Разрешение коллизий в российском праве

Коллизии — это противоречия между двумя или несколькими нормами права (их положениями).

Соответственно, смысл разрешения коллизий в праве сводится к выбору для применения одной из норм, положения которых противоречат друг другу.

Такой выбор правовых норм осуществляется на основании общеправовых принципов разрешения коллизий. К ним относятся три принципа:

  • 1) приоритет нормы, обладающей более высокой юридической силой;
  • 2) приоритет специальной нормы перед общей;
  • 3) приоритет нормы, принятой позднее.

При этом следует учитывать, что общеправовые принципы выводятся из целой системы норм, поэтому для их применения в конкретном случае не требуется прямого указания об этом в нормах права.

Например, принцип приоритета нормы, обладающей более высокой юридической силой, выражен в целой системе коллизионных норм, смысл которых сводится к установлению того, что акт определенного вида не может противоречить акту более высокой юридической силы. Так, согласно ч. 3 ст. 76 Конституции РФ федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам, в силу ч. 3 ст. 90 Конституции РФ указы и распоряжения Президента РФ не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам и т.д.

Кроме того, существуют правила, согласно которым суды, установив при разрешении дела, что нормативный акт не соответствует нормативному акту, имеющему более высокую юридическую силу, обязаны применить нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу (ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, ч. 2 ст. И ГПК РФ, ч. 2 ст. 13 АПК РФ).

Принципы разрешения коллизий в праве не следует путать с приемами юридической техники. Например, положение, содержащееся в п. 3 ст. 1 Закона о банкротстве, согласно которому нормы, регулирующие несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержащиеся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в данный Закон, — это прием юридической техники, а не принцип разрешения коллизий. Если такие нормы появятся в федеральных законах, носящих специальный характер или принятых позднее, они подлежат применению.

Перечисленные принципы применяются в строго определенной последовательности, т.е. каждый последующий из них применяется только при невозможности применения предыдущего.

В первую очередь применяется принцип приоритета нормы, обладающей более высокой юридической силой.

Юридическая сила акта определяется исходя из того, каким органом он принят, а в отдельных случаях — исходя из вида акта (применительно к соотношению Конституции РФ с иными актами, а также федеральных конституционных законов с федеральными законами). При этом следует учитывать, что нормы кодифицированных актов не могут иметь безусловного приоритета перед нормами других федеральных законов, хотя иногда в кодифицированных актах это закрепляется, как в п. 2 ст. 3 ГК РФ (см., например: абз. 8 п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. № 182-0 "По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"", п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-0 "По жалобе граждан С. В. Бородина, В. Н. Буробина, Л. В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

Во вторую очередь применяется принцип приоритета специальной нормы перед общей.

Под специальной понимается правовая норма, закрепляющая особенности, присущие какому-либо субъекту (например, кредитным организациям) или объекту (например, валютным ценностям). Указанное понятие в связи с отсутствием его специального юридического значения основано на общем филологическом смысле слова "специальный". Специальный характер нормы определяется либо через наличие указания на возможность установления особенностей правового регулирования в других актах, а если этого нет — через сравнение сферы действия норм по субъекту или по объекту.

Примером первого случая является п. 3 ст. 1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах", в котором закреплено, что особенности создания, реорганизации, ликвидации, правового положения акционерных обществ в сферах банковской, инвестиционной и страховой деятельности определяются федеральными законами.

Сферы действия общей и специальной норм должны совпадать либо по объектам правового регулирования, но соотноситься как общее и частное по субъектам регулируемых отношений, либо по субъектам регулируемых отношений, но соотноситься как общее и частное по объектам.

В последнюю очередь, если невозможно применить первые два принципа, применяется принцип приоритета нормы, принятой позднее, который является универсальным.

Применительно к федеральным законам юридическое значение имеет дата принятия закона (выражения воли законодателем), а не дата его подписания Президентом РФ, опубликования или вступления в силу. Согласно ст. 2 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции.

Учитывая, что правовые нормы подвержены изменениям, при разрешении коллизий необходимо исходить из даты принятия конкретных положений, между которыми возникли противоречия, а не из даты принятия последних поправок в федеральный закон, где содержатся эти положения. Это обусловлено тем, что коллизии разрешаются между нормами права или их отдельными положениями, а не в целом между актами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >