Структура заключения

Отличительной особенностью любого экспертного заключения является его достаточно строго унифицированная формальная структура, позволяющая заказчику быстро разобраться в нем и правильно оценить содержание и выводы экспертного исследования.

Традиционно в заключении выделяют три составные части: вводную, исследовательскую и выводы.

Вводная часть экспертного заключения содержит изложение информации, позволяющей индивидуализировать проведенное исследование:

  • — сведения о месте и дате проведения экспертного исследования (название и юридический адрес организации), фактическое обоснование назначения экспертизы, обстоятельства дела, по которому назначено проведение экспертизы;
  • — сведения о заказчике и органе (или лице), назначившем экспертизу;
  • — необходимые сведения об экспертах, которым поручено проведение экспертного исследования (сюда входят фамилия, имя, отчество экспертов, их образование, стаж работы по специальности, ученая степень (звание));
  • — наименование и описание поступивших на исследование материалов;
  • — вопросы (экспертное задание), поставленные перед комиссией экспертов.

Исследовательская часть экспертного заключения содержит изложение процесса исследования, его результаты, оценку этих результатов:

В данной части указываются:

  • — методики, примененные в исследовании, аргументируется их выбор;
  • — излагаются условия применения специальных методов;
  • — этапы исследования. [1]

Исследовательская часть заключения должна содержать общую оценку проведенного исследования и обоснования выводов, к которым пришли эксперты[2].

Говоря о государственной религиоведческой экспертизе, следует отметить, что, несомненно, важным в исследовательской части заключения является анализ полученных данных, которые можно распределить по следующим рубрикам:

  • 1) вероучение и этика;
  • 2) религиозная практика (система основных ритуалов и психофизическая техника);
  • 3) социальная активность религиозного объединения (характер общины и способы ее формирования, прозелитическая деятельность, общественные идеалы и т.п.).

Вероучение и этика — это наиболее специфический и абстрактный предмет религиоведческой экспертизы. В то же время он наиболее важен с точки зрения общественной значимости, поскольку чаще всего власти и правосудие интересуются именно тем, в чем состоит вера тех или иных лиц, что они хотят и по каким правилам этого добиваются. Все эти цели и принципы их достижения заложены в вероучении, обосновывающем определенную этику.

Вероучение той или иной религиозной организации не всегда содержится в специальных религиозных документах. Оно может существовать вне каких бы то ни было писаний, а у новых религиозных движений комплекс всроучительной литературы может еще не сложиться. Поэтому, даже анализируя существующие авторитетные документы того или иного религиозного объединения, эксперт-религиовед должен прибегать к опросу представителей этого объединения в целях разъяснения, уточнения или реконструкции различных положений вероучений.

В вероучении обязательно должны быть выявлены следующие моменты:

  • — представления о высших силах мироздания (о Боге или богах, демонах и проч., о космическом законе, борьбы сил добра и зла и т.п.);
  • — представления о высшем назначении индивида, различных человеческих общностей, в том числе данного религиозного образования, человечества в целом (сюда включаются не только учения о высшей цели, но и доктрины избранничества, эгалитаризма и др.);
  • — представления о судьбе индивида, различных человеческих общностей, в том числе данного религиозного образования, человечества в целом (учение о спасении и гибели, о начале и конце мировой истории, о соответствии поведения людей их назначению);
  • — отношение к существующему миропорядку.

Когда выведена конечная цель и условия ее достижения, можно с достаточной строгостью вывести способ достижения цели, т.е. этику религиозного объединения. Здесь эксперту представляется возможным вывести первичные императивы, т.е. императивы, находящие непосредственное обоснование в вероучении, и вторичные императивы, т.е. императивы,

зафиксированные в документах или засвидетельствованные верующими, однако, необоснованные с точки зрения вероучения. Как показывает история религии, именно первичные императивы обладают стабильностью, тогда как вторичные в большинстве случаев быстро теряют авторитет для верующих.

Практическая сторона делится на специфически религиозную (культ и психотехника) и социальную.

В религии всякий ритуал имеет смысл в соответствии с вероучением. Это же касается и психофизической техники, под которой понимается система специальных психических и физических упражнений, имеющих целью преображение личности верующего. При этом одни и те же ритуалы, и одни и те же приемы психофизической техники могут иметь совершенно разный смысл в различных религиях. В ряде случаев эксперты нуждаются в сотрудничестве со специалистами из других областей — психиатрами, психологами и искусствоведами1.

Выводы экспертного заключения представляют собой самостоятельную часть заключения. Именно в данной части формулируются ответы на поставленные вопросы. Ответ дается на каждый вопрос. При невозможности решения какого-либо вопроса в исследовательской части заключения указываются причины отказа. При формировании выводов должны быть соблюдены определенные требования, которые в литературе формулируют в виде принципов:

  • 1) квалифицированность (формулирование вывода должно требовать применения специальных знаний);
  • 2) определенность (вывод не должен допускать различных толкований, быть неопределенным);
  • 3) доступность (вывод должен быть понятен для лиц, нс обладающих специальными знаниями)[3] [4].

В юридической литературе, посвященной судебной экспертизе, дается следующая квалификация выводов[5], которая, по мнению автора, вполне подходит и для классификации выводов государственной религиоведческой экспертизы.

Экспертные выводы по определенности подразделяются на категорические и вероятные (предположительные).

Категорические выводы — это достоверный вывод о факте независимо от условий его существования.

Вероятный вывод представляет собой обоснованное предположение (гипотезу) эксперта об устанавливаемом факте и обычно отражает внутреннюю психологическую убежденность в достоверности аргументов, среднестатистическую доказанность факта, невозможность достижения полного знания. Вероятные выводы допускают возможность существования факта, но не исключают абсолютно другого (противоположного) вывода. Например, причинами вероятных выводов ГРЭ могут быть недостаточное количество исследуемого материала, неразработанность методики экспертного исследования и др.

По отношению к установленному факту экспертный категорический или вероятный вывод может быть утвердительным (положительным) и отрицательным, когда отрицается существование факта, по поводу которого поставлен определенный вопрос.

По характеру умозаключения и его основаниям выводы подразделяются на условные и безусловные. Безусловный вывод — это признание факта, не ограниченное какими-либо условиями. Условный вывод означает признание факта в зависимости от определенных обстоятельств, достоверности предшествующих знаний, доказанности других фактов.

Если в результате экспертного исследования не удалось прийти к единственному варианту решения вопроса, формулируется альтернативный вывод. Альтернативный вывод предполагает существование любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов. Такой вывод — это строго разделительное суждение, указывающее па возможность существования любого из перечисленных в нем взаимоисключающих фактов, необходимость выбора какого-либо одного из них и признания его имевшим место в действительности. Альтернативные выводы допустимы, когда названы все без исключения альтернативы, каждая из которых должна исключать другие (и тогда от ложности одного можно логически прийти к истинности другого, от истинности первого — к ложности второго).

Противоположными альтернативными выводами являются однозначные выводы эксперта, обладающие только одним значением, — категорические выводы, в которых утверждается или отрицается какой-либо факт.

По мнению Т. В. Сахновой, альтернативные и условные выводы в известной степени можно представить, как разновидность вероятных, но с большей степенью связанности с искомым обстоятельством. Так, альтернативный вывод (по схеме «или — или») исключает иные возможные варианты. Условный вывод может иметь доказательственное значение только тогда, когда наличие условия подтверждено другими доказательствами1.

Если взять за пример комплексную гуманитарную экспертизу, то юридическая литература выделяет два вида выводов[6] [7].

  • 1. Выводы эксперта одной специальности. Если в экспертном задании имеется вопрос, ответ на который лежит в компетенции эксперта лишь одной специальности, то этот эксперт (или эксперты) может сформулировать самостоятельный вывод, завершив им свою исследовательскую часть в виде самостоятельной мотивировочной части.
  • 2. Интегративные или синтезирующие выводы. В них формулируются те выводы экспертов комплексного экспертного исследования, которые входят в их совместную компетенцию. Исследования экспертов разных специальностей, каждое из которых подписывает тот эксперт, который и проводил эти исследования, компонуются и обобщаются так, чтобы они могли служить аргументацией при формулировании общего вывода комиссии экспертов.

Выводы не обязательно приводятся в порядке ответов на вопросы, поставленные заказчиком. Эксперт может расположить их любым образом, ориентируясь на логическую последовательность ответов на эти вопросы. Это обусловлено важностью того, чтобы выводы экспертизы были максимально ясными и понятными.

Выводы экспертного заключения уже не содержат теоретических выкладок и доказательств, а формулируются как простые и категоричные ответы на вопросы, представленные в определении о назначении экспертизы.

Экспертный совет может сделать вывод и о невозможности решения вопроса, поставленного на его разрешение уполномоченным органом, например, из-за отсутствия методики исследования, неполноты объектов, предоставленных в распоряжение экспертов1.

Следует заметить, что, например, при производстве судебной экспертизы предусмотрена оценка заключения судебного эксперта[8] [9]. Под оценкой заключения понимают процесс установления достоверности, относимости и допустимости заключения.

Учитывая, что ГРЭ затрагивает права на свободу совести и может повлечь за собой ограничение прав граждан, думается, что при ее производстве было бы целесообразно предусмотреть оценку заключения.

По мнению автора, оценка заключения (но аналогии с оценкой заключения судебной экспертизы) может состоять из нескольких стадий.

  • 1. Проверка соблюдений требований закона при назначении экспертизы. Данная стадия заключается в выяснении ответов на следующие вопросы:
    • — компетентен ли экспертный совет в решении поставленных ему задач, и не вышел ли он за пределы своей компетенции (для проверки компетентности экспертов, проводивших исследования, необходимо, по крайней мере, чтобы в заключение указывались фамилии, имена, отчества экспертов, проводивших исследование, их образование, специальности, стаж работы, ученые степени и ученые звания, занимаемые должности);
    • — не проведена ли экспертиза лицами, подлежащим отводу;
    • — соблюдены ли права участников процесс;
    • — и др.
  • 2. Проверка подлинности и достаточности исследовавшихся материалов.
  • 3. Оценка научной обоснованности экспертной методики и правомерность ее применения в данном конкретном случае.

Пожалуй, на сегодняшний день данная стадия невозможна из-за отсутствия каких-либо методических рекомендаций при проведении государственной религиоведческой экспертизы, что, как следствие, приводит к невозможности оценить научную обоснованность заключения.

  • 4. Проверка и оценка полноты и всесторонности заключения. Данная стадия позволяет сделать следующие выводы:
    • исследованы ли все представленные на экспертизу объекты, и выявлены ли все необходимые и достаточные для формулирования ответов на поставленные вопросы признаки;
    • — даны ли экспертным советом аргументированные ответы на все поставленные перед ним вопросы, либо обоснован ли отказ дать ответ на какие-то из вопросов;
    • — полно ли и всесторонне ли в экспертном заключении описан ход и результаты исследования.
  • 5. Оценка логической обоснованности хода и результатов экспертного исследования. В качестве примера можно привести следующие формальнологические ошибки:
    • — вывод не является логическим следствием осуществленного исследования;
    • — по одному и тому же предмету даны противоречивые выводы;
    • — заключение внутренне противоречиво;
    • — выводы недостаточно мотивированны.

Проанализируем структуру заключения государственной религиоведческой экспертизы. В качестве примера используем экспертное заключение, сделанное Экспертным советом по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России, которое было проведено на основании запроса Управления Минюста России по Ярославской области в отношении обратившейся с заявлением о государственной регистрации при создании местной религиозной организации вероисповедания — езидизм «Езидство».

Ранее в Российской Федерации не было зарегистрировано ни одной религиозной организации вероисповедания езидизм.

Государственная религиоведческая экспертиза была проведена с целью определения религиозного характера организации, проверки и оценки достоверности сведений, содержащихся в представленных религиозной организацией документах, относительно основ ее вероучения[10].

Вводная часть экспертного заключения содержит:

• сведения об органе, направившем запрос о проведении экспертизы; об органе, проводившем экспертное исследование; правовое обоснование назначения государственной религиоведческой экспертизы; сведения об экспертируемой организации; цели проведения государственной религиоведческой экспертизы.

Например: «Экспертный Совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации на основании запроса Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Ярославской области (исх. № 05—11/1020 от 24.04.2009), в соответствии с подпунктом 8 статьи 11 Федерального закона от 26.09.1997

№ 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях", положениями cm. 48 Федерального закона от 23.07.2008 № 160-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием осуществления полномочий Правительства Российской Федерации", подпунктом 30.11 пункта 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313 ‘‘Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации", приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 18.02.2009 № 53 “О государственной религиоведческой экспертизе", утвержденными данным приказом Положением об Экспертном Совете по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации и Порядком проведения государственной религиоведческой экспертизы, провел государственную религиоведческую экспертизу в отношении Местной религиозной организации вероисповедания — езидизм “Езидство” (г. Ярославль, руководитель Далеян А. А.) с целью решения вопроса о признании организации религиозной и проверки достоверности сведений об основах вероучения организации и соответствующей ему практики»',

• вопросы, поставленные перед экспертным советом.

Например: «В соответствии с п. 10 “Порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы", Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Ярославской области перед Экспертным советом были поставлены следующие вопросы.

  • 1. Является ли Езидизм вероучением?
  • 2. Можно ли считать вероучение, исповедуемое Местной религиозной организацией вероисповедания — езидизм “Езидство", аутентичным вероучению Езидизм?
  • 3. Может ли глава местной религиозной организации вероисповеданияезидизм “Езидствоединолично определять и решать вопросы, связанные с единообразием совершения богослужения, вероучением, религиозными обрядами и церемониями, без разрешения {благословения) Духовного главы всех езидов Миря Тахсин-бека?
  • 4. Можно ли осуществлять обучение религии и воспитание последователей при отсутствии сформулированного и зафиксированного в печатных источниках вероучения?
  • 5. Может ли глава местной религиозной организации вероисповедания — езидизм “Езидство" единолично издавать документы, регламентирующие религиозные обряды, церемонии, богослужение вероисповедания Езидизм? Требуется ли на это разрешение (благословение) Духовного главы всех езидов — Миря Тахсин-бека?
  • 6. Как соотносится предусмотренная Федеральным законом “О свободе совести и о религиозных объединенияхцель деятельности религиозного объединения “распространение веры" с особенностями учения Езидизм?»',
  • • документы, предоставленные в распоряжение экспертного совета для проведения экспертизы.

Например: «Для подготовки ответа на вопросы в распоряжение Экспертного Совета были представлены следующие документы.

  • - Дале ян А. А. Сведения об основах вероучения и соответствующей ему практике (копия на 9 л.)',
  • Далеян А. А. Информация об езидах (копия на 2 л.);
  • - Езиды: статья //Народы мира: Историко-этнографический справочник /гл. ред. Бромлей Ю. В. — М.: Советская энциклопедия, 1988. С. 162—163 {копия па 2 л.)
  • - Йезидизм; статья // Религиоведение: Энциклопедический словарь / под ред. Забияко А. И., Красникова А. И., Элбакян Е. С. — Мз Академический проект, 2006. С. 469—471 {копия на 3 л.);
  • - Мамое О. Езиды до шейха Ады // Распечатка статьи из интернет- источника, подписанная Далеяном А. А. {на 2 л.);
  • Омархали X. Образ павлина в езидизме и толкование символа Малакки Тауса //Распечатка статьи из интернет-источника, подписанная Далеяном А. А. {на 5 л.);
  • Омархали X. [без названия] // Распечатка статьи из интернет - источника, подписанная Далеяном А. А. {на 2 л.);
  • Иско А. Езиды. Краткий исторический очерк. — Тбилиси, 2001 (копия на Юл.);
  • - Решение Дзержинского районного суда г. Ярославля от 29 ноября 2007 года, установившее юридический факт существования группы граждан, относящих себя к езидам {заверенная копия на 2 л.);
  • - Протокол учредительного собрания Местной религиозной организации вероисповедания — езидизм “Езидство", г. Ярославль, 2 февраля 2009 года {копия на 3 л.);
  • Устав Местной религиозной организации вероисповедания — езидизм Езидство”, г. Ярославль, от 2 февраля 2009 года, подписанного Далеяном А. А. {копия на 6 л.);
  • Заявление о государственной регистрации некоммерческой организации при ее создании по форме РН0001 с приложениями {копия на 29 л.);
  • - Справка в Управление Федеральной регистрационной службы по Ярославской области от 4 февраля 2008 года за подписью Озманяна Ф. Р. о предоставлении помещения {копия на 1 л.) и Свидетельство о государственной регистрации права {копия на 1л.);
  • Распоряжение Управления Минюста России по Ярославской области от 10 марта 2009 года №110 “О продлении срока рассмотрения документов религиозной организации при ее создании” {копия на 1 л.)»;
  • • информация о присутствовавших на заседаниях экспертного совета представителей экспертируемой религиозной организации.

Например: «В соответствии с п. 7 Положения об Экспертном совете по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации и п. 13 Порядка проведения государственной религиоведческой экспертизы при рассмотрении вопроса о признании в качестве религиозной организацииЕзидствои проверки достоверности сведений об основах вероучения организации и соответствующей ему практики на заседании присутствовал руководитель данной организации Далеян Атман Амари».

Исследовательская часть, в традиционном понимании состоящая из методик, примененных в исследовании, аргументации их выбора, изложения условий применения специальных методов, этапов исследования, в заключении отсутствует.

После вводной части идут предварительные пояснения, представляющие собой разъяснение основных понятий и категорий.

Например: «Учитывая сложность поставленной перед Экспертным советом задачи, разрозненность и фрагментарность данных о езидах и ези- дизме, постоянное смешение в общественном сознании езидов и курдов, считаем нужным перед ответами на поставленные вопросы определиться с основными понятиями и категориями».

Далее следует основная часть. В данной части формулируются ответы на поставленные перед экспертным советом вопросы. Ответ дается на каждый вопрос. Следовательно, основную часть можно считать выводами.

Таким образом, исследовательская часть, излагающая процесс исследования в данном заключении отсутствует. Думается, что это связанно с тем, что каких-либо методик для проведения ГРЭ на настоящее время не существует, что является безусловным пробелом в регулировании данного рода экспертизы.

Исследуя заключение ГРЭ, следует особо отметить, что в последнее время особую значимость приобретает категориальный аппарат, применяемый в экспертизе. Из него должны быть исключены термины, оскорбляющие религиозные взгляды и чувства верующих, независимо от их конфессиональной принадлежности. Поэтому, указывая в заключении исследуемую религиозную организацию, лучше всего использовать ее самоназвание. Кроме того, следует иметь в виду, что ФЗ о свободе совести вводит в оборот такие тины религиозных образований, как «религиозная группа» «религиозная организация», «местная религиозная организация», «централизованная религиозная организация». Применение в религиоведческих экспертизах понятий «тоталитарная секта», «деструктивный культ» можно расценивать как отступление от объективности и непредвзятости — необходимых условий честного и квалифицированного суждения о религиозном объединении1.

Важно отметить, что термин «секта» не встречается в основополагающих международно-правовых документах. Кроме того, в силу исторически сложившейся практики, ментальности российского народа и его культуры термин «секта» воспринимается в России менее нейтрально и терпимо, нежели в Европе. Этот термин, по сути, имеет оскорбительный оттенок[11] [12]. Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ в своем решении от 12 февраля 1996 г. № 4 (138) прямо указала, что данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет, безусловно, негативную смысловую нагрузку и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих1. На некорректность употребления термина «секта» в официальных документах указывают и известные ученые филологи[13] [14]. То есть данный термин является идеологическим.

Понятие «деструктивный культ» вообще не может отражать сущность религиозных феноменов.

Во-первых, истории и современности известны достаточно активные религиозные образования, которые отрицают, какой бы то ни было культ.

Во-вторых, установка на разрушение встречается в религиозной жизни чрезвычайно редко; напротив, наибольшая общественная опасность чаще всего связана именно с созидательной установкой, вопрос лишь в том, что созидается[3].

Также на результаты исследования влияет инерционное мышления экспертов, устойчивая привычка к мировоззренческой комфортности, одномерные оценки многообразия религиозных образований, их вероучений и обрядовой практики, организационных форм. Перечисленные изъяны проявляются, главным образом, в оценках вероисповеданий и обрядов религиозных объединений через призму какой-то одной религиозной традиции, которая берется в качестве «образца», «стандарта» религиозной организации. В таком качестве чаще всего выступает иудейско-христианская традиция, для которой характерны вера в существование Бога-творца, персонифицированного существа, отдельного и отличного человека, а также то, что молитва этому Богу является высшей формой человеческой деятельности. Руководствуясь этими критериями, некоторые религиоведы не считают религиозными организациями, не отвечающие им[16].

Другая проблема связана с неоднозначными выводами, представленными в заключение.

В качестве примера можно привести как, казалось бы, объективное, обоснованное заключение было не верно истолковано должностными лицами Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста России. Речь идет о Заключении государственной религиоведческой экспертизы от 25 мая 2000 г.[17] о вероучении и соответствующей ему практике религиозной организации Церковь Объединения, действующей на территории РФ, проведенное Экспертным советом для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России по запросу регистрирующего органа — Департамента по делам общественных и религиозных организаций Минюста России на предмет регистрации централизованной религиозной организации Церковь Объединения.

Относительно вероучения в данном документе указывается: «Вероучение, культовая практика и другие формы религиозной и общественной деятелъности Церкви Объединения основываются на ее главном догматическом произведении “Божественном Принципе”, которое считается воплощением откровения, полученного свыше основателем этой организации корейцем Сан Мен Муном. В этом произведении библейская традиция во многом изменена и переосмыслена, к тому же сочетается с представлениями древнего даосизма и конфуцианства. Церковь Объединения не скрывает как своих расхождений с традиционными направлениями христианства, как и своего синкретического характера. Признаются, в частности, существенные различия с православной догматикой', в понимании Иисуса Христа и Богоматери. Все это свидетельствует, что Церковь Объединения принадлежит к типу новых религиозных движений».

Именно это послужило «камнем преткновения» при проверки органами юстиции этой организации спустя 10 лет после вынесения заключения. Так, в Акте проверки от 5 мая 2010 г.[18] было указано: «В соответствии сп.2 cm. 10 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединенияхв уставе религиозной организации в обязательном порядке указывается ее вероисповедание. Кроме того, в соответствии с п. 8 cm. 8 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединенияхвероисповедание обязательно должно быть указано и в наименовании религиозной организации.

Согласно п. 1.1. Устава полное наименование Организации — Религиозная организация “Ассоциация христианских “Церквей Объединения".

В соответствии с п. 1.2. Устава по вероисповедной принадлежности Организация придерживается христианского вероучения. Организация признает в качестве всемирного канонического органа религиозной организации “Ассоциация Святого Духа за объединение Мирового Христианства — Церковь Объединения” — Центральное управление Ассоциации, расположенное в США, г. Нью-Йорк. Вероучение организации основывается на Библии и изложено в “Божественном принципе”.

Вместе с тем в соответствии с заключением Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации от 25 мая 2000 г. вероучение Организации носит синкретический характер и не является христианским».

Что же привело контролирующий орган к такому выводу? Для ответа на этот вопрос, рассмотрим выводы, изложенные в Заключении:

«Общий вывод: в ходе изучения содержания учредительных документов, а также сведений о вероучении, предоставленных церковью Муна (“Ассоциацией Святого Духа за Объединение Мирового Христианства”) в Минюст, и руководствуясь cm. 6 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях”, Экспертный совет препятствий для регистрации данной религиозной организации не обнаружил.

Вместе с тем Экспертный совет обращает внимание Минюста на несоответствие между названием Церкви Объединения (“Ассоциация Святого Духа за Объединение Мирового Христианства") и содержанием ее вероучения. Не ясно, как религиозное движение не собственно христианского, а синкретического характера может добиваться объединения именно мирового христианства».

Как видно из вышеприведенного отрывка, Заключение содержит весьма размытые выводы. В связи с этим следует отметить, что размытые формулировки и выводы в заключении создают почву для двоякого толкования заключения и провоцируют конфликтные ситуации.

  • [1] Маранов Р. В. Указ. соч. С. 240.
  • [2] 2 См.: Сахнова Т. В. Указ. соч. С. 230—231.
  • [3] См.: Тихонравов Ю. В. Указ. соч. С. 25.
  • [4] См.: Орлов 10. К. Производство экспертизы в уголовном процессе : учеб, пособие. М.:Изд-во ВЮЗИ, 1982. С. 69.
  • [5] См.: Энциклопедия судебной экспертизы / авт. сост. Т. В. Аверьянова, Р. С. Белкин,Ю. Г. Корухов, Е. Р. Российская ; под ред. Т. В. Аверьяновой, Е. Р. Российской. М.: Юристь,1999. С. 76; Российская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 232—233.
  • [6] См.: Сахнова Т. В. Указ. соч. С. 237.
  • [7] Сафуапов Ф. С. Указ. соч. С. 128.
  • [8] См.: Российская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 233.
  • [9] Энциклопедия судебной экспертизы. С. 283; Российская Е. Р. Судебная экспертизав гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С. 268—279.
  • [10] URL: http://www.religare.ru/2_68180_l_21.html (дата обращения: 08.10.2016).
  • [11] Каптеров И. Я. Экспертные советы как субъекты конфессиональной политики // Религия и право. 2004. № 1. С. 12.
  • [12] Пчелинцев А. В. Конституционное право граждан на свободу вероисповедания и проблемы его реализации в Российской Федерации // Свобода религии и убеждений: основныепринципы / под ред. Торе Линдхольма, Кола Дурэма и Бахии Тахзиб-Ли. М.: Изд-во НИЧУ«Институт религии иправа» ; Центр по изучению религии и права Университета БригмаЯнга ; ТЦ Юнеско, 2010. С. 621.
  • [13] Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная практика. Заключения экспертов. С. 914.
  • [14] Николаев А. А. О понятии «секта» // Религия и право. 1999. № 2. С. 23.
  • [15] См.: Тихонравов Ю. В. Указ. соч. С. 25.
  • [16] Каптеров И. Я. Указ. соч. С. 12.
  • [17] Из личного архива автора.
  • [18] Из личного архива автора.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >