Некоторые итоги традиционного рассмотрения членов предложения

Из сказанного можно сделать следующие выводы.

1. В основу традиционного деления членов предложения на главные и второстепенные положен формальный признак — их вхождение или невхождение в предикативную основу предложения. При этом обычно не принимается во внимание его коммуникативная сторона, связанная с речевыми и экстралингвистичес- кими факторами, а именно то обстоятельство, что с коммуникативной точки зрения (целей общения) более важным в предложении может быть любой его член, не обязательно главный. Так, говоря Наш поезд тронулся, мы хотим обратить внимание на свое собственное движение или состояние, а не тех пассажиров, которые находятся в стоящих рядом поездах. Следовательно, актуальным для коммуникации (общения) здесь является второстепенный член — определение наш.

Традиционный анализ членов предложения рассматривает предложение не как высказывание с конкретным лексическим наполнением, а как абстрактную схему, не учитывая, что во многих реальных предложениях второстепенные члены также обязательны, ибо они дополняют семантику неполноценных главных членов: Спортсмены приступили к тренировкам; Здание принадлежит клубу. Выделенные глаголы-сказуемые требуют обязательного лексического расширения.

  • 2. Традиционное учение о самих главных членах предложения также лежит в русле формальной организации предложения, выделяя их по признаку выражения предикативности. Главные члены предложения образуют минимальную структуру простого предложения независимо от того, является оно двусоставным или односоставным. Более того, имя признается подлежащим только в том случае, если оно имеет форму И.п., хотя в роли значимого субъекта действия или состояния в предложении может выступать существительное в косвенных падежах. Ср.: Город расширяется и Городу расширяться; Раненый стонет от боли, Раненому больно, У раненого сильная боль.
  • 3. В соответствии с традиционным понятием второстепенных членов предложения их выделение основывается больше на смысловом критерии, чем на формальном, хотя он и учитывается.

Так, определениями признаются только те второстепенные члены, которые обозначают признак предмета, следовательно, сочетаются с существительными. Синтаксическая связь с существительными является формальной приметой определений.

Дополнением признается второстепенный член, обозначающий предмет, в сторону которого направлены действие или признак, выражаемые косвенным падежом существительного и зависящие от глагола или прилагательного. Однако второстепенные члены, выражаемые существительными (в основном отглагольными), обозначающими действие — типа биение (сердца), перестройка (общества), — исходя из выражаемого ими объектного значения, признаются также дополнениями, хотя, как отмечалось, присубстантивность — характерная черта определения.

Приведем примеры отнесения тех или иных членов предложения к определенному типу с учетом выражаемого ими смысла, а не присущих им формальных признаков. Зависимый объектный инфинитив понимается как дополнение в отличие от субъектного инфинитива, признаваемого присвязочной частью составного глагольного сказуемого, например: Инспектор решил остановиться у контрольнопропускного пункта; Инспектор приказал остановиться у контрольно-пропускного пункта. В первом предложении неопределенная форма остановиться является частью составного сказуемого, так как подразумевает тот же субъект действия, что и личная форма глагола решил. Во втором предложении инфинитив остановиться признается дополнением даже при отсутствии формальных примет дополнения — выражения формой косвенного падежа существительного, относящегося к глаголу (отглагольному существительному) или прилагательному. Единственным основанием отнесения объектного инфинитива к дополнению представляется его некоторая смысловая близость к косвенным падежам существительных с объектным значением, употребляющимся при глаголах.

Обстоятельства также выделяются в основном с учетом смыслового критерия, хотя отмечаются некоторые их формальные приметы: во-первых, отнесенность прежде всего к глаголам, реже — к прилагательным, еще реже — к наречиям, во-вторых, выражение определенными частями речи, но здесь еще больший разброс: и наречия, и существительные в косвенных падежах с предлогами и без предлога, деепричастия, неопределенная форма глагола, устойчивые словосочетания. Надо отметить, что обстоятельства выделяются по смысловому признаку не только в целом, но и в плане их дальнейшей классификации (обстоятельства места, времени, условия и т.д.). Конечно, можно выделить некий формальный признак всех обстоятельств — тип их синтаксической связи с подчиняющими словами — примыкание, но он обычно не указывается в дефинициях этого второстепенного члена предложения, хотя и учитывается при синтаксическом разборе соответствующих предложений. К тому же нельзя сказать, что примыкание характерно только для обстоятельств — оно свойственно и несогласованным определениям, и некоторым косвенным дополнениям: Дом построили на берегу озера (обстоятельство) и Дом на берегу озера привлекал внимание проходящих (несогласованное определение); Ехать на дачу всегда приятно (обстоятельство) и Ехать к родителям всегда приятно (дополнение). В последнем случае различие обстоятельства и дополнения возможно только с учетом смысла высказывания.

4. Традиционное учение о второстепенных членах предложения рассматривает их в рамках триады, включающей по существу противопоставляемые между собой определительные, объектные и обстоятельственные отношения. Однако эти отношения выделяются на разных основаниях, имеют различную природу, иллюстрируют невозможность прямого соотнесения смысловых и формальных критериев, свойственных каждому виду второстепенных членов предложения, некую асимметричность этих критериев. Действительно, наиболее четко здесь обстоит дело с определением, обозначение которым признака предмета коррелирует с его формальным критерием — сочетаемостью с названием предмета — существительным. Дополнение, выражая объектные отношения, и обстоятельства, выражая обстоятельственные отношения, не имеют такого строго формального признака, как сочетаемость с членами предложения определенной частеречной принадлежности или иных формальных признаков, не повторяющихся у других второстепенных членов предложения. Имеющиеся у дополнений и обстоятельств даже одинаковые формальные приметы находятся в разных пропорциях, асимметричны. Так, выражение второстепенного члена существительным с предлогом или без предлога больше всего характерно для дополнений, меньше для обстоятельств, еще реже для определений (несогласованных). Выражение второстепенного члена инфинитивом зависит: у дополнения — от отсутствия у него семантических связей с субъектом действия, называемого личным глаголом, с которым он сочетается (Судья велел установить мяч на одиннадцатиметровой отметке); у обстоятельств — от сочетаемости его с глаголами движения (Пришел проститься). Примыкание как тип синтаксической связи более характерно для обстоятельств, у дополнений оно встречается редко.

Отсутствие в некоторых случаях формальной строгости при традиционном анализе членов предложения и определенная непоследовательность, вызванная нередко самой сложностью языковой системы, наличием в ней смешанных, промежуточных синтаксических явлений, перекрещивающихся между собой, дает как бы повод для представителей структурного направления говорить о противоречивости традиционного подхода и о "непротиворечивости" предлагаемого ими многоаспектного анализа (см. далее).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >