Теория и методика совершенствования быстроты

Процесс спортивного совершенствования неразрывно связан с повышением скоростных возможностей человека. Это касается и тех видов спорта, в которых доминирующими являются другие качества. Например, при всех видах бега на длинные дистанции выносливость является основным качеством, но величина достижения в конечном счете определяется скоростью, с которой пробегается заданное расстояние. Даже в тех видах спорта, где доминирует сила, достижение также находится в прямой связи со скоростью выполнения (прыжки, броски, метание спортивных снарядов, поднятие тяжестей и т.д.), так как выполненная работа за единицу времени, т.е. мощность, в большой степени зависит от скоростного параметра. Скорость исполнения является основным критерием и в видах спорта, имеющих сложную координацию (спортивные игры, борьба, бокс, гимнастика, акробатика, фигурное катание и др.), где точность, сочетаемая с высоким темпом исполнения, оценивается наиболее высоко.

Вследствие этих причин в спортивно-методической литературе часто встречаются методы и средства для "развития скорости" как двигательного качества человека. Таким образом, скорость и быстрота рассматриваются как синонимы. В сущности, речь идет о двух качественно различных понятиях: скорость является объектом исследования механики, так как она характеризует пройденный путь за единицу времени (V = S/t), тогда как быстрота является двигательным качеством человека, которое позволяет ему осуществлять отдельные или целостные движения с наибольшей скоростью за единицу времени. При этом предполагается, что работа является кратковременной и не ведет к выраженному утомлению. Следовательно, скорость представляет собой измеритель быстроты как двигательного качества человека, т.е. критерий его скоростных возможностей.

Развитие быстроты

Под быстротой понимают комплекс функциональных свойств человека, непосредственно и по преимуществу определяющих скоростные характеристики движений, а также время двигательной реакции. Выделяют три основные формы проявления быстроты: латентное время двигательной реакции; скорость одиночного движения (при малом внешнем сопротивлении); частота движений (рис. 5.7).

Развитие быстроты

Рис. 5.7. Развитие быстроты

Простая реакция – это ответ заранее известным движением на заранее известный (внезапно появляющийся) сигнал (скоростная стрельба по силуэту, старт в беге). Все остальные типы реакций являются сложными.

Элементарные формы проявления быстроты относительно независимы друг от друга.

Сочетание трех указанных форм определяет все случаи проявления быстроты. Так, в спринтерском беге результат зависит от времени реакции на старте, скорости отдельных движений (отталкивание, вынос бедра и др.) и темпа шагов. Практически наибольшее значение имеет скорость целостных двигательных актов (бега, плавания и т.д.), а не названные элементарные формы проявления быстроты. Однако скорость в целостных сложнокоординационных движениях зависит не только от уровня развития быстроты, но и от других факторов. Например, в беге скорость передвижения зависит от длины шага, а та, в свою очередь, от длины ног и силы отталкивания. Поэтому скорость целостного движения лишь косвенно характеризует быстроту человека, а при детальном анализе наиболее показательны именно элементарные формы проявления быстроты.

Скоростные способности человека довольно специфичны. Прямой, непосредственный перенос быстроты происходит лишь в координационно сходных движениях. Так, значительное улучшение результатов в прыжках с места немедленно положительно скажется на показателях в спринтерском беге, толкании ядра и других упражнениях, в которых скорость разгибания ног имеет большое значение; в то же время на скорости плавания, ударов в боксе это, скорее всего, не отразится. Значительный перенос быстроты наблюдается главным образом у слабо физически подготовленных людей.

Исследования М. А. Годика и В. М. Зациорского показывают, что скоростные возможности индивида характеризуются также еще одной специфической формой быстроты – способностью к быстрому началу движения.

В спортивной практике наиболее часто эти формы проявляются комплексно, с известным преобладанием некоторых из них. В своей совокупности они определяют так называемый "скоростной потенциал" индивида в соответствующей двигательной деятельности. Несмотря на это, элементарные формы быстроты относительно независимы друг от друга. Так, например, исследования М. А. Годика и В. М. Зациорского показывают, что быстрота реакций не коррелируется со скоростью движения. Ф. М. Хенри определил, что есть люди с быстрыми реакциями, которые одновременно имеют относительно замедленную реакцию своих движений, и наоборот. Для величины спортивного достижения наибольшее значение имеет скорость, с которой выполняются целостные двигательные акты (бег, плавание и т.д.). Очень часто они используются и как контрольные упражнения (тесты) для оценки скоростных возможностей спортсмена. В ряде случаев надежность этих тестов является очень низкой, так как скорость движения зависит еще от ряда анатомических особенностей (длины конечностей), силового потенциала (который ведет к удлинению шагов при беге) и т.д. Следовательно, скорость всего движения (особенно сложнотренированного) дает только косвенную характеристику быстроты как двигательного качества человека. Для этой цели с большим успехом применяются факторный анализ и некоторые другие методы математической статистики. Результаты этих исследований показывают, что скоростные способности человека являются очень специфическими, особенно у высококвалифицированных спортсменов. Так, например, хороший спринтер может оказаться очень медленным в плавании и наоборот. Другими словами, перенос быстроты при различных по своей динамике и кинематике упражнениях является незначительным. Он является наибольшим при координационно сходных движениях. Независимо от этого при проявлении максимальных скоростных возможностей отмечаются некоторые общие закономерности, которые раскрывают комплексный характер быстроты как двигательного качества человека. Особенно характерными в этом отношении являются спринтерский бег, езда на велосипеде и др., при которых увеличение скорости во времени и ее поддержание в течение какого-то периода – решающие для спортивного результата.

Совершенствование скоростных возможностей человека является сложным многоплановым процессом. Успешная его реализация предполагает выяснение некоторых основных механизмов, имитирующих быстроту рабочих циклов при движениях, выполняемых с максимальной скоростью.

Вскрытие основных факторов, которые в наибольшей степени определяют скоростные возможности человека, имеет для теории и практики спорта важное познавательное и методологическое значение. В спортивно-педагогической литературе они наиболее часто рассматриваются с позиций отдельного вида спорта или весьма обобщенно. Внимание спортивных специалистов в основном направлено на раскрытие специфических механизмов, которые лежат в основе различных форм проявления быстроты. Все они характеризуют развитие двигательных нервных центров, которые управляют быстротой мышечных сокращений. Согласно данным медицинской науки, развитие двигательных нервных центров происходит в детском возрасте и заканчивается к 13–14 годам. Вот почему наибольший прирост скоростных качеств отмечается к 10–15 годам (В. С. Фарфель). Это возраст, в котором люди лучше всего овладевают скоростными движениями. В дальнейшем главная задача тренировочной методики состоит в сочетании этих форм быстроты, т.е. в стремлении их сохранить и насколько возможно развить, связывая это с преодолением большего сопротивления и со специфической для разного вида спорта техникой. Исследования В. С. Горожанина, П. 3. Сирис и др. показывают, что квалифицированные спринтеры отличаются от посредственных бегунов главным образом режимом работы двигательной системы, т.е. режимом деятельности нейронных структур, обеспечивающих движения. Переход от обыкновенного к предельному режиму работы осуществляется посредством увеличения потока возбуждающих импульсов от двигательной зоны коры мозга и гипоталамуса к локомоторной области и структурам затылочных долей головного мозга. Это в конечном счете ведет к увеличению частоты импульсации и числа участвующих в движении нейронов в ретикулярной формации – спинном мозге.

Наиболее существенной и неизменной, генетически обусловленной, является величина связи между нейронами, т.е. "прочность" системы, от которой непосредственно зависит частота нейронной импульсации. Эти предположения подтверждаются убедительными фактами. Так, например, исследования В. С. Горожанина и др. доказывают, что все спринтеры, имеющие высокую стартовую скорость (средняя величина при первых 5 метрах – 3,9-4,5 м/с), отличаются высокой чувствительностью нервной системы, эмоциональной реактивностью, низкими скоростями при появлении тормозных реакций "ЭМГ", изменениями в "ЭЭГ" и т.д. У спринтеров с низкой стартовой скоростью (среднее ускорение при первых 5 метрах – 2,5–3,12 м/с) все отмеченные свойства нервной системы являются противоположными.

Кроме центрально-регуляторных механизмов быстрота обусловливается и определенными биохимическими факторами. Согласно Н. Яковлеву, В. Фарфелю, А. Макаровой, Н. Волкову, Д. Матееву и др., быстрота зависит от количества АТФ и скорости ее распада и ресинтеза. При кратковременных усилиях, при которых быстрота проявляется в максимальных своих значениях, процесс ресинтеза происходит в анаэробных условиях (свыше 90%), исключительно за счет креатинфосфатного и гликолитического механизмов. Это ведет к большому кислородному долгу, погашение которого происходит в течение 10–20 мин и более (В. С. Фарфель, Н. И. Волков и др.).

Кроме указанных факторов быстрота неразрывно связана и с техническим мастерством, что позволяет в значительно большей степени реализовать скоростной потенциал спортсмена в соответствующей двигательной структуре.

Существенное значение для скорости исполнения имеет и концентрация силы воли, которая способствует более совершенной мышечной координации и увеличению общей возбудимости ЦНС.

При сопоставлении с другими двигательными качествами человека быстрота наиболее трудно поддается совершенствованию (Н. В. Зимкин, В. С. Фарфель, В. М. Зациорский, В. П. Фалин, Б. И. Бутенко и др.). Так, например, по данным Б. И. Бутенко, Кр. Рачева, за 30 лет мировые рекорды на 5000 и 10 000 м (где выносливость является основным качеством) улучшены на 7–8%; в силовых видах спорта (тяжелая атлетика) – на 20–30%; в скоростно-силовых видах спорта (прыжки, броски, метание спортивных снарядов и др.) – в среднем на 20–24%. В то же время при беге на 100 и 200 м улучшение составляет только 2%.

Особенно трудно развивается частота движений, которая в наибольшей степени считается генетически обусловленной и может реально улучшаться только до 14–15-летнего возраста (Р. П. Грачева, В. И. Корол, К. И. Рачев и др.). После этого возраста достижения повышаются главным образом за счет мощности и технического совершенствования. Одной из причин этого является образование так называемых скоростных барьеров как результата стереотипной тренировочной программы. Она предусматривает повторное исполнение серий упражнений с максимальной скоростью. Как известно, подобная тренировка ставит целью образование соответствующего двигательного динамического стереотипа (А. Н. Крестовников, Н. И. Яковлев, А. В. Коробков), который отличается стабильными пространственными характеристиками движений. Следует отметить, что подобная тренировочная программа ведет к стереотипности в центрально-регуляторных характеристиках движения – скорости и частоте. В этом случае раскрывается внутренняя противоречивость так называемой повторной тренировки: с одной стороны, повышение скорости в данном упражнении требует многократного повторения, с другой – насколько больше закрепится динамический стереотип, настолько более стабильной становится предельная скорость движений. Увеличение объема тренировочной работы, которое часто рекомендуется, ведет к еще более ярко выраженной стабилизации скоростных качеств.

В. М. Зациорский и Г. С. Туманян видят преодоление скоростных барьеров в широкой многоборной подготовке. Так, например, если два спринтера пробежали 100-метровую дистанцию за 11,0 с двумя различными способами – один посредством специализированной тренировки, а второй – путем широкой подготовки в многоборьях, – их возможности для дальнейшего улучшения результата будут различными. Очевидно, что в первом случае специализированная тренировка, в основе которой лежат повторные упражнения с максимальной скоростью, приведет к быстрой стабилизации временных характеристик движений и к образованию скоростного барьера. Во втором случае подобный стереотип не образуется или образуется значительно позднее, так как перенос быстроты осуществляется в очень широком диапазоне скоростных качеств.

Следовательно, одной из главных задач тренировочной методики при создании скоростных качеств является широкая вариативность тренировочных средств при возможно меньшем объеме однотипных стандартных упражнений на этапах специализированной подготовки.

При совершенствовании быстроты движений спортсменов все чаще выделяется раздел скоростно-силовой подготовки. Рекомендуемые для этой цели упражнения чрезвычайно разнообразны. Схематично методика развития скоростно-силовых качеств у высококвалифицированных спортсменов представлена в табл. 5.4.

Такая постановка вопроса является чрезвычайно важной для тренировочной программы подрастающих спортсменов, которые должны выполнять скоростные упражнения в вариативных ситуациях: в форме подвижных и спортивных игр, эстафет и т.д.

Известно, что основным объемом тренировочной работы у прыгунов являются упражнения со штангой, различные виды нестандартных подскоков и другие специальные и вспомогательные упражнения, тогда как специфические прыжки с преодолением планки занимают около 12–16%. Подобной является картина и у спринтеров, которые делают акцент на скоростно-силовой подготовке (различные многообразные прыжки). Тренировки с предельной скоростью проводятся 1–2 раза в неделю (Г. Коробков, В. Филин, В. Корецкий, В. Дьячков, Г. Бушев, В. Зациорский и др .). Преодоление скоростных барьеров является принципиальным методическим вопросом, который сводится к решению двух основных задач (В. Зациорский, В. Филин):

  • • определению основных групповых факторов (как общих, так и специфических), влияющих на результат в данном упражнении;
  • • подбору таких специальных упражнений, в которых удельный вес интересующих нас факторов является наибольшим.

Широкое внедрение в спорт количественных методов, и в частности статистического анализа (корреляционного, факторного, дискриминантного и др.), открывает широкие возможности и для успешного решения этой проблемы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >