практике средневековой Европы мы встречаемся с широким кругом института дипломатической защиты. Заметное развитие получили институты посольского права (дипломатическое право), ранги послов, обычай содержания послов в пути и в месте пребывания, а также их неприкосновенность.

Начиная с XV в. временные посольства постепенно превращаются в постоянные, значительно расширяются их функции и, соответственно, привилегии. Международные связи осуществлялись также на «вселенских соборах» католической церкви, а с конца XIII в. - и на светских съездах государей и послов (наиболее известные: в 1201 г. - в Тарасконе, в 1366 г. - в Данциге, в 1429 г. в Луцке, в 1435 г. в Аррасе), на которых обсуждались совместные военные мероприятия, разрешались международные споры и принимались решения, определявшие те или иные нормы международного права"5.

Однако положение иностранцев в феодальных государствах Западной Европы было весьма тяжелым. В этой связи Д.Б. Левин пишет: «В условиях господства «кулачного» права иностранец мог стать жертвой почти неограниченного произвола феодальных сеньоров. Кроме того, существовал ряд обычаев, грубо нарушавших личную и имущественную неприкосновенность иностранцев. Таков был, прежде всего, обычай закрепощения всех иностранцев, прибывших в страну без специального разрешения или пробывших в ней больше одного года». 20 Выезд иностранца из страны облагался специальным налогом. Имущество умершего иностранца поступало не его наследнику, а феодальному сеньору. Имущество, выброшенное на берег при кораблекрушении, присваивалось прибрежным феодалом, а люди, спасшиеся от кораблекрушения, им закрепощались. В период сословной монархии королевская власть, бравшая на себя защиту иносгранцев от произвола феодалов, частично отменяла эти обычаи, хотя была слаба; эти обычаи сохранялись очень долго.

Можно даже сказать, что в то время институт дипломатической зашиты испытывал серьезные трудности. С большими проблемами внедрялся институт постоянных посольств, в которых усматривали нежелательных постоянных соглядатаев. В трактате 1520 г. между Англией и Священной Римской империей назначение взаимных посольств так и мотивировалось: «Чтобы иметь возможность получать через них более достоверные сведения обо всех отдельных происшествиях» .

Неудивительно поэтому, что в Западной Европе постоянные посольства стали эпизодически появляться лишь примерно с XV в., а утвердились они в практике взаимоотношений государств лишь со

Д Б. Левин История международного права - М., 1955. С 16 Там же. С. 17.

Сыма Цинь. Исторические записки (Ши Цзи). М., Паука, 1975. Т. I. С.49.

времени Вестфальского мира 1648г., завершившего тридцатилетний период вооруженного противостояния католических и протестантских государств и княжеств Европы.

В России постоянные посольства появились во второй половине XVII в., а в Японии - лишь с середины XIX в. и то после воздействия пушек американской эскадры. Даже Турция, которая играла такую большую роль в тогдашнем политическом мире, долго не допускала в свою столицу постоянных посольств. Лишь в 1700 г. она уступила в этом вопросе настояниям России, а настояниям Америки - только в 1894 г.

Известный специалист в сфере международного права Ф. Мартенс объяснял позицию японцев и турок в этом вопросе тем, что они «не только не сознают необходимость в постоянных резидентах, но часто не без основания опасаются внутренних беспорядков от постоянного присутствия иностранных дипломатических агентов»"[1].

Еще медленнее шло образование особых дипломатических ведомств в ряде европейских государств. С XIII века в Испании, Франции, а затем и в Англии появляются при монархах секретари, которые наравне с внутренними заведуют также и внешними делами. Но во-первых, это были лишь секретари-исполнители воли своего государя, а во-вторых, они долго совмещали в своих руках внешнеполитические функции с внутриполитическими. Лишь с конца XVIII в. на Западе выделяются особые статс-секретари по иностранным делам и формируются дипломатические ведомства, в компетенцию которых входили вопросы зашиты интересов как государства, так и его подданных.

В средневековых государствах процедура сношений и переговоров подверглась соответствующему изменению. Миссии стали ездить от монарха одного государства к монарху другого. Вместе с тем, начиная с

XV в. дипломатия стала постепенно приобретать профессиональный характер.

В международной практике средневековой Европы мы встречаемся с широким кругом институтов международного права. В частности, развитие получили такие институты посольского права, как дипломатическая защита и неприкосновенность послов. В начале XV в. временные посольства постепенно превращаются в постоянные и расширяются их иммунитет и привилегии. А с момента возникновения института постоянных посольств возникают новые иммунитеты: неприкосновенность посольских помещений, иммунитет посла от уголовной, гражданской и административной юрисдикции. К числу льгот и преимуществ отнесли освобождение от налогов, от различного рода обременений и т.д.

Гуго Гроций весьма подробно излагает общее содержание посольского права того времени; для обоснования широких привилегий послов он предложил теорию экстерриториальности, согласно которой посол «находится как бы вне территории того государства, в котором выполняет свои функции»[2]. Эта теория являлась фактически господствующей и в юридической литературе, и в дипломатической, и в судебной практике вплоть до середины XIX в.

В конце XII - начале XIII века как бы в продолжение института проксений древней Греции зарождается консульский институт. В средневековых европейских городах консулами стали именовать высших должностных лиц купеческих гильдий. В итальянских городах они наделялись также и судебными функциями. По мере возникновения на Востоке и в Северной Африке поселений итальянских купцов правительствами итальянских городов-республик в эти поселения стали назначаться консулы, суть которых более-менее соответствует нашим представлениям. Обладая юрисдикцией над соотечественниками, они одновременно являлись их защитниками и советниками. Позднее консулы появляются и в других странах Западной Европы. Ко второй половине XVIII века консульский институт приобретает черты, которые сохраняются и по настоящее время.

Дипломатическая защита по мере развития международных отношений стала совершенствоваться. При этом она, помимо закрепления в международно-правовых актах, стала широко закрепляться и в национальном законодательстве. Сейчас мы имеем достаточно развитые механизмы дипломатической защиты, которая призвана обеспечить национальные интересы государств, их граждан и юридических лиц. Как мы видим, этот продукт достаточно длительной исторической эволюции международного общения и, видимо, в дальнейшем он будет развиваться и приобретать более совершенные формы.

В данном контексте представляет интерес не столько историческая фабула, сколько динамика внутреннего развития, содержания дипломатического и консульского институтов, которые во след экономическим и политическим изменениям общественных отношений начали обслуживать не только интересы монархов (правящей элиты), но постепенно стали на службу всего общества. К новому времени они оформились как институты, но оставались еще далеки от совершенства.

Период перехода от средних веков к новому времени с XVI по XVIII век является в то же время эпохой перехода от феодализма к капитализму. В это же время вместе с развитием мировых торговых связей возникают новые центры мировой торговли на побережье Атлантического океана. Оформляется колониальная система, имеет место относительная интеграция интересов колониальных держав, которая выражается в создании согласованных между народных правовых норм, касающихся в том числе и дипломатической защиты этих интересов.

Что касается России, то здесь мы отметим, что расширение международного общения России в середине XVIII века, возрастание роли права в межгосударственных отношениях Европы послужило основой формирования самостоятельного и нового института дипломатической защиты в России. Появляются в этой связи первые нормативные документы. Так, в принятом 22 июля 1763 года Манифесте императрицы Екатерины II «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах», определяется не только порядок въезда иностранцев на территорию России и их размещение, но и указаны меры, которые государство применит для защиты их статуса.

Мощный толчок для формирования института дипломатической защиты нового времени дала французская буржуазная революция, в частности /Декларация прав человека и гражданина, провозглашенная 26 августа 1789 г.

Что касается статуса иностранцев, то среди многочисленных нормативных актов в «Лиги, имеющие целью наступательную войну, а также договоры или альянсы, которые могут вредить интересу одного народа, являются посягательством на всё человечество»'1.

Вопросам дипломатической защиты граждан уделялось внимание как в документах революции, так и в Конституции Франции 1791 г., Там, к примеру, говорилось: «Иностранцы, независимо от того, имеют ли они оседлость во Франции, наследуют своим родственникам-иностранцам. Они могут заключать договоры на имущества, находящиеся во Франции, и принимать таковые и располагать ими на равных началах с французскими гражданами всеми теми способами, которые разрешены законами. Иностранцы, которые находятся во Франции, подчиняются тем же уголовным и полицейским законам, что и французские граждане».

Толчок, который дала французская буржуазная революция международным отношениям и праву, в особой мере касался сферы прав

Лыкова Е.Е., Оскина М. И. Немцы-колонисты в век Екатерины.- М, 2004. С. 10-11. Баскин Ю.Я., Д. И. Фельдман. История Международного права. М., 1990. С. 111.

человека и гражданина, а также частного права, которым государственным службам приходилось заниматься всё больше. И это способствовало более быстрому развитию консульской службы. В государствах в XVIII веке мы уже видим основы этой службы. В практику входит заключение между государствами консульских конвенций. В частности, в 1769 г. была заключена такая Конвенция между Францией и Испанией, а в 1788 г. на свет появилась франко-американская консульская конвенция. Тогда же определились консульские классы (генеральный консул, консул, вице- консул и консульский агент) и деление консулов на штатных и нештатных (почетных). Заметим, кстати, что Россия также приняла эти классы и это деление на штатных и нештатных консулов, но в советское время она воздерживалась от использования нештатных консулов.

Здесь мы отметим, что деление консульских учреждений на штатные и нештатные вызывалось именно тем, что государства пока еще осторожно относились к возможностям обременить посольства и консульства участием в коммерческих отношениях. Осторожность объяснялась тем, что соучастие посольств и консульств в делах бизнеса ставило под вопрос объем представляемых им в государстве пребывания привилегий и иммунитетов. Соответственно эта проблема не осталась без внимания юристов-международников. Её обстоятельно рассматривали на сессиях Института международного права: в Лозанне в 1888 г., в Гамбурге в 1891 г., в Женеве в 1892 г., в Венеции в 1896 г. В результате был принят Венецианский регламент, а точнее, проект Конвенции о консульских привилегиях32. В проекте были повторены уже известные консульские классы, перечислялись основные функции консулов, их привилегии и иммунитеты. В ст. I указывалось, что звание консула предоставляется «агентам внешней службы, которые, будучи гражданами страны, которую они представляют, не несут на себе другие функции, кроме функций

Подробнее см. Сабанин А.В. Посольское и консульское право. - М.. 1930, Приложение. С. 333консула». Это положение было, пожалуй, ключевым, и оно во многом и остается таким даже в настоящее время, поскольку касается статуса консула. Одно дело, если консул - должностное лицо государства и является гражданином этого государства и нет иной альтернативы, и другое - если он не имеет такого гражданства и не является «агентом внешней службы» государства. Производным от этого будут и функции консула, и его привилегии, и иммунитеты. Государствам приходится решать дилемму: хочешь, чтобы должностные лица консульств глубже втягивались в сферу оказания прямой помощи и содействия бизнесу, соглашайся на то, что эти лица потеряют если не весь, то значительную часть иммунитета. Но у государства есть другие, собственные дела и интересы, которые возможно исполнить и сохранить только в случае, если дипломатический и консульский иммунитет будет максимально полным. Эту дилемму государствам предстояло разрешить на более позднем этапе, в XX веке, когда обшая ситуация в мире стала радикально изменяться в связи с возникновением СССР - государства нового социально- экономического и политического содержания - и в связи с ликвидацией мировой колониальной системы, в силу чего в международные отношения включились десятки новых государств. Это приводило к тому, что актуальной стала задача не только текстуально-юридически закрепить положения, касающиеся посольств и консульств, но и пойти на пересмотр всего международного права, которому предстояло обслуживать не только отношения «цивилизованных» государств, а на суверенно равной основе организовать весь мировой комплекс межгосударственных отношений. К тому же в мировую повестку дня всё активнее стали входить проблемы обеспечения прав человека и его свобод. Соответственно, необходимость дипломатической защиты с течением времени становилась всё острее.

  • [1] Мартене Ф. Международное право цивилизованных народов. СПб., 1940. С. 43.
  • [2] Д. Б. Левин. История международного права.- Москва, 1955. С. 34.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >