ОБРАЗ БУДУЩЕГО В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НАЧАЛА XX ВЕКА И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ

Обоснование преобразования капиталистической системы в радикально отличную от нес общественно-экономическую формацию не сопровождалось в работах К. Маркса и Ф. Энгельса развернутым прогнозом о чертах этой формации. Они утверждали, что им чужды всякие планы устройства "будущего общества" (хотя некоторые достаточно определенные представления о таком обществе содержались и в "Коммунистическом Манифесте", и в "Критике Готской программы", и в "Анти-Дюринге").

Опыты более подробной характеристики необходимых элементов социалистического общества были предложены в России двумя крупнейшими "неортодоксальными" теоретиками, вышедшими из российской марксистской традиции, М. И. Туган-Барановским и А. А. Богдановым. Но на практическое осуществление "строительства социализма" в первые годы после захвата власти в России марксистской партией большевиков главное влияние оказал опыт государственно-монополистического регулирования в Германии военного времени, включавший карточную систему, разработанную статистиком латышского происхождения К. Баллодом, автором трактата "Государство будущего" ("Der Zukunftsstaat", 1897, 1919).

Признание предводителем большевиков В. Ульяновым-Лениным неосуществимости перехода к "прямому коммунистическому производству и распределению" вынудило его ввести новую экономическую политику, признать необходимость торговли, личной заинтересованности и "коренной перемены всей точки зрения на социализм". Но так и осталось неясным, в чем должна заключаться эта перемена, как именно нужно (и можно ли) сочетать государственное планирование народного хозяйства с товарным производством и обменом.

Другим наследством Ленина стало сведение задач перехода от капитализма к социализму к трем главным составляющим: индустриализации, кооперированию крестьянских хозяйств и культурной революции. Каждое из этих слагаемых могло быть истолковано по-разному, что сделало период временем масштабных экономических дискуссий, градус которых все более повышала ожесточенная борьба в руководстве Всероссийской коммунистической партии (большевиков).

Дискуссии прекратились, когда диктатура партии переродилась в диктатуру се генерального секретаря И. Сталина, установившего хозяйственную систему, официально провозглашенную им "социализмом, победившим" в одной стране - СССР.

М. Туган-Барановский: социализм как кооперативный идеал

От марксизма - к этическому принципу в политэкономии

Автором наибольшего количества работ по проблематике социализма в российской экономической мысли начала XX в. был Михаил Иванович Туган-Барановский (1865-1919). Первый из российских марксистов доктор политэкономии за фундаментальный труд "Русская фабрика" (1898), он был активным участником полемики "неомарксистов" с народниками, в которой простыл непоколебимым "экономическим материалистом".

Однако к началу XX в. Туган-Барановский, так же как и его соратники по "турниру" с народниками С. Н. Булгаков и П. Б. Струве, эволюционировал к идеалистическому мировоззрению, хотя и не участвовал в сборниках "Проблемы идеализма" и "Вехи" (более того, присоединился к авторам кадетского "антивеховского" сборника "Интеллигенция в России", 1910). Причиной стали не только и не столько острые расхождения с марксистами-"ортодоксами" (в дискуссии в журнале М. М. Филиппова "Научное обозрение"), сколько потеря молодой жены, журналистки и переводчицы Л. К. Давыдовой (1869 1900), запомнившейся современникам "ласковой женщиной с кроткими глазами". Супругов связывала глубокая духовная общность, и разверзшуюся эмоциональную впадину от утраты не могли заполнить ни спиритизм, ни переезд и общественная деятельность в провинции, ни новый, вполне удачный брак Туган-Барановского. Отношение к "материалистическому пониманию истории", в котором стиралась проблема индивидуального человеческого существования, перевернулось. Возвратившись после трехлетнего перерыва к научной работе, Туган-Барановский переоценивает экономические и социальные доктрины сквозь призму этической идеи верховенства и бесконечной ценности человеческой личности, обоснование которой находит в нравственной философии И. Канта и Ф. М. Достоевского. Туган-Барановский становится ведущим представителем этико-социального направления в российской политэкономии; он солидаризуется с идеями представителя неокантианства (т. н. марбургской школы) и одновременно кооперативного деятеля Ф. Штаудингера (1865-1921), ищет воплощения идеала самоценности человеческой личности в традициях "старого" утопического социализма, в теории и практике кооперативного движения.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >