Походы Святослава

С 964 г. выросший и возмужавший Святослав Игоревич принял власть у матери и стал правителем Руси. Он прославился как князь-завоеватель.

Вопрос о дате рождения Святослава спорен. Летопись утверждает, что сразу после смерти Игоря, в 945 г., малолетний Святослав участвовал в походе княжеских воевод против древлян и даже символически начал битву, бросив копье. Правда, пущенное детской рукой древко пролетело только между ушами коня и упало перед его копытами...

Однако в той же летописи под 969 г. Святослав завещает киевский престол сыну Ярополку, а землю древлян – сыну Олегу. Получается, что в 25–27 лет у Святослава уже два взрослых сына, которым можно завещать княжение и которые через несколько лет сойдутся в смертельной схватке за власть (причем оба погибнут, и летописец пи разу не говорит, что они были малолетними). Тогда дата рождения Святослава – 942 г. – не верна. Исходя из минимального боеспособного возраста Ярополка и Олега, их отец, Святослав, как правильно замечает историк Π. П. Толочко, должен был родиться не позже 930–932 гг. Но летописец об этой дате молчит; она далека и от летописной даты свадьбы Игоря и Ольги (903), и от летописной даты рождения Святослава (942).

На примере тайны рождения Святослава видно, сколько загадок хранит хронология "Повести временных лет". Летописец, видимо, стремился объяснить, почему после смерти Игоря править стала Ольга. Ведь если Святославу было три года, это объяснимо, а если 15–16 лет, то отстранение юного князя от власти оказывалось узурпацией. Возможно, поэтому автор летописи и "омолодил" Святослава, обеляя Ольгу. Как справедливо заметил Π. П. Толочко, очевидно, этим и объясняются нелюбовь Святослава к Киеву, которую он пронес через всю жизнь, а также его стремление основать свое княжение на Дунае, подальше от матери. Полноценным князем, если выкладки о рождении Святослава верны, он стал только в 34 года, около 964 г. Отсюда его нелюбовь к государственной деятельности, стремление проводить жизнь в дальних походах и боях, доверие только к своим боевым товарищам – дружине.

В ходе своих знаменитых походов (965–968) Святослав покорил ясов и касогов. После его удара некогда могучий Хазарский каганат был сильно ослаблен, а его крупнейший городской центр – Саркел – стерт с лица земли. В эти же годы Святослав разбил другое мощное государство – Волжскую Булгарию. В 966 г. князь-завоеватель покорил племя вятичей. В 967 г. была подчинена Дунайская Болгария. Князь разбил болгар под Доростолом и основал Дунайскую Русь со столицей в г. Переяславце, который он хотел сделать центром своей державы.

Захват русами Подунавья привел к русско-византийской войне 970– 971 гг. В ней Святославу противостоял талантливый полководец – император Иоанн Цимисхий. Кампания шла с переменным успехом, побеждали то русы, го византийцы. Святослав занял Филиппополь (совр. Пловдив), но был разбит в сражении под Аркадиополем. Он отступил к Доростолу, где три месяца был осажден многократно превосходящей его силы армией византийцев. В 971 г. был заключен мирный договор, но одновременно греки подкупили печенежского князя Курю, и в 972 г. тот убил возвращавшегося из похода Святослава. Из черепа князя-завоевателя Куря сделал чашу для вина.

Владимир и его эпоха. Политическая борьба на Руси в конце X – начале XI века

В 969 г., отправляясь в очередной поход, Святослав отдал разные земли Руси в наместничество своим сыновьям. После его смерти в 972 г. киевским князем стал старший сын Ярополк. Средний сын – Олег – правил в Древлянской земле, а младший – Владимир – сидел в Новгороде.

Конфликт между братьями начался в 975 г. Поводом к нему стало убийство Олегом Святославичем дружинника Люта, сына киевского воеводы Свенельда. В 977 г. Ярополк за это обрушился на древлянскую землю карательным походом. Во время осады г. Овруча Олег погиб. Опасаясь разделить судьбу брата, Владимир бежал за море, к варягам, набрал там себе дружину и в 980 г. напал на Ярополка. Киевский князь был предан своим воеводой Блудом и обманным путем убит. Это была так называемая первая усобица в истории Древней Руси.

По словам И. Я. Фроянова, положение "князей “Рорикова дома”, сменивших племенных князей, представляется двойственным. С одной стороны, они являлись наместниками великого князя киевского, что обязывало их поддерживать контакт с Киевом, оказывая ему военную и финансовую помощь. С другой стороны, принимая на себя роль местных князей, они как бы срастались с туземной элитой, превращаясь в орган власти местного общества. В этом последнем своем качестве князья-наместники неизбежно проникались интересами управляемых ими обществ и в известной мере противостояли Киеву".

Владимир захватил власть над всем Русским государством. Изначально, видимо, он не мог на нее рассчитывать в силу происхождения, поскольку был незаконнорожденным сыном, бастардом: он родился от связи Святослава со служанкой (ключницей) Ольги – Малушей Любечанкой. Своей победой он заложил модель, которая в дальнейшем не раз проявится в русской истории: младший князь достигает своей мощи и величия через убийство старших братьев.

Князь железной рукой подавил "умножившиеся" в начале его правления "разбои" – по всей видимости, волнения в регионах, протестовавших против подчинения Киеву. С Владимиром Святославичем связывают административную реформу, окончательную ликвидацию племенных княжений и власти местной аристократии, передачу власти княжеским наместникам – сыновьям киевского князя, которые получили свои владения – столы – по всей Руси.

Успешной была внешняя политика Владимира. В 981 г. началась русско-польская война, в результате которой князь захватил Червенскую Русь (города Перемышль, Червень и др.). Он нанес ряд поражений кочевникам-печенегам. Самая крупная победа над ними была одержана в 992 г., и в честь нее был основан г. Переяславль ("перенявший у врагов славу"). На юго-восточных границах Киевской Руси для обороны от печенегов были возведены четыре линии крепостей и валов с центром обороны в г. Белгороде. Тем самым Русь была надежно защищена от нашествий кочевников.

Главной реформой Владимира, благодаря которой он вошел в историю, было Крещение Руси в 988 г. (дата условна). При нем Русь официально приняла христианство, поэтому князя Владимира называют "Равноапостольным" – он так же, как и апостолы Христа, принес свет христианской веры целому народу.

В политическом плане принятие христианства вызвало в княжеской семье неожиданные сложности. Крестившись, князь сочетался христианским браком. Но тогда получалось, что все его дети, рожденные до того, рождены в блуде, незаконнорожденные, т.е. права на престол получали только самые младшие – Борис и Глеб. Все остальные братья, в том числе и старший в роду – бывший туровский князь Святополк, оказывались обойденными, а братьев было немало: Владимир имел 12 сыновей от разных жен. Победив в первой междоусобной войне, он взял за себя беременную жену старшего брата, убитого им Ярополка Святославича. Родившийся от этого кровосмешения Святополк формально являлся старшим среди Рюриковичей. Но Владимир не любил своего приемного сына, поскольку тот напоминал ему о преступном братоубийстве, открывшем путь к киевскому столу. Озлобленный Святополк, в свою очередь, ненавидел и Владимира – виновника смерти отца, и сводных братьев, которые были "благополучными" детьми.

Мы до сих пор не знаем точно, как разворачивались события "второй усобицы". Дело в том, что есть две взаимоисключающих версии событий. Одна помещена в русских текстах, другая – в иностранных источниках. Согласно рассказам "Повести временных лет" и "Чтения об убиении Бориса и Глеба", смерть Владимира была почему-то скрыта от киевлян, и Святополк сел на киевский стол "обманом и лестью". Под Киевом стояла дружина Бориса, которая подбивала своего предводителя напасть и отбить престол. Борис отказался, ссылаясь на старейшинство Святополка. Тогда дружинники, разочаровавшиеся в нерешительном господине, покинули его. В ту же ночь, 24 июля 1015 г., в лагерь Бориса на р. Альте прибыли убийцы, подосланные Святополком. Бориса пронзили копьями. Труп Бориса убийцы повезли в Киев, но киевляне отказались принять тело, и Бориса тайно захоронили в Вышгороде.

Затем Святополк решил убить и других братьев – Глеба и Ярослава. В Муром отправились послы, которые сообщили Глебу, что его отец, Владимир, болен и срочно вызывает сына. Глеб тут же вышел в путь, но почему-то двинулся через Смоленск. Тут его застали гонцы Ярослава из Новгорода, предупредившие о коварстве Святополка. На реке появились убийцы, неизвестно как узнавшие о маршруте продвижения Глеба, и зарезали его.

Вскоре после смерти Глеба Святополком был убит третий брат, Святослав. Конец бесчинствам братоубийцы положил новгородский князь Ярослав, который атаковал врага, после трехмесячного противостояния под г. Любечем в решающей битве одержал победу и сел в Киеве как законный правитель. Святополк бежал в Польшу и вернулся на Русь только в 1018 г. вместе с приведенными им отрядами иностранных захватчиков – армией польского короля Болеслава. На р. Альте, в том самом месте, где был убит Борис, состоялось решающее сражение. Ярослав разбил Святополка, тот бежал и пытался укрыться в пустынном месте между Полыней и Чехией, и где-то там сгинул, и могила его источала зловоние много лет... Таким образом, "окаянный" князь умер в изгнании, а победитель сел на киевский стол и вошел в историю под именем Ярослава Мудрого. Борис и Глеб за мученическую смерть стали первыми русскими князьями-святыми.

Однако ряд ученых (Η. Н. Ильин, Г. В. Филист, Н. И. Данилевский) приводят довольно веские аргументы в пользу того, что данная трактовка событий вымышлена летописцем. Она вызывает слишком много вопросов. Как в 1015 г. Святополк оказался в Киеве? Почему его поддержали киевляне, при этом отказавшись принять даже труп Бориса? Откуда и Ярослав, и Святополк узнали, какой дорогой и когда Глеб поехал в Киев? Почему Глеб поехал кружной дорогой, сделав крюк в 2200 верст?

Но это всё придирки к логическим нестыковкам в тексте. Есть и более серьезные вопросы. Например, зачем вообще Святополку понадобилось убивать Бориса? Ведь тог безоговорочно признал его власть, вплоть до конфликта с собственной дружиной. Почему канонизация Бориса и Глеба состоялась только в 1072 г. и почему сомнения в их святости высказывали самые высокие иерархи церкви, например, киевский митрополит Георгий? Почему Ярослав никого из своих сыновей не назвал именами Бориса и Глеба? Лишь среди внуков Ярослава появляется Глеб, но Бориса так и нет. Зато при Ярославе его внука – сына Изяслава Ярославина нарекли Святополком: значит, это имя не считалось до 1072 г. запятнанным?

Другая версия событий 1015–1018 гг. содержится в иностранных источниках – в немецкой "Хронике" Титмара Мерзебургского (1012–1018) и в скандинавской "Эймундовой саге" (записана в XIII в., а до того передавалась в устной традиции). В этой версии содержатся ответы на многие вопросы, которые мы только что задавали. Правда, возникает немало других.

Согласно новой версии, около 1012–1013 гг. туровский князь Святополк был посажен Владимиром в тюрьму по ложному обвинению в государственной измене. Поводом послужила его женитьба на польской княжне – дочери короля Болеслава I Храброго (992–1025). При этом Святополка лишили туровского княжения и навсегда вычеркнули из числа возможных претендентов на престол. В 1014 г. новгородский князь Ярослав поднял мятеж, отказавшись платить традиционную новгородскую дань Киеву. Владимир планировал карательный поход на Новгород, осуществить который помешала болезнь и быстрая смерть великого князя, случившаяся 15 июля 1015 г. Киевский стол достался Борису. Ярослав нанял скандинавскую дружину Эймунда и Рагнара для сопротивления Киеву и начал войну. В саге говорится о войне Ярицлейва с Буриславом. Учитывая, что полное имя Бориса – Борислав, очевидно, что в саге речь идет о войне Ярослава с киевским князем Борисом, а вовсе не со Святополком. В ходе усобицы власть в стране переходила из рук в руки. Победил новгородский князь: в 1017 г. варяги в ночном лагере убили Бориса и преподнесли его отрезанную голову Ярославу. Погибли также Глеб и Святослав, а Ярослав занял древнерусскую столицу.

Летом 1018 г. на Киев с запада двинулись польские и немецкие войска во главе с Болеславом, защищавшим права на престол своего зятя – Святополка. В обстановке междоусобиц и безвластия последнему удалось бежать из заточения, и он попросил помощи у Польши. Ярослав бросил в Киеве мать и восемь своих сестер и пытался скрыться за морем. Но новгородцы разбили его ладьи и заставили отбивать у Святополка киевское княжение. Зимой 1018 г. Святополк потерпел поражение, пытался укрыться в Польше и там сгинул. Ярослав стал великим князем киевским и вошел в историю под именем Ярослава Мудрого. Чтобы оправдать захват власти (он не мог на нее претендовать в силу "младшего" происхождения), Ярослав приказал создать легенду о святых братьях – мучениках Борисе и Глебе и их убийце – Святополке Окаянном. В основу легенды, по Б. А. Успенскому, был положен библейский миф о Каине и Авеле, а согласно И. Н. Данилевскому – библейский миф из Книги Левит о козле отпущения. Между летописным текстом и библейскими фрагментами есть очевидные текстологические совпадения.

Представленная трактовка событий является гипотетической, и вряд ли мы когда-нибудь сможем точно ответить, как именно шла борьба за власть в годы "второй усобицы" (1015–1018). Здесь мы видим все особенности политической системы: борьба старших и младших князей, переписывание истории в свою пользу, привлечение иностранных родственных связей для решения внутрирусских проблем и пр. По какому бы сценарию ни развивались события 1015–1018 гг., они показали принципиальную уязвимость существующей политической системы, содержащей в себе самой зародыш междоусобиц.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >