Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Русский язык и культура речи

Изобразительность убеждающей речи. Риторические фигуры и тропы, риторические приемы

Изобразительность риторического текста представляет собой отдельный (сложный и интересный) предмет исследования. Что такое изобразительность речи? Изобразительной принято называть предельно конкретную речь, способную обозначать единичный предмет, способную вызвать представление. В этом определении изобразительности есть два важных момента. Во-первых, указание на способность речи вызывать представление, т.е. образ; во-вторых, указание на предельную, максимальную конкретность. Способность вызывать представление характерна для любой речи, а обусловливать появление предельно конкретного образа – далеко не всякой. Обычная речь изучается в курсах грамматики (в широком смысле), в лексике. Риторика же изучает необычную, максимально конкретную речь. Значит, ей нужно изучать не просто те языковые средства, которые вызывают представления, а те, которые усиливают способность вызывать и доводить их до максимальной конкретности. Иными словами, риторика должна интересоваться не собственно изобразительностью, а средствами ее усиления. Именно поэтому в публичных речах и вообще в риторических текстах наиболее сильные аргументы всегда связаны с использованием различных средств усиления изобразительности, которые распределены не равномерно, как в художественном произведении, а концентрируются в каком-либо одном фрагменте. Подобное расположение фигур и тропов называется в риторике конвергенцией.

Усиление изобразительности начинается с интуитивного или осознанного отбора языковых средств, который подчиняется в первую очередь принципу большей конкретности. Понятие изобразительности связано с такими риторическими терминами, как фигура и троп. Именно фигуры и тропы усиливают изобразительность речи. Теоретики риторической науки по-разному определяют значение этих терминов. Также существуют различные классификации риторических приемов – фигур и тропов. В античной риторике понятия троп и фигура противопоставлялись: троп понимался как слово, фигура – как словосочетание. Античная риторика разделяла риторические фигуры па фигуры мысли и словесные фигуры. Классификация словесных фигур дана в восьмой и девятой книгах труда Квинтиллиана "Двенадцать книг риторических наставлений". Классификация тропов впервые была представлена в трудах Трифона, александрийского филолога, который перечислил 14 основных разновидностей и 37 вариантов тропов.

В современной науке фигура и трон могут пониматься как синонимические термины, служить принципом классификации различных риторических приемов; кроме того, фигура может быть родовым понятием, а троп – видовым. Приведем определения, исходя из которых фигура и троп оказываются синонимичными понятиями.

Тропы – слова или обороты речи, употребленные в переносном значении для достижения большей выразительности.

Риторическая фигура – типичный, воспроизводимый прием словесного оформления мысли.

Исследователь А. А. Волков рассматривает только фигуры речи как риторические приемы усиления изобразительности, выделяя при этом фигуры осмысления (энналага, эпимона, контекстный троп), фигуры выделения (реприза, анафора, эпифора, окружение, отличение, различение, разделение, эпитет, плеоназм, перифраз, оксюморон, градация, антитеза, этимология, соответствие, интерпретация, перемещение), фигуры диалогизма (диалог, предупреждение, ответствование, сообщение, заимословие, цитата, аллюзия, риторический вопрос, риторическое обращение, риторическое восклицание). Данная классификация, хотя и является очень краткой, отражает сами принципы построения риторического текста.

Одну из наиболее полных и сложных классификаций средств усиления изобразительности предлагают исследователи Т. Г. Хазагеров и Л. С. Ширина, разделяя все средства усиления изобразительности на общие и специальные.

Специальные средства усиления изобразительности – это стилистические приемы, например, построение синонимических и антонимических рядов, а также сложных рядов с однородными членами предложения. Они организованы в гораздо более сложную структуру: делятся на целостные, дискретные и недискретные фигуры. Недискретные фигуры подразделяются в свою очередь на тропеические (тропы, фигурные амплификации и особая разновидность – грамматический троп, или аллеотета) и нетропеические, или диаграмматические. Согласно этой классификации к тропеическим фигурам относятся такие, как метафора, антифразис, риторический вопрос, риторическое обращение, эпилемма (возражение и ответ самому себе); к диаграмматичсским фигурам, например, анафора. Градация и период являются гибридными фигурами.

В концепции А. П. Сковородникова и Г. А. Копниной тропы и фигуры объединяются общим понятием риторический прием, который рассматривается как мотивированное отклонение от нормы с целью оказания определенного воздействия на адресата, т. е. слушателя или читателя.

В публичной речи, в основе которой лежат диалогические отношения в широком смысле этого понятия, структурообразующую роль играют фигуры диалогизма, особенно вопросительные высказывания. На первый план выходит понятие риторического вопроса, который может использоваться как отдельно, так и в составе вопросно-ответного высказывания, нередко за риторическим вопросом следует риторическое восклицание. Приведем примеры из речи А. Ф. Кони "По делу об оскоплении купеческого сына Горшкова".

Вопросно-ответное единство в сочетании с риторическим восклицанием: Но разве оно рисует им лучшую жизнь и счастие? Нет, нисколько. Да этого и не нужно!

Риторический вопрос: Оскопить несчастного ребенка, накормив его каким-то пряником, и затем потерять его из виду – разве не все равно, что отрезать человеку нос или отрубить руку во время сна?

Нанизывание вопросов, призыв оратора к размышлению: Но отчего же по приезде в Петербург она не заявила об этом мужу? Отчего не заявила никому на месте? Ведь в ней должно было прежде всего заговорить материнское чувство.

Сочетание риторического вопроса (но форме) и риторического восклицания (по содержанию): Как можно, без ведома отца, нравственно оторвать ребенка от семьи и внедрить в него скопческие мысли, как можно оскопить его незаметно, неслышно для отца?

Риторическое восклицание: Таким образом, Горшков является исполнителем опасных, по-видимому, поручений скопцов и, следовательно, сам подвергается из-за них опасности, из-за них – из-за губителей своего сына!

Значение фигур диалогизма (риторического вопроса, риторического восклицания и вопросно-ответных единств) для публичной убеждающей речи трудно переоценить. Эти фигуры лежат в основе композиции такого рода текстов, помогают оратору сконцентрироваться на важнейших моментах и, что самое главное, обеспечивают поддержание живого диалога оратора с аудиторией.

Наиболее сложной и наиболее интересной риторической фигурой считается период. Существует несколько определений этого понятия.

Период – "сложная синтаксическая конструкция, отличающаяся полнотой развертывания мысли и законченностью интонации".

Период "в ораторской речи – это цельное логическое рассуждение, по своей структуре одинаковое с умозаключением: тезис (выраженный или подразумеваемый) – аргументы – вывод. <...> В первой части периода дается развернутое, детальное изложение темы, ее глубокий анализ, вторая часть представляет более кратко сформулированную рему. Эти две части, логически дополняя одна другую, способствуют выражению одной мысли".

"В отличие от грамматических предложений период рассматривается как сложное синтаксическое построение, которое характеризуется подробным развитием мысли, ритмической законченностью интонации и употребляется как стилистический прием".

Период – это "гибридная фигура, образованная высказыванием (простым или сложным предложением, сложным синтаксическим целым), которое четко расчленяется на две интонационно противопоставленные друг другу части. Первая носит название – ПРОТАСИС. Она характеризуется восходящим движением топа и в свою очередь членится на ряд однородных элементов <...> которые носят название членов или КОЛОНОВ и сами могут делиться на еще более мелкие отрезки, или коммы. Вторая часть, называемая АПОДОСИС, характеризуется понижающимся, нисходящим тоном. Первую часть отделяет от второй длительная пауза, создающая резкий мелодический перелом".

Все исследователи указывают на то, что период, вне зависимости от его грамматического построения, обязательно имеет две части, которые разделяются по смыслу и интонационно (мелодически), обладает определенной законченностью и заключает в себе развитие той или иной мысли. Признается и тот факт, что способность оратора создавать периодическую речь говорит о его высоком мастерстве. Речь, насыщенная периодами, считается речью образцовой. При этом надо отметить, что использование периода в речи профессионального оратора является, как правило, интуитивным, поскольку периодическая речь – самый удачный способ организации высказываний в публичной речи.

Т. Г. Хазагеров и Л. С. Ширина выделяют следующие виды периода: временной, заключительный, обобщающий, определительный, противительный, сопоставительный, сравнительный, уступительный. Из этой классификации следует, что между двумя частями периода – протасисом и аподосисом – существуют определенные отношения, и в зависимости от идеи, которую вкладывает оратор в то ли иное высказывание, отношения эти могут быть временными, определительными, противительными и т.д.

Логическая спаянность периода, его приспособленность к убеждающему рассуждению, полнота выражения мысли, а также экспрессивно-приподнятый характер обусловливают широкое использование его в ораторской речи, для которой характерно сочетание логичности рассуждения со страстностью убеждения.

Рассмотрим пример периода на отрывке из речи А. Ф. Кони "По делу об оскоплении купеческого сына Горшкова":

Могут сказать, что преследование сект, подобных скопческой, является нарушением свободы совести, что у человека, как бы он ни был связан с государством, как бы тесно ни соприкасался с обществом, в котором живет, должна быть известная область душевной свободы, в которую никто не имеет права заглядывать и не должен вторгаться, область, вступая в которую, общество и государство должны складывать оружие и являться, в крайнем случае, только наблюдателями. Могут сказать, что человек волен бороться с греховными побуждениями теми средствами, которые ему кажутся наилучшими, лишь бы они не затрагивали интересов других людей. Но, господа присяжные заседатели, если бы дело шло о преследовании тех 58 чухой, о которых говорилось в прочитанных здесь письмах Горшкова, тех, которых неразумие, невежество, нищета, бедность, скудность природы и тяжкие семейные условия толкнули на скопчество, которые сами не ведали, что творят, давая себя оскопить, то эти соображения могли бы иметь место, как призыв к особому снисхождению к жертвам фанатического заблуждения. Если бы дело шло о зрелом человеке, который сознательно и свободно, обдуманно и спокойно, по чувствованию искренней веры, оскопил себя, можно бы говорить об этой неприкосновенной области и спорить относительно ее границ. Но там, где дело идет о распространении скопчества, о сознательном вовлечении в эту секту слабых людей, придавленных судьбою или не обладающих здравым разумением, там слово "свобода совести" является только громким словом, которым можно злоупотреблять без всякой пользы для разъяснения дела.

Этот отрывок представляет собой сложно организованную структуру: протасис начинается со слов Могут сказать, что преследование сект.., аподосис (со слов Но, господа присяжные заседатели...) организован сам как период (в нем можно выделить протасис 2 – со слов Но, господа присяжные заседатели... и аподосис – со слов Но там, где дело идет...). Иными словами, мы сталкиваемся с явлением, которое можно по аналогии с другими лингвистическими терминами назвать период в периоде. Построение такого сложного высказывания обусловлено у Л. Ф. Кони тем, что данный период несет серьезную смысловую нагрузку – как аргумент-опровержение, с одной стороны, и как одна из главнейших идей всей речи – с другой. Этот период является одновременно и противительным, и уступительным (первая часть), и заключительным (вторая часть). Кроме того, периодическая организация речи в данном примере способствует конвергенции: оратор прибегает к анафоре (могут сказать; если бы дело шло), градации (неразумие, невежество, нищета, бедность, скудость природы и тяжкие семейные условия), образным определениям (фанатическое заблуждение; искренняя вера).

Использование риторических фигур, тропов, стилистических приемов в убеждающей речи всегда связано с целевой установкой оратора: "...общим принципом употребления риторических фигур в <...> речи является их функциональная мотивированность: только те риторические фигуры могут быть использованы оратором, которые несут эмоциональную и смысловую нагрузку, а не используются ради чистого украшательства речи".

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. С помощью чего в первую очередь оратор добивается присоединения аудитории к своей точке зрения?
  • 2. Назовите основные структурные компоненты аргумента.
  • 3. Дайте классификацию аргументов по Т. Г. Хазагерову и Л. С. Шириной.
  • 4. Дайте классификацию аргументов по А. А. Волкову.
  • 5. Что такое топ (топос)? В чем заключается отличие внешних топосов от внутренних?
  • 6. Что такое композиция речи? Из каких частей состоит композиция в риторике?
  • 7. Назовите пять правил построения вступления.
  • 8. Охарактеризуйте повествование, описание и доказательство с точки зрения их композиционной роли в публичном выступлении.
  • 9. Что такое "закон края"?
  • 10. Какие языковые изобразительные средства изучает риторика?
  • 11. С какими риторическими терминами связано понятие изобразительности? Дайте их современное определение.
  • 12. Какие риторические фигуры играют структурообразующую роль в публичной речи?
  • 13. Дайте определение периода. В чем заключается особенность этой сложной синтаксической конструкции?
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы