Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России

Российская империя в XVIII веке

Дворцовые перевороты

После смерти Петра I Россия вступает в длительную полосу дворцовых переворотов. В послепетровский период самодержавная монархия обретает все более отчетливые черты власти придворной олигархии. В эпоху дворцовых переворотов на престоле сменилось шесть императоров и императриц, включая младенца Ивана Антоновича. Но система государственной власти, созданная Петром I, не претерпела существенных изменений, абсолютизм продолжал укрепляться. Более того, над госаппаратом находились в этот период такие специфические высшие органы, действовавшие от имени носителя самодержавной власти, как Верховный Тайный совет (1726- 1730), Кабинет министров (1731 - 1741), Конференция при высочайшем дворе (1756-1761), Совет при высочайшем дворе (1761-1762) и, наконец, Императорский совет (1762-1764). Помимо этого, огромное влияние на систему государственного управления в эту эпоху оказывал также фаворитизм, расцветший в так называемое время "женских правлений" на российском императорском престоле. Уже в канун смерти Петра I (25-26 января 1725) среди высших чинов империи произошел раскол. Одна группировка (президент Юстиц-коллегии П. М. Апраксин, президент Коммерц-коллегии Д. М. Голицын, президент Военной коллегии Н. И. Репнин, сенатор В. Л. Долгорукий, президент Штатс-контор-коллегии И. А. Мусин-Пушкин и канцлер Г. И. Головкин) выступила за возведение на престол внука Петра I царевича Петра Алексеевича и установление системы регентства - правления жены Петра I Екатерины Алексеевны вместе с Сенатом. Другая группировка (светлейший князь А. Д. Меншиков, генерал-прокурор Сената П. И. Ягужинский, генерал И. И. Бутурлин, дипломат и руководитель Тайной канцелярии П. А. Толстой, вице-президент Синода Ф. Прокопович и др.) отстаивала кандидатуру Екатерины как самодержавной государыни. Спор зашел слишком далеко, однако напористость, умелая агитация и, самое главное, опора в критический момент на гвардейские полки (Преображенский и Семеновский) обеспечили возведение на престол после кончины Петра Великого 28 января 1725 г. Екатерины Алексеевны (1725-1727).

В мае 1727 г. Екатерина I скончалась. Согласно ее завещанию преемником на престоле становился 11-летний внук Петра I Петр II Алексеевич (1727-1730), а коллективным регентом до совершеннолетия юного государя назначался Верховный тайный совет. Эта политическая комбинация была продумана и блестяще осуществлена А. Д. Меншиковым, который рассчитывал выдать свою дочь замуж за юного императора и таким образом окончательно утвердиться в качестве реального правителя при наследниках Петра Великого. Юный император Петр II стал игрушкой в руках временщика. Первое время после воцарения Петра все шло по воле Меншикова: ему удалось установить мелочную опеку над царем, добиться обручения с ним дочери Марии, выторговать новые пожалования и почести (в том числе звание генералиссимуса). Однако уже летом 1727 г., когда вследствие болезни Меншиков утратил при дворе прежнюю активность и влияние, произошел внезапный перелом. Император почти демонстративно избегал общения с бывшим наставником и не скрывал перемены в фаворе. Новыми любимцами стали отец и сын Долгорукие. В трудный момент у Меншикова не оказалось ни друзей, ни заступников, а заговор против него организовал его же собственный выдвиженец вице-канцлер А. И. Остерман. В сентябре 1727 г. Меншиков был арестован и сослан с семьей в сибирский поселок Березов вблизи Полярного круга, где через два года скончался. Падение "полудержавного властелина" привело к перегруппировке сил внутри Верховного тайного совета. Его членами стати оба князя Долгорукие, которые решили повторить ход Меншикова, соединив браком Петра II с дочерью А. Г. Долгорукого Екатериной. Свадьба была назначена на 19 января, но не состоялась, так как в ночь перед торжеством Петр II скончался, прожив неполные 15 лет. На экстренном заседании Совета в день смерти Петра II инициативу взял в свои руки князь Д. М. Голицын. Он выдвинул кандидатуру племянницы Петра I вдовствующей курляндской герцогини Анны Ивановны в качестве царствующей, но не самодержавной государыни. Этот выбор был продиктован далеко идущими планами "верховников" на ограничение власти монарха и ожиданиями добиться согласия на то со стороны самой слабой претендентки на престол. После единодушного одобрения этого намерения к Анне в Митаву был отправлен В. Л. Долгорукий с текстом условий (кондиций), на которых она должна была принять власть. Получив согласие Анны Ивановны, 2 февраля на расширенном заседании совета с участием высших чинов государства "верховники" огласили проект государственного устройства, однако он вызвал недоверие и даже протест у присутствующих. Угроза срыва планов "верхов-пиков" возникла и с другой стороны. Пока они были заняты улаживанием отношений с дворянством, защитники абсолютистского строя, и в первую очередь Ф. Прокопович и А. И. Остерман, развили бурную деятельность. Опираясь на поддержку гвардии и крепнущие ряды своих сторонников, 25 февраля на приеме в Кремлевском дворце Анна Ивановна публично разорвала текст кондиций и провозгласила себя самодержавной императрицей.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы