Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow ЕВРАЗИЙСКИЙ ВЕКТОР ГЛОБАЛЬНОЙ ГЕОПОЛИТИКИ

Императивы взаимодействия ЕАЭС, ШОС и БРИКС.

В сложившейся ситуации медленно, но все более явно осуществляется сопряжение трех геополитических проектов:

1) Евразийский экономический союз (ЕАЭС, рис. 27);

Рис. 27. ЕАЭС — важное звено глобальной геоэкономики (данные Евразийской экономической комиссии, http://bnews.kz/ru/infographics/ infografika_kluchevie_partneri_eaes_v_mire_2016-03-01_17-37-14)

2) китайский проект ЭПИ1П (рис. 28);

3) возрождение логистического проекта «Север — Юг» (Россия, Иран, Индия, рис. 29).

По итогам прошедшей в августе 2016 г. в Баку' первой трехсторонней встречи президентов России, Ирана и Азербайджана было принято историческое решение о создании нового евразийского транспортного коридора «Север — Юг», который будет одновременно железнодорожным, автомобильным и водным (через Каспий). Начнется он в индийском Мумбай, а дальше пройдет через Бендер-Аббас, Баку и Астрахань. Путь через Иран, Азербайджан и Россию станет «хребтом» нового проекта, в реализацию которого смогут интегрироваться Армения, Беларусь, Греция, Грузия,

Рис. 28. Китайский проект ЭПШП (http://russiancouncil. ru/inner/?id_4=5129#top-content)

Рис. 29. Логистический проект «Север-Юг»

Киргизия, Казахстан, Ирак, Пакистан, Украина, Турция, Таджикистан, Оман, Сирия и Болгария, а также государства Персидского залива. Более того, этот проект органично будет стыковаться с ЭПШП и проектом «Северный морской путь», создавая евразийское кольцо безопасности.

Китайский проект ЭПШП следует рассматривать в качестве тренда развития ШОС на ближайшие десятилетия. Ключевая задача, определяющая его реализацию, — интеграция ЭПШП и ЕАЭС. Несмотря на то, что влияние России в ШОС меньше, чем в ЕАЭС, ШОС играет важную для России роль по подключению Китая, Индии, Ирана, Пакистана и Монголии к многостороннему сотрудничеству в Центральной Азии. Правда, у американских геостратегов имелись свои планы. Так, в качестве одного из наиболее перспективных путей продвижения США и НАТО в Афганистане Ф. Старр и его соавторы рассматривают реализацию Стратегии современного шелкового пути, предназначенного якобы для устранения препятствий развитию континентального транспорта и торговли на всей территории Афганистана. В настоящее время многие международные инициативы от Средиземного моря до Индийского субконтинента и Юго-Восточной Азии уже реализовались. При этом отсутствуют общие приоритеты, координация и управление рисками, позволившие Афганистану стать естественным центром и транзитной точкой для дорог, железных дорог, трубопроводов и электрических линий. Это требует немедленного руководства со стороны США и координации, особенно в области управления рисками. Америка и ее партнеры по коалиции могут обеспечить решение этих задач, рассматривая их как наивысший приоритет военной стратегии [36].

Для государств Центральной Азии, где одностороннее влияние России или Китая всегда воспринималось с некоторым опасением, их присутствие в рамках ШОС в качестве равноправных членов является наиболее эффективным механизмом геополитического взаимодействия. Речь идет, во-первых, о ЕАЭС как международной организации региональной экономической интеграции. Таким образом, на пространстве СНГ образован новый центр экономического развития, который занимает 1 -е место в мире по занимаемой территории (20 229 248 км2), 5-е место по ВВП ($ 4077.1 млрд — по данным МВФ; $ 4046.1 млрд — поданным ВБ), 7-е место по численности населения (более 183 млн чел.). Более того, ЕАЭС тесно взаимодействует с ОДКБ, которая обеспечивает безопасность союза.

Во-вторых, ШОС (рис. 30) обрела статус новой «Большой восьмерки», объединяющей государства Большой Евразии — Северной, Восточной, Южной и Западной (которая представлена партнерами по диалогу - Азербайджаном, Арменией и Турцией, а Сирия и Египет подали заявку на участие в ШОС в качестве государств- наблюдателей).

По итогам работы саммита ШОС (Уфа, 10 июля 2015 года) ее пространство, включавшее ранее Казахстан, Киргизию, Китай, Россию, Таджикистан и Узбекистан, расширилось за счет двух ядер- ных держав — Индии и Пакистана. Белоруссия получила статус наблюдателя (наряду с Афганистаном, Ираном и Монголией). Статус 260

Рис. 30. Геополитическое пространство ЕС (красный цвет) и ШОС (синий цвет) (http://espirator.deviantart.com/art/EU-vs- SCO-353523676)

партнеров по диалогу имеют Азербайджан, Армения, Бангладеш, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. После вступления Пакистана и Индии — второй после Китая по численности населения страны в мире — ШОС объединила половину населения Земли. По сути дела, ШОС объединила страны, которые близки не только территориально, но имеют во многом схожие геополитические интересы в Евразии.

В-третьих, — это БРИКС, объединение государств (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) на основе общих интересов, реализующихся в стремлении к установлению полицентрич- ного мира и реформе его финансово-экономической архитектуры, к созданию глобальной системы взаимодополняющих экономик и укреплению международного права, способного противостоять силовому диктату в международных отношениях (рис. 31).

БРИКС —своеобразная геополитическая модель современного мироустройства, которая, с одной стороны, выражает глобальные

NJ

Gs

NJ

Рис. 31. Геополитическое пространство БРИ КС на карте глобального противостояния

(https://pbs.twimg.com/media/CI Н R-rkWEAA96Pr.jpg) интеграционные процессы нового поколения. Это модель, представляющая объединение ряда государств не вокруг какого-либо одного экономического или военного лидера (или же того и другого вместе), а «асимметричные» объединения, в которых каждое из государств выступает лидером в какой-либо одной сфере деятельности и тем самым обеспечивает мультипликативный эффект развития объединения в целом. С другой стороны. БРИ КС предстает моделью полицентричного мира, в равной степени приемлемой для стран «ядра», «периферии» и «полупериферии», объединяемых в геоцивилизации. По сути дела, БРИ КС следует рассматривать как первый наглядный пример в истории межгосударственного объединения, который не направлен против каких-либо третьих стран. В таком случае следует рассмотреть три типа моделей межгосударственных объединений:

1. Союз государств (ЕАЭС), решающий общие экономические задачи и имеющий свой щит безопасности (ОДКБ);

2. Континентальная (евразийская) организация (ШОС), реализующая общие геоэкономические и геополитические задачи ее участников;

3. Глобальное полицивилизационное формирование (БРИКС), представляющее собой модель полицентричного мира будущего.

Еще в 2003 г., т. е. в преддверии организационного оформления БРИК (напомним, что оно произошло в 2006 г.; само же название БРИК (BRIC) было впервые предложено экономистом Дж. О'Нилом в 2001 г.) Д. Вильсон и Р. Пурушотаман (Dominic Wilson, Roopa Purushothaman) в статье «Мечтания о БРИК: путь к 2050» отмечали: «У трех из четырех крупнейших экономик в 2050 году, проживающих в Азии, наблюдаются важные геополитические сдвиги в направлении азиатского региона. Экономический рост Китая уже оказывает значительное влияние на остальную часть Азии. Устойчивый рост в других странах БРИК может иметь аналогичные последствия для их основных торговых партнеров» [37]. Спустя 13 лет в декларации, принятой руководителями Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР 16 октября 2016 года («Декларация Гоа») получило подтверждение общее видение происходящих се-

263

рьезных изменений в мире по мере перехода к более справедливому, демократичному и многополярному международному порядку (ст. 6,7), многостороннее взаимодействие БРИКС с ШОС и ОДКБ (ст. 16). Декларация представляет собой политический документ, выражающий намерения совместного решения задач в области глобальной экономики, безопасности, устойчивого развития, разрешения геополитических конфликтов (ст. 24) [38]. Ныне БРИКС предстает одним из перспективных вариантов глобальной геополитической и экономической интеграции, который получает воплощение в рамках Большой Евразии как объединение ЕАЭС и ЭПШП.

Мы находимся у истоков грандиозных преобразований на евразийском континенте, способных реализовать проект устройства полицентричного мира, ключевыми акторами которого станут мировые геоцивилизации. Речь идет об объединении усилий по созданию Евразийского Союза (ЕврАзЭС мы рассматриваем как этап к его созданию) и предложенного Китаем ЭПШП.

Согласимся с мнением Чрезвычайного и Полномочного Посла России, заместителя директора Российского центра исследований АТЭС Г. А. Ивашенцова: «Сегодня единое евразийское пространство — Китай с Юго-Восточной Азией и Россия с Евразийским союзом, к которым тяготеют Индия, Ближний Восток и Африка, — экономически все больше теснит всесильную прежде тройку США — Европа — Япония» [39]. Действительно, с начала XXI в. на евразийском континенте в геополитические игры все более активно начинают вступать геоцивилизации и международные коалиции — ШОС, АТЭС, ЕС, ЕврАзЭС, БРИКС и др. ШОС, к примеру, рассматривается как своего рода связующее звено между ЕАЭС, Морским Шелковым путемХХ! века и ЭПШП. Весной 2015 г. китайское правительство разработало и опубликовало документ «Прекрасные перспективы и практические действия по совместному созданию Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века», который завершается примечательными словами: «Строительство Одного пояса и одного пути — это не только инициатива Китая, но и общее желание Китая и всех других стран, расположенных на этом пути» (см. рис. 4), ряд 264

положений которого имеет принципиальное значение в контексте проекта создания Большой Евразии. В документе четко определены цели данного проекта и его геополитический формат: «С одного конца — активные экономики Восточной Азии, с другого — развитые экономики Европы, а между ними пролегают обширные земли государств с огромным потенциалом экономического развития. Основные маршруты ЭПШП ведут из Китая через Центральную Азию, Россию до Европы (до Балтийского моря); из Китая через Центральную Азию и Западную Азию до Персидского залива и Средиземного моря; из Китая в Юго-Восточную Азию, в Южную Азию к Индийскому океану. Основные направления Морского Шелкового пути XXI века: из морских портов Китая через Южно-Китайское море до Индийского океана и дальше до Европы, а также из китайских портов через Южно-Китайское море в южную акваторию Тихого океана» [40].

Этот глобальный проект обустройства Большой Евразии вызвал некоторый шок среди американских аналитиков. Так, к примеру, М. Берроуз и Р. Мэннинг, вспоминая шахматную комбинацию Р. Никсона и Г. Киссинджера приведшую в начале 70-х гг. прошло века к появлению стратегического треугольника США — СССР — Китай, в котором США оказались в самом выгодном положении (отчасти из-за ухудшения отношений между СССР и Китаем), так охарактеризовали результат сближения России и Китая: «В основе китайской политики по продвижению на Запад, согласно концепции «Один путь и один пояс», лежит идея извлечения стратегической выгоды из наличия общей границы с четырнадцатью государствами, что некогда считалось уязвимым геополитическим звеном. Теперь все они стремятся претворить в жизнь концепцию Хэлфорда Макиндера о евразийской «географической оси истории»...» [41]. Стоит обратить внимание на то, что авторы справедливо подчеркивают значимость евразийской идеи естественного стремления к континентальной интеграции государств. Более того, рассматривая три гипотетических варианта мироустройства, один из них авторы определяют как «лидерство Евразии», определяемое тем, что «российско-китайский тандем перерастет в новую модель незападного мироустройства. При участии России и Китая ШОС способна стать основной региональной организацией Азии, оставив позади созданное под контролем США Транс-Тихоокеанское партнерство» [42].

Ктеме Шелкового пути руководители России и Китая вернулись в ходе переговоров сначала во время встречи Владимира Путина с Си Цзиньпином в феврале 2014 г. в Сочи. В мае того же года в Шанхае Путин заявил о поддержке зоны Шелкового пути и участия китайских компаний в освоении Русского Востока. Модернизация БАМ и Транссиба будет скоординирована с новым Шелковым путем, заявили лидеры двух стран в коммюнике по итогам шанхайских переговоров. По сообщению газеты «ЖэньминьЖибао», 1 февраля 2015 года в Пекине на совещании были утверждены проекты строительства ЭП Ш П и Морского Шелкового пути XXI века (Один пояс и один путь), экономических коридоров «Китай-Монголия-Россия» и «Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма» [43]. 28—29 октября 2015 года в Мадриде, в форуме, организованном Госсоветом КНР, приняли участие более 50 делегаций — представителей ведущих экспертных центров, занимающихся изучением проекта «Шелковый путь», из 27 стран мира. Основная цель форума заключалась в попытке институционализировать процесс изучения китайского проекта путем создания широкой международной сети центров в рамках международного исследовательского оргкомитета под руководством государственных структур КНР [44].

Среди множества вопросов стратегического порядка, требующих согласованного решения, ключевым для России и других государств, входящих в ЕАЭС, стал следующий: ЭПШП нацелен не только на взаимодействие с Россией и странами Центральной Азии, но и на коадаптацию с интересами Евросоюза. Принципиальное значение имеет тот факт, что Китай и страны Центральной Азии заинтересованы в сопряжении не только ЭПШП — ЕАЭС, но и ЭПШП — ЕАЭС — ЕС. В отсутствие координации в треугольнике ЭПШП — ЕАЭС — ЕС контакты будут поддерживаться только между ЭПШП — ЕАЭС и ЭПШП — ЕС, тогда как экономически чрезвычайно важный элемент сопряжения ЕАЭС — ЕС будет отсутствовать. Без взаимодействия ЕС и ЕАЭС велика вероятность того, что многие ключевые китайские проекты сопряжения ЭПШП и ЕС, включая транспортные, будут реализованы в обход территории Российской Федерации и ЕАЭС, которые понесут существенные экономические потери и утратят шанс реализации своего транзитного потенциала.

В феврале 2014 г. Си Цзиньпин и Владимир Путин достигли соглашения о создании Одного пояса йодного пути и соединения его с российскими евро-азиатскими железными дорогами. Иначе говоря, на наших глазах начинает воплощаться в жизнь совместное заявление о состыковке Евразийского экономического союза и трансъевразийского торгово-инфраструктурного проекта ЭПШП (см. рис. 6). В связи с этим необходимо учитывать крупнейшие проекты России по модернизации портов Дальнего Востока и Северного морского пути. Объединение их с проектом «Один пояс и один путь» позволит охватить практически весь евразийский континент (рис. 32).

Рис. 32. Северный морской путь — российский проект (http://kramtp.info/news/474/full/icN26616; рис. interaffairs.ru)

Как следует из аналитического доклада международного дискуссионного клуба «Валдай» «Экономический пояс Шелкового пути и приоритеты евразийских государств», Россия и Китай объективно не могут быть конкурентами в Центральной Евразии. Сотрудничество в рамках проекта ЭПШП, подписанного лидерами РФ и КНР в мае 2015 г. в Москве во время празднования 70-летия победы в Великой Отечественной войне, предполагает сопряжение и взаимодействие, а не конкуренцию. Авторы представленного доклада считают, что сейчас следует говорить о возникновении «момента Центральной Евразии» — уникального стечения международных политических и экономических обстоятельств, «позволяющих реализовать потенциал сотрудничества и совместного развития государств этого региона». Авторы упомянутого выше доклада называют главными движущими силами превращение Центральной Евразии в зону совместного развития проекта «Экономический пояс Шелкового пути» и евразийской экономической интеграции, лидерами которой выступают Россия, Казахстан, а также Белоруссия. По мнению авторов доклада, страны, которые входят в Центральную Евразию — Россия, Китай, Казахстан, страны бывшей советской Центральной Азии, Иран и Монголия, — сталкиваются с общими внешними и в ряде случаев внутренними вызовами (рис. 33).

Они считают, что «тесно связанный с концепцией «Экономический пояс Шелкового пути» потенциал углубленного и межрегионального сотрудничества в Центральной Евразии — это не только и не столько транспортный проект, сколько проект соразвития стран региона» [46]. Возвращаясь еще раз к Евразийской дуге нестабильности уже в контексте рассуждений о перспективах развития ШОС и, в частности, об объединении усилий ЕАЭС и ЭПШП, следует, на наш взгляд, согласиться с тем, что не стоит отказываться от попыток реализации Большой Европы от Лиссабона до Владивостока. Наличие подобного континентального альянса между ЕАЭС и ЕС, чей ВВП по ППС в 2014 г. составлял $18,140трлн (23,2% от ВМП), может стать решающим аргументом в переговорах с Пекином. В условиях трансатлантической ориентированности нынешнего политического истеблишмента ЕС здесь важнейшую роль сыграет

Рис. 33. Окружение России и Китая дугой нестабильности и ВС США [45]

эффективная работа России по налаживанию сотрудничества с молодыми континентальными политическими силами, которые могут стать элитой государств — членов Евросоюза в будущем [47].

Итак, в настоящее время на самом крупном континенте Земли разворачиваются грандиозные проекты обустройства государств и народов, создания глобальной транспортной инфраструктуры и освоения новых источников энергетических и сырьевых ресурсов, природных богатств арктического пространства. Реализации этих проектов можно достичь только мирным, созидательным совместным трудом. На XX Петербургском международном экономическом форуме в июне 2016 г. Президент России Владимир Путин заявил о масштабном геополитическом и геоэкономическом проекте «Большая Евразия», суть которого заключается в том, чтобы достигнуть технологического прорыва с помощью расширенных форм кооперации между государствами и интеграционными объединениями. Более утвердительно об этом проекте им был сказано на церемонии открытия 14 мая 2017 г. в Пекине Международного форума «Один пояс, один путь»: «Большая Евразия — это не абстрактная геополитическая схема, а, без всякого преувеличения, действительно цивилизационный проект, устремлённый в будущее». Так евразийство, разрабатываемое учеными и мыслителями, превращается из умозрительной идеи в геостратегию партнерства цивилизаций и объединений Большой Евразии [48].

Большая Евразия ныне предстает стартовой площадкой для формирования устойчивого полицентричного мира.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ПОХОЖИЕ СТАТЬИ   Следующая >
 
Предметы
Агропромышленность
Банковское дело
БЖД
Бухучет и аудит
География
Документоведение
Журналистика
Инвестирование
Информатика
История
Культурология
Литература
Логика
Логистика
Маркетинг
Математика, химия, физика
Медицина
Менеджмент
Строительство
Педагогика
Политология
Политэкономия
Право
Психология
Религиоведение
Риторика
Социология
Статистика
Страховое дело
Техника
Товароведение
Туризм
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Этика и эстетика