Развитие представлений об организации в отечественной практике социального управления и в управлении учебными учреждениями

Освещение этого аспекта проблемы представляется необходимым, чтобы не создалось впечатления, что в нашей стране либо развитие таких представлений не происходило, либо они развивались совершенно иначе. Сразу же следует сказать, что это развитие существует и имеет много сходных черт с изложенными выше этапами.

В отечественной практике управления также можно выделить три основных этапа, если исключить период военного коммунизма и период нэпа, т.е. за исходный момент принять конец 20-х — начало 30-х гг. XX в. — период формирования индустриально-социалистической формы государственности: этап организации рациональной бюрократии, этап псевдобюрократической организации, этап динамической организации.

К первому этапу следует отнести период 30 —50-х гг., ко второму — период 60—80-х гг., к третьему — 80-е гг. по сегодняшний день.

Этап организации рациональной бюрократии

Идеи создания Советского государства по принципам рациональной бюрократии не только высказывались его основоположниками, но и находили прямое воплощение в практике управления. Хорошо известно высказывание И. В. Сталина о «винтиках государственной машины», в котором нашло отражение представление о государстве, а стало быть и о каждой из его организаций, как об устройстве, успешная работа которого определяется соответствием каждого работника занимаемому месту, должности, посту и четким выполнением указаний и распоряжений.

В работах В. И. Ленина, особенно в работе «Государство и революция», постоянно встречается понимание государства как машины, аппарата, механизма. Отстаивая идею отмирания государства при социализме и признавая неизбежность переходного периода, когда государственная машина используется в интересах победившего пролетариата, Ленин отмечает особенности функционирования этой машины — выборность и сменяемость работников аппарата управления, оплата труда в пределах зарплаты рабочего и освоение каждым функций управления.

К принципам социалистической государственности можно отнести: во-первых, равенство всех перед законом — «все граждане превращаются в служащих по найму у государства», «все становятся служащими и рабочими одного всенародного государственного синдиката»[1]; во-вторых, равенство в труде и оплате — «все общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы»[2]; в-третьих, необходимость подчинения всех дисциплине труда, без которой невозможно существование «почты, железных дорог, крупных фабрик, крупной торговли, банковского дела». В отношении последнего принципа оговаривалось, что «эта «фабричная» дисциплина, которую победивший капиталистов, свергнувший эксплуататоров пролетариат распространит на все общество, никоим образом не является ни идеалом нашим, ни нашей конечной целью, а только ступенькой, необходимой для радикальной чистки общества от гнусности и мерзостей капиталистической эксплуатации и для дальнейшего движения вперед»[3].

Наконец, следует упомянуть еще один принцип — принцип специализации, максимального разделения и соответственно упрощения функций управления. «Капиталистическая культура создала крупное производство, фабрики, железные дороги, почту, телефоны и прочее, а на этой базе громадное большинство функций старой «государственной власти» так упростилось и может быть сведено к таким простейшим операциям регистрации, записи, проверки, что эти функции станут вполне доступны всем грамотным людям»[4].

Таким образом, в основе социалистического государства в ленинском понимании лежат принципы организации идеальной бюрократии, выработанной буржуазными теоретиками управления на первом этапе развития этих представлений. И это не удивительно, ведь Ленин так и называл государство переходного периода — буржуазное государство без буржуазии. Ленинские возражения против бюрократии относятся к ее пониманию как волокиты. Предвидя возможность отрыва в социалистическом государстве исполнителей от органов управления, Ленин неоднократно подчеркивал необходимость выборности и сменяемости аппарата управления, предполагающих перемещение исполнителей в аппарат управления и возвращение их в прежнее состояние, т.е. речь идет о смене исполнителей, а не самой структуры управления. И хотя в его работах можно найти и другие представления о государстве, например идеи кооперации, от этих исходных представлений открещиваться не следует. Напомним еще одно высказывание Ленина, относящееся к 1922 г.: «Достать литературу надо и немецкую, и американскую, собрать все сколько-нибудь ценное, особенно по части нормализации работы бюрократической».

Названный нами период 30—50-х гг. XX в. был периодом последовательной реализации данного представления о государстве. Заметим, что даже принцип управления посредством бюро был сохранен. Во главе государства стояло Политбюро — компетентные и ответственные люди, определявшие основные направления развития страны, принимавшие наиболее важные решения в области внешней и внутренней политики, хозяйственной и внутрипартийной жизни. Мы оставляем в стороне вопрос о том, насколько успешным или необходимым был такой вариант социалистического государства, нам важно установить общность или, вернее, сходство представлений об организации в зарубежных исследованиях и в отечественной практике управления.

Данному этапу развития представлений об идеальной организации в образовательной практике соответствовал период утверждения концепции «единой школы», в соответствии с которой обучение в школе стало обязательным, бесплатным и равным для всех. Школа стала единой и в плане совместного обучения учащихся разного пола, и в плане преемственности программ различных ступеней обучения, и в плане уничтожения сословного деления школ. Наконец, школа стала трудовой, т.е. обучение и воспитание так или иначе были соединены с трудом.

Отметим, что среди всех перечисленных принципов основным, центральным, опорным является положение о единстве школы. Единая — означало «одна, одинаковая для всех». Из единства школы выводятся все остальные принципы — обязательность, равенство, всеобщность, — все учащиеся получают одинаковую сумму знаний. Положение о единстве школы — это условие стирания различий между учащимися.

Единство школы — это идеологическое единство всех работников системы народного образования. «Число коммунистов среди учителей, как и среди вообще специалистов, составляет незначительное меньшинство. Число противников коммунизма значительно больше. Больше всего чиновнически настроенных работников, готовых служить всякому режиму, руководствуясь всякими программами. Отсюда одна из задач большевистской партии — мобилизовать все лучшие элементы учительской среды и путем усиленной работы среди них создать из них кадры коммунистических работников»[5].

Наконец, единство школы — это единство школы и государства, непосредственным исполнителем политики которого выступает школа в качестве «орудия коммунистического воспитания и просвещения»[6]. Огосударствливание школы было необходимым условием реализации концепции единой трудовой школы и условием существования этой школы.

  • [1] Ленин В. И. Государство и революция. — М., 1983. — С. 102.
  • [2] Там же. — С. 103.
  • [3] Ленин В. И. Государство и революция. — С. 103.
  • [4] Там же. — С. 44.
  • [5] Бухарин Н. И., Преображенский Е.А. Азбука коммунизма. — М., 1920. — С. 18.
  • [6] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >