Компромисс индивида между трудом и досугом

Теория сбережения и потребления домашних хозяйств может быть дополнена моделью компромисса (выбора) индивида между трудом и досугом. Под трудом в этой модели понимается деятельность по получению дохода, а под досугом – вся остальная деятельность, включая не только отдых, по и работу по дому, получение образования, заботу о здоровье и т.д. Понятно, что распределение нашего ограниченного времени между трудом и досугом носит индивидуальный характер, но по отношению ко всем вместе взятым домохозяйствам можно сказать, что оно определяется двумя факторами – структурой предпочтения индивида и его бюджетным ограничением. Первая может быть представлена набором кривых безразличия, для которых характерно то, что чем дальше они от начала координат, тем больше пропорция, в которой досуг преобладает над трудом. Бюджетное ограничение представлено обычной бюджетной линией (см. 10.1). При этом наклон бюджетной линии отражает сложившуюся в обществе пропорцию замещения дохода (для труда данного качества) досугом. Поэтому чем выше оплачивается труд, тем круче наклон этой линии, т.е. индивид все больше предпочитает труд досугу. Таков традиционный подход к компромиссу между трудом и досугом в этой модели.

Однако η развитых странах историческая тенденция в целом (отвлекаясь от периодов кризисов и войн) показывает, что по достижении определенного уровня дохода, соответствующего первичным потребностям развитого общества (см. 7.1 учебника "Макроэкономика"), индивид даже при росте ставок заработной платы не всегда соглашается увеличить рабочее время, а иногда даже стремится его сократить. Одной из причин этого является то, что в развитых странах у многих домохозяйств есть источники дохода, которые не имеют непосредственного отношения к рынку труда, – это сбережения (см. выше) и социальные трансферты (см. 7.3 учебника "Макроэкономика"). Другая причина – увеличение значения таких элементов досуга, которые ведут к росту человеческого капитала индивида (образование, здоровье). Наконец, необходимо принять во внимание, что в традиционном обществе время, затрачиваемое на работу, было меньше, чем сейчас, и расти оно стало лишь в период индустриальной революции, пик которой в большинстве западных стран пришелся на конец XIX – начало XX в., в Японии и России – на середину XX в.

Вероятно, можно сделать вывод, что в современном обществе модель компромисса индивида между трудом и досугом выглядит так: эффект дохода постепенно уступает эффекту замещения, т.е. повышение доходов домохозяйств стимулирует потребление ими "нормальных товаров", каковыми является и досуг. Доказательством этого считается количество отработанных часов: в развитых странах в течение XX в. оно уменьшилось в два раза (большинство работников имеют там 35–48-часовую рабочую неделю), чему способствовали как профсоюзы, так и законодательство этих стран. В то же время традиционный подход к компромиссу между трудом и досугом в ряде случаев продолжает действовать: так, статистика финансового сектора США за последние десятилетия свидетельствует, что количество отработанных часов у многих высокооплачиваемых работников этого сектора продолжает расти.

В менее развитых странах количество отработанных часов остается высоким, особенно в странах, где индустриализация началась, но ее пик еще не пройден: в Индии сохраняется шестидневная рабочая неделя, причем большинство менеджеров малых компаний работают по 11 часов в день. Здесь продолжает господствовать классический вариант модели компромисса между трудом и досугом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >