Сущность, содержание и типы политической культуры

Политическая культура как феномен структурно сложна, включает различные элементы и субкультуры. Но даже в этом качестве она – лишь часть общей культуры социума. Смыслы, значения общей культуры детерминируют политическую культуру, придают ей своеобразие и уникальность.

Как и общая культура, политическая выполняет в социуме конкретные функции. К важнейшим относятся функции: регуляции; социализации; идентификации; адаптации; коммуникации; ориентации; интеграции (дезинтеграции); репродуктивности; мобилизации; опережающего мышления и действия. Последняя выражает готовность (неготовность) политической системы и субъектов к превентивно-проективному реагированию на вызовы будущего. Именно эта функция способна обеспечить перспективу, инновационное восприятие ситуации, выигрышные стартовые позиции перед лицом любого вызова, преимущество во времени.

Некоторые функции политической культуры могут затухать и прекращать свое действие. Так, при нестабильных политических процессах существенно может снизиться коммуникативная функция, в результате обостряется борьба между политическими субъектами, особенно придерживающимися противоположных позиций.

Определение политической культуры как системы регуляции отношений в мире политическом обусловливает выявление ее элементов и структуры и их сущностно-содержательное рассмотрение. Предметное поле политической культуры чаще всего упорядочивается и структурируется по четырем основным областям: а) духовная жизнь; б) поведение и практическое действие; в) институты; г) будущее.

Элементами политической культуры в сфере духовной жизни и сознания являются политические идеи, концепции, теории, убеждения, традиции, ценностные ориентации, нормы практики. Сюда же относятся: степень развитости политического сознания субъекта; интерес к политике (большой, средний, малый, отсутствие интереса); отношение к существующей политической системе, ее институтам и символам; готовность принять участие в политических акциях и связанные с этим ожидания; отношение к другим участникам политики (терпимость или нетерпимость); представления о правилах "политической игры"; отношение к закону; характер политической самоидентификации (левый, правый, центрист, либерал, консерватор, марксист, социал-демократ и т.д.); политический язык.

С точки зрения поведения, практического действия политическая культура включает: формы и степень участия в политической жизни (партийная деятельность, митинги, демонстрации, политические забастовки, пикеты); формы и уровень взаимодействия с государством (сотрудничество, конфронтация, игнорирование), гражданским обществом (союзами, движениями, ассоциациями, фондами и т.п.), другими субъектами политического процесса; тип электорального поведения.

Обратим внимание на пропорции конвенциональных и неконвенциональных форм поведения в политическом процессе: мерные рассматриваются как нормальные и легитимные (митинги, демонстрации, пикеты и т.п.), вторые не воспринимаются в качестве таковых (терроризм, насилие, вооруженная борьба, беспорядки и т.д.). Соответствующая политическая культура может рассматриваться как приемлемая или неприемлемая в обществе.

На институциональном уровне политическая культура включает методы и формы: управления системой (демократические, авторитарные, тоталитарные, смешанные и т.п.); принятия и реализации решений; взаимодействия систем и институтов между собой; регулирования конфликтов (в частности, степень решимости и готовности использовать силу); защиты интересов (групповых, корпоративных, национальных и т.д.); тип электорального процесса (формы и методы организации и проведения выборов).

Наряду с этими компонентами в политическую культуру включают политический опыт, стереотипы, мифы, модели политических институтов и поведения личности и групп, идеологию, социализацию и символы.

Политическая культура как многоуровневое образование обнаруживается через различные переменные. Ключевым ее компонентом (первым уровнем) являются "базовые представления" политического субъекта, или его "интерпретативная схема", т.е. коллективное (групповое) политическое сознание. Последнее как элемент культуры выполняет главную роль в системе регуляции. Особенности поведения политического субъекта обусловлены наличием коллективного политического сознания, общностью оценок и социальных норм. Более того, на его (сознания) базе могут возникать и другие культурные неполитические образцы и нормы. Например, поведение носителей демократического или авторитарного политического сознания и культуры чаще всего заметно и вне политической жизни.

Коллективное (групповое) политическое сознание относится к глубинному (нижнему) пласту политической культуры и выступает как ценностно-нормативная матрица и источник различных обнаружений политической жизни. Оно включает политические мотивы, потребности, интересы, ожидания, притязания, ценности, оценки, ориентации, установки, убеждения, идеи, концепции, теории, т.е. представляет собой "внутренний план" субъекта, в том числе коллективного. Оно задает рамки самоорганизации политического субъекта или общности, является источником способов и форм функционирования, обусловливает внутренние механизмы контроля.

Второй уровень политической культуры образуют политические нормы, установления, сложившиеся в обществе "правила игры", стереотипы, вербальные реакции, политическая символика и знаковые системы, и т.д. Отдельно и в совокупности они составляют "внешний" механизм контроля и регуляции политического поведения субъектов.

Третий, "верхний", уровень, образуют эмпирически наблюдаемые формы и проявления политического поведения, взаимодействия, практики как по вертикали, так и по горизонтали (в сетевом контексте).

Все уровни взаимосвязаны и взаимообусловлены. Однако политическое сознание является интегрирующим компонентом, "субстратом" политической культуры, поскольку именно оно обеспечивает ее воспроизводство и трансмиссию от поколения к поколению и тем самым возможность (но не гарантию) ее устремленности в будущее.

Таким образом, политическая культура – явление структурно сложное, многоуровневое, многомерное. Разнообразные взаимодействия с социальными и политическими процессами предопределяют ее сложное строение и организацию. Множество внутренних структур политической культуры отражает этапы ее становления в конкретном социуме, наличие отличающихся субъектов и характер формирования их политического поведения, различное содержание и удельный вес ценностей.

В зависимости от предпочтений, целей, выбора исследователя компонентами политической структуры (кроме отмеченных) можно считать ориентации субъектов относительно политической системы (У. Розенбаум), принадлежность людей к социальным, национальным, демографическим, территориальным, конфессиональным, ролевым (элита, избиратели) группам, в результате чего политическая культура предстает как совокупность субкультурных образований, характеризующих наличие у их носителей различий в отношении к власти, государству, партиям, политическому участию и т.д.

Такой подход позволяет, например, заметить, что в одних странах наибольшим политическим влиянием могут обладать этнические субкультуры (Турция, Азербайджан), в других – религиозные (Иран, Пакистан, Афганистан), в третьих – элитарно-авторитарные (Россия, Беларусь, Китай) и т.д.

В теоретико-методологическом отношении важен вопрос о типах политических культур, выработанных человечеством в ходе своей истории. Хорошо выстроенная типология, использующая убедительные основания и критерии, углубляет понимание политической культуры, позволяет определить ее состояние и вектор развития в конкретном социуме.

В основание типологии политических культур могут быть положены различные факторы: специфика стран и регионов (Г. Алмонд, С. Верба), политических систем (X. Экстайн); ориентации населения в политической игре (традиционные, индивидуалистские или моралистские); идеологические различия (Е. Вятр); открытость (дискурсивность) или закрытость одних политических ценностей к контактам с другими (Р. Шварценберг); внутренняя целостность культурных компонентов (Д. Каванах) и др.

Наиболее общие критерии типологизации задаются спецификой цивилизационного устройства особых полумиров – Запада и Востока, Севера и Юга, положенной в основу практически всех существующих в мире типов политической культуры.

Особенности западной политической культуры восходят к полисной организации власти в Древней Греции, предполагавшей участие граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему гражданский суверенитет личности. Политическая культура Запада формировалась по мере повышения роли и значения личности в политической жизни, усиления гражданского общества. Большое влияние оказало на нее христианство, а также философия как автономная духовная сила с ее рационально-критическим отношением как к социальной действительности, так и к религиозной картине мира. Ее экономической опорой стал индустриальный тип производства в сочетании с религиозными ценностями. Для человека греко-римской цивилизации свойственно отношение к труду как залогу жизненного успеха. Рационализм, идеи состязательности, стремление к прогрессу – вот те принципы, которые доминировали в отношениях государства и общества, двигали развитие западной цивилизации, заставляли совершать прорывы в производстве и повышении благосостояния населения.

Сложившаяся на этой основе политическая культура отражает понимание самодостаточности человека для отправления власти, отношение к политике как конфликтной, но рациональной деятельности, в которой люди выполняют различные роли и функции. Государство воспринимается как институт, защищающий права и свободы человека, поддерживающий его социальные инициативы. Ориентация на главенство закона и конституции сформировала преобладание консенсусных технологий властвования, центристский тип государственной политики.

Все это обусловило развитие демократических форм власти, закрепилось в разделении властей, создании системы сдержек и противовесов, направленной на контроль общественности за действиями власти. Демократическая политическая культура позволяет Западу адаптироваться к изменениям, решать конфликты в контексте целостности и интеграции общества.

Восточная политическая культура складывалась под влиянием жизнедеятельности азиатского аграрного общества, индо-буддийской, конфуцианской, арабо-мусульманской культур. Ценности этого мира формировались при доминировании в обществе государства и власти, коллективных форм организации жизни, отсутствии условий для частной предпринимательской деятельности и собственности. Религия господствовала безраздельно, воплотив не только сакральное, но и мораль, право, эстетику, социальные учения, растворив в себе рационально-критическую функцию светской философии.

Формой регулирования отношений в обществе, разрешения конфликтов в таких условиях стало не поощрение права и закона, а апеллирование к моральному авторитету старшего, обычаю, не конституция, а мнение начальства. Доминирование патриархально-общинной структуры привело к слабости индивида перед лицом целого и государства. Человек был обязан исполнять предписания верхов. Базовой ценностью политической культуры стало убеждение в необходимости посредника между человеком и властью, которая рассматривалась как область сакрально-божественного действия, исключавшая состязательность, плюрализм, свободу. Признание главенствующей роли элиты сопровождалось отсутствием потребности в контроле за ее деятельностью. Такие нормы способствовали изоляции элит, поощряли авторитаризм, упрощение форм организации власти и политических отношений.

Базовые черты западной и восточной политических культур устойчивы, сохраняются при всех реформах и внешних воздействиях, меняются лишь в заданных их природой и логикой пределах. Исторически лидирующей, задающей тон политической культурой в настоящее время, несомненно, является западная. Можно говорить о некотором наметившемся синтезе ценностей западной и восточной политических культур, проникновении в последнюю либерально-демократических ценностей и образцов поведения граждан. Все это происходит в контексте глобализационных процессов и технологических прорывов стран Востока – Японии, Южной Кореи, Сингапура и т.д. Однако характер, тип этих политических культур обусловлен взаимно почти не преобразуемыми основаниями, существенное сближение которых если и произойдет, то в отдаленном будущем.

Классической признана типология Г. Алмонда и С. Верба. Сравнивая политические системы Англии, Германии, Италии, США и Мексики в рамках масштабного исследования, они выделили три "чистых" типа политической культуры: 1) патриархальный, характеризующийся синкретизмом религиозных, политических и экономических функций, отсутствием у людей знаний о политической жизни и интереса к ней, значимых для них ожиданий от политической деятельности; 2) подданнический, отличающийся пассивным отношением к политической системе со стороны населения, интересующегося лишь практическими результатами деятельности власти; 3) партиципаторный ("культура участия"), особенность которого состоит в высоком уровне интереса граждан к политике и активном участии в ней, влиянии на проведение политического курса.

В реальности, считают авторы, таких "чистых" типов политической культуры нет, существуют лишь их комбинации: а) для демократической системы характерно наличие примерно 60% представителей "культуры участия", 30% – подданнической, 10% – патриархальной; б) для авторитарной переходной системы соответственно 30, 40 и 30%; в) для демократической доиндустриальной – 20, 20 и 60%. Эти пропорции условны, могут колебаться, но в целом они выражают соотношения различных типов культур.

Политическую культуру, существующую в развитых странах Запада, эти авторы называют "гражданской". Опираясь на античную традицию "смешанного правления", она включает, во-первых, все три "чистых" типа, во-вторых, качества подданных и патриархалов даже у активных участников. Подданнические и патриархальные ориентации уравновешивают активность и политическое участие индивида, обеспечивая устойчивость и стабильность демократической системы. "Идеальный гражданин" должен одновременно оказывать воздействие на власть и вместе с тем сохранять к ней лояльность, быть потенциально активным, но не проявлять активность постоянно.

Основными чертами гражданской политической культуры выступают: консенсус относительно легитимности политических институтов; баланс между властью и ответственностью правящих элит; толерантность по отношению к иным ценностям и интересам, легитимной оппозиции; компетентность; плюрализм мнений и позиций; тяготение граждан к политическому центру, вытеснение радикалов на политическую периферию; законопослушание и равенство всех перед законом. Элита должна быть под контролем, тогда она будет хорошо делать дело. Но не следует посягать на ее властные функции, отправление которых требует профессионализма и не под силу человеку с улицы. Граждане призваны: а) оказывать давление на правительство, что, однако, не должно привести к "перегреву" политической машины и дестабилизации общества; б) быть достаточно влиятельными и способными навязывать элитам ответственное поведение, но без того, чтобы это препятствовало принятию властью необходимых, в том числе непопулярных решений.

Гражданская культура предполагает инструментальные и эмоциональные проявления (свободная от эмоций политика чревата цинизмом, но и чрезмерные эмоции вредят демократии), политический консенсус и разногласие, поскольку демократия предполагает выбор. В демократическом обществе складывается сложная и динамичная система сбалансированных политико-культурных ориентаций. Все эти балансы – вовсе не результат тонких "вычислений" и согласований, во многом они складываются стихийно.

Эта типология небезупречна. Она, в частности, ограничивает политическую культуру сферой сознания, психологии, абсолютизирует западный опыт, не учитывает опыт демократического строительства в других странах. Однако в ней ценно то, что она фиксирует сложность, противоречивость политической культуры демократии, необходимость наличия системы балансов ее поддержания. Кроме того, введение концепта политической культуры в политический анализ позволило сформулировать эвристически ценный объяснительный принцип – "конечной причиной тина (характера) политики является система культуры конкретного общества".

Существуют также рыночная политическая культура, в которой политика рассматривается как разновидность бизнеса и свободный обмен деятельностью ее субъектов (страны Запада), и этатистская, характеризующаяся доминированием государства и его институтов в организации политической жизни и определении условий политического участия индивидов (Китай, Саудовская Аравия, Россия, Беларусь).

Усматривая особую роль государства в воспроизводстве образцов политического сознания и поведения, некоторые ученые (А. И. Соловьев) выделяют официальную и реальную политические культуры. Первая насаждается государством, властью, вторая воплощает ценности и соответствующие им формы политического поведения значительной части населения. Так, в ряде стран Восточной Европы идеи социализма утверждались в основном под давлением государства, однако при первых же демократических преобразованиях официальные показатели приверженности этих стран марксизму уступили место реальным ценностям и ориентирам населения.

Различная степень освоения населением ценностей, норм, стандартов в разных странах позволяет исследователям выделять консенсуальный и поляризованный типы политической культуры. Первый отличается сплоченностью населения на базе ведущих ценностей, целей, стоящих перед обществом и государством. Здесь высока лояльность граждан к власти и ее действиям. Для поляризованных политических культур с несколькими субкультурами характерно несовпадение базовых ценностей, ориентиров политической деятельности (разрыв горизонтальных субкультур), элиты и электората (разрыв вертикальных субкультур).

Положив в основу типологии характер взаимоотношений между субкультурами, У. Розенбаум выделил интегрированные и фрагментированные типы политических культур. Интегрированная означает консенсус общества по базовым ценностям (относительно целей развития социума, функций политической системы, политических норм и поведения и т.п.). Фрагментированный (сегментированный) тип отличается: конфликтностью субкультур; преобладанием патриархальных и подданнических ориентаций над общенациональными; слабостью правовых, легитимных процедур; подозрительностью и недоверием социальных групп (носителей субкультур) друг к другу. Фрагментированная политическая культура имеет следствием нестабильность общества, неустойчивость институтов, связей между социальными группами и субъектами.

Подобный тип политической культуры отличает развивающиеся страны (Индия, Пакистан, Нигерия), переходные общества (Содружество Независимых Государств (СНГ)) или те, в которых идет процесс формирования титульной нации (страны Балтии), страны с конфликтующими этническими или религиозными группами (Канада, Северная Ирландия). В этих условиях велика доля апатичных и отчужденных от власти слоев населения, ведутся острые дискуссии относительно целей, способов и средств общественных преобразований.

Английский исследователь Д. Каванах выделил гомогеннуюу фрагментированную у смешанную и искусственно гомогенную политические культуры. Гомогенная характеризуется единством общества по основополагающим ценностям и толерантностью. Фрагментированная отличается оппозиционностью составляющих ее субкультур. Смешанная содержит ценности и ориентации, отличающиеся от правил "политической игры" существующей власти и режима. Искусственно гомогенная политическая культура характеризуется апатичностью, подданническим характером мышления, отношений и поведения граждан, сочетающимися с мобилизованным политическим псевдоучастием, когда, к примеру, в голосовании принимают участие 95–99% населения и столько же из них, а то и все 100% "решительно" поддерживают того или иного политического субъекта.

Марксизм, еще недавно влиятельный, выделял социалистическую и буржуазную политические культуры. Он акцентировал внимание на экономических и классовых основах политической культуры. Отражавшая реальный аспект политической жизни на конкретном историческом этапе, марксистская концепция политической культуры не получила своего развития, была догматизирована и утратила свое влияние. Ее изъяны состояли в упрощении процесса политической социализации, акцентированном выведении политических предпочтений из материальных основ жизни, недоучете сложной взаимосвязи переменных, влияющих на формирование политических ориентаций. Это обусловило значительное расхождение ее выводов с тенденциями мировой политики и политической науки.

Эвристически значима и перспективна типология А. С. Панарина. Он выделил типы политической культуры: а) экономикоцентристский; б) этноцентристский; в) социетальный. Каждый из них образует ансамбль, объединяющий когнитивные у мотивационные, нормативные и проективные установки, отличающиеся от соответствующих установок других типов.

Экономикоцентристская политическая культура связана с либерализмом и выбором, основанном на готовности пожертвовать иными социальными практиками или подчинить их себе. В когнитивном отношении она противоречива, колеблясь между оптимистической версией рыночного "естественного состояния" как доступного всем, и его пессимистической социал-дарвинистской версией как удела наиболее приспособленного "суперменского" меньшинства. Мотивационная структура демонстрирует неустойчивость этого типа: ядро ее – мораль успеха, который как категория относится к разным видам культуры: а) мобилизационной, оправдывающей напряженные творческие усилия личности и вместе с тем вырождающейся в мораль рантье, а в России устраняющей всякую корреляцию между трудовыми усилиями и законной отдачей, и б) гедонистической, отвращающей от всяких усилий и старательности, порождающей не героический индивидуализм, а потребительский дух с разрушительной инфляцией и паразитарную "культуру пособий". В нормативном отношении экономикоцентризм демонстрирует разрыв между индивидуальным и общественным (коллективным) благом. Прежний разумный эгоизм на наших глазах превращается в агрессивноразрушительный; во всех случаях, когда обнаруживается противоречие сто целей и усилий с общественным интересом, он не стесняется игнорировать последний как выдумку традиционалистов, не ведая никаких социальных, культурных, моральных норм. Он борется с ними как с наследием авторитаризма и тоталитаризма, мешающим раскованной личности беспрепятственно достигать своих целей. Проективная установка экономикоцентризма, противостоящая классическому модернизму, обещает миру поляризацию – меньшинство ("золотой миллиард") призвано войти в сверхсовременный мир, сочетающий предельную планетарную мобильность с технически обеспеченным комфортом; большинство – вернется в запредельную архаику, соединяющую изолированность и неподвижность с отсутствием гарантий нормального существования.

Этноцентристская политическая культура в когнитивном плане представляет собой своеобразный реванш гуманитаризма над сциентизмом, "филологов над командирами производства". Речь по сути идет о реанимации общинного малого мира, о торжестве старых органицистских метафор над метафорами сциентизма. На мотивирующем уровне главной ценностью является не экономическая и образовательная развитость, а этническая "самостийность", не проект будущего, ожидающего всех, а культурная память, в которой находит свой "дом бытия" конкретный этнос. В нормативном отношении этноцентризм проявляется в отрицании экономических, политико-правовых, информационно-образовательных универсалий в пользу местных норм, местных общностей и опыта. В политике это ведет к нарушению правовых универсалий современного гражданства в пользу новых привилегий, связанных со статусом "титульного этноса". Деление граждан на "коренных" и "некоренных", "титульных" и "нетитульных" возвращает к старому сословному делению и сопутствующим привилегиям и дискриминациям. В проективном смысле эта культура пытается навязать современному человеку семейную модель социума, в которой повинности и привязанности, внешний долг и личная забота, понукание и попечение сливаются воедино.

Социоцентризм означает владение таким механизмом, который не разрывает экономику, культуру и мораль, а осознает их взаимозависимость в рамках нерасторжимого целого, называемого социальностью. Социоцентристская политическая культура в когнитивном отношении тяготеет к органической картине общества как живой целостности, а не механического набора атомов, образующих сугубо функциональные временные ансамбли. Открытием этой культуры стали кулътуроценозы – невидимые целостности, скрепленные, подобно биоценозам в живой природе, тонкими взаимодействиями и взаимоподдерживающими нитями. На мотивационном уровне эта культура включает такие политические мотивации постэкономического человека, как солидарность, участие, готовность к кооперации, сострадание к социально незащищенным, доверие, ответственность. В нормативном плане социоцентристская политическая культура основывается на возрождении и укреплении нравственных универсалий человечества, гражданской идеи, связанной с социальной самодеятельностью, с низовым политическим творчеством. В проективном измерении это означает облагораживание и очеловечивание социальной среды.

Сильной стороной этой типологии является "прорисовка" вектора развития политической культуры, ее контуров и несущих конструктов с точки зрения будущности, прояснение сущностно-содержательных аспектов.

Уязвимость же этой типологии состоит в следующем. Во-первых, усмотрение ущербности первых двух типов в их органической противоречивости делает их исторически бесперспективными. Однако согласно законам и принципам диалектики, а также синергетики в реальности нет и не может быть непротиворечивого социального образования, тем более если оно развивается. Непротиворечивость сложного социального феномена означает фактически его распад. Однако пока эти типы политической культуры (экономико- и этноцентристский) "чувствуют" себя весьма неплохо.

Во-вторых, третий тип политической культуры (социокультурный) выглядит как императив, морально-политическое долженствование, несколько абстрактное; ростки ее, если и прорастают, то весьма робко, и довольно легко могут быть затоптаны, что и демонстрирует действительность, как прошлая, так и настоящая.

Возможны и иные классификации политических культур.

Комплекс рассмотренных концептов, понятий, функций, элементов, уровней, типологий, характеристик политической культуры имеет важное методологическое значение, поскольку, во-первых, очерчивает и локализует ее предметно-проблемное поле; во-вторых, учитывает мировой и отечественный опыт; в-третьих, конкретизирует основные исследовательские линии; в-четвертых, определяет контуры содержательного анализа политической культуры.

Направление развития политической культуры в разных странах, в том числе в России, зависит от многих факторов, но в первую очередь от того, на каких ценностях, идеалах и ориентирах воспитываются новые поколения граждан.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >