ОСНОВЫ ТЕОРИИ ПРАВА

Право в системе социальных норм. Происхождение и основные признаки права

Что и как определяет поведение людей? Что такое право, существовало ли оно всегда, или правовые нормы возникают лишь там, где появляется государство — основной источник создания этих норм? И если так, то чем же регулировались отношения в догосударственных обществах, если регулировались вообще?

Уже начиная с самых ранних этапов своего развития, на стадии присваивающей системы хозяйства, человеческое общество нуждалось в определенных нормах и правилах, служащих регуляторами поведения человека и его всевозможных объединений: общин, кланов и т.д. Присваивающая система хозяйства характеризуется самоорганизован- ностью, самопроизвольностью внутренних процессов, — еще долгое время, на протяжении многих тысячелетий, не будет востребован учет вклада каждого из членов общества в результаты конкретной охоты и рыбной ловли, других способов добывания пищи, обустройства жилья и другие процессы жизнеобеспечения. Однако в процессе самоорганизации постепенно начинают формироваться и развиваться регулятивные начала: правила минимизирования и урегулирования конфликтов между общинами или группами; правила, регламентирующие организацию совместных охот, рыболовного промысла, распределения пищи, нормы, определяющие порядок брачно-семейных отношений, половозрастное деление, взаимопомощь и т.д. В структуре регулятивной системы первобытного общества на данном этапе можно выделить следующие элементы.

  • 1. Содержание. Содержание первобытных социальных норм обусловливалось их назначением: обеспечение гармоничного существования человека в природной среде, возможность его воспроизводства как вида, сохранение присваивающей системы хозяйства. Прежде всего, в социальных нормах закреплялась тотемная система (тотемом, т.е. идеализированным существом, покровительствующим отдельному члену группы или всей группе в целом, выступало, как правило, какое- либо животное или растение, которое нельзя было истреблять и употреблять в пищу). Иными словами, тотемная система выполняла роль своеобразного регулятора экологического баланса, своеобразной «Красной книги», обеспечивающей равновесие экологических систем, и, следовательно — возможность существования и самого человека как части этой системы. Другим немаловажным вопросом возможности существования человека являлось сохранение его способности к воспроизводству. В связи с этим социальные нормы регулировали брачно-семейные отношения. Следует отметить, что, несмотря на наличие норм, регламентирующих, например, похищение женщин в соседних общинах или группах, в основном первобытные социальные нормы были направлены на обеспечение мирного сосуществования племен, на уменьшение агрессивности поведения членов общин или групп, на установление сотрудничества между племенами. В обществах присваивающего хозяйства нарастал процесс социализации, предполагающий сотрудничество и взаимопомощь, организацию определенной духовной жизни, начал управления, процессов обучения, сопровождавшихся передачей навыков от опытных мастеров детям, и этот процесс постепенно заменял собой исключительно биологические процессы эволюции человека. И поэтому крайне неверно представление о первобытных временах как о стадии «войны всех против всех», временах, где господствовала агрессивность и самоистребление. Не стоит, конечно, предаваться и иной крайности — первобытное прошлое человека не было и «золотым веком человечества». Однако, как отмечает А. Б. Венгеров, «...присваивающая экономика и ее регулятивная система обеспечивали два основных условия — существование и воспроизводство человеческого рода — на протяжении десятков тысячелетий. А производящая экономика уже к исходу пятого тысячелетия поставила под реальную угрозу взаимного самоистребления все человечество».
  • 2. Следующим элементом регулятивной системы первобытного общества являются способы регулирования. К ним относятся запреты, дозволения и позитивное обязывание.

Запреты существовали, в основном в виде табу, т.е. недопустимости определенного поведения, подкрепленной религиозными верованиями. Например, уже на самых ранних этапах развития существовал запрет на браки между кровными родственниками. Видимо, удостоверившись в опасности кровнородственных браков для сохранения человека как вида, люди установили запрет на подобные связи, определив тягчайшие меры наказания в случае нарушения таких запретов. Кроме того, запрещались убийство, каннибализм, колдовство (им мог заниматься лишь ограниченный круг людей — колдунов), запрещалось использование оружия на стоянках, воровство, нарушение супружеской верности, соблазнение чужих жен и т.д.

Дозволения обусловливали поведение человека в процессе охоты, собирательства, распределения функций между мужчинами и женщинами, участия в коллективных акциях (например, в мщении за вред, причиненный члену общины). В рамках дозволений устанавливалось время охоты на определенных животных, определялись виды растений, плодов и корней, время и участки, когда возникала возможность их сбора, регламентировалась возможность пользования территориями и источниками воды, указывалось на допустимость добрачных половых связей и т.д.

Целью позитивного обязывания являлась организация надлежащего поведения членов общины в процессе приготовления пищи, строительстве жилищ, поддержании огня, изготовлении орудий, средств передвижения и т.д. Однако в процессе осуществления этих действий не предусматривалось какое-либо изменение природной среды, а лишь установление наиболее благоприятных форм присвоения природных компонентов, их переработки и приспособления для наиболее успешного удовлетворения потребностей людей.

3. Формы выражения. Социальные нормы первобытного общества на стадии присваивающей экономики находили свое выражение в мифах, традициях, обычаях, ритуалах, обрядах. Следует отметить, что современные историческая и этнографическая науки отнюдь не склонны относиться к мифам первобытного общества исключительно как к суевериям и заблуждениям. Напротив, в настоящее время ученые-этнографы и историки оценивают мифы и их художественное воплощение — наскальные рисунки — именно с позиций их идеологической, информационной и регулятивной функций. Так, в мифах закреплялись определенные правила поведения, тотемическая система, всевозможные табу и наказания за их нарушение — так выражалась регулятивная функция мифов, обеспечиваемая, кроме того, обрядовым воспроизведением мифологических ситуаций. Географическая функция мифов проявлялась в наличии в них информации о местах стоянок, маршрутов кочевий, описанием определенных, значимых территорий. Именно посредством мифов первобытный человек постигал сущность тех или иных природных явлений, осознавал свое место в природе, учился взаимодействию с ней, не нарушая биологического и экологического баланса. Идеологическая роль мифов заключалась в закреплении посредством их содержания в сознании первобытного человека разного рода социальных процессов, в упоминавшемся выше установлении тотемической идеологии.

Итак, одной из форм выражения социальных норм первобытного общества являлись мифы. Но вместе с тем существовала и еще одна форма выражения этих норм — так называемое классификационное родство. Дело в том, что в период присваивающей системы хозяйства еще не существовало всеобщего уравнительного пользования участками территории. Вместе с тем собственность на определенные территории определялась принадлежностью людей из одной и той же общины к различным клановым, тотемическим группам (такая принадлежность определялась главным образом брачно-семейными отношениями). В зависимости от этой принадлежности определялся порядок пользования земельными участками, охотничьими угодьями, регулировались отношения по распределению пищи, демографические процессы.

  • 4. Процедуры. Следует отметить, что наряду с наличием самоорга- низованного, стихийного образования первобытных социальных норм, существовало и их творческое создание, основанное на сознательной деятельности дополитических, властных (потестарных) органов.
  • 5. Санкции. Следует отметить, что в первобытном обществе правила поведения выполнялись на основании осознания необходимости соблюдения определенных норм в силу привычного, устоявшегося понимания их полезности, на основании механизма имитативности, подражания — одного из самых действенных и древних психологических механизмов. Вместе с тем, конечно, древнее общество знало и случаи нарушения первобытных социальных норм, и в этом случае к нарушителям применялись разного рода наказания, которые всегда наделялись некоторым элементом высшего предназначения. Наиболее распространенными формами санкций являлись: общественное порицание, изгнание из общины, нанесение телесного повреждения и смертная казнь.

Итак, мы рассмотрели структуру регулятивной системы общества на стадии присваивающего хозяйства. Несколько забегая вперед, нужно отметить, что она и по форме, и по содержанию отличалась от той регулятивной системы, которая появилась в производящей экономике.

Отечественная теория права и государства, отрицательно отвечая на вопрос о правовой природе норм первобытного общества, руководствуется тем, что существует два способа существования человеческого общества — присваивающее и производящее хозяйство, особенно выделяя отличие нормативных систем, присущих каждому из видов обществ. Но при этом признается некоторая формальная преемственность, норм присваивающей и производящей систем хозяйства. Как отмечают отечественные правоведы, правила поведения в догосудар- ственном обществе не относятся ни к категории правовых, ни к категории моральных норм. Данные нормы в некоторых исследованиях называются мононормами. Мононормы представляют собой единые, еще не дифференцированные нормы, отличающиеся как от права, так и от морали. В частности, их соблюдение обеспечивается не только общественным порицанием, что характерно для морали, но и наказанием на основе твердо фиксированных санкций.

Итак, каким же образом из мононорм выделяются нормы права? Прежде всего следует отметить, что мононормы существуют на той стадии развития человеческого общества, когда сам человек является частью природы, он лишь осваивает готовые природные формы, не производя по большому счету никаких новых форм. Однако с усложнением человеческой деятельности, наделением ее элементами производственной деятельности, появлением управленческих функций, и, как следствие — становлением раннеклассовой структуры, выделением лиц, не участвующих в производстве, возникновением и присвоением прибавочного продукта, новых форм собственности, регулятивная система, существовавшая первоначально, обретала новые черты. Основной чертой регулятивной системы раннеклассового общества явилось позитивное обязывание, зародившееся, как было отмечено, в ранних обществах. Тогда позитивное обязывание регламентировало правила сева, ухода за урожаем, его сбора и т.д. Мононормы под воздействием социально-экономических и политических предпосылок классового общества перерастают в нормы морали и нормы права производящих обществ как посредством их разделения, так и путем появления новых позитивно обязывающих норм, определяющих правила ведения скотоводства, земледелия и ремесла.

Регулятивная система присвивающего общества существенно меняется как по содержанию, так и по процедурам, и по способам обеспечения, т.е. санкциям. Появляется новый пласт норм, существенно отличающихся от норм присваивающего общества — появляется право.

Так в чем же заключается основное отличие права от предшествующих мононорм?

1. По содержанию. Новой системе хозяйствования присуща и новая идеология — охотничье мифическое и магическое мировоззрение сменяется религиозно-земледельческим. Следует отметить, что становление регулятивной системы производящего общества претерпело в своем развитии два этапа.

На первом этапе формирующаяся регулятивная система имеет еще очень сильную религиозную окраску, обусловленную тем, что условия сельскохозяйственного производства, которое играло в то время главенствующую роль в жизни людей, мало зависели от воли человека. После посева земледелец около трех месяцев должен был пребывать в состоянии пассивного ожидания результатов, находясь в жесткой зависимости от погодных условий или от уровня воды, необходимого для орошаемого земледелия. В этих условиях зародился и сформировался культ Солнца — умирающего и воскресающего бога, олицетворяющего земледельческие циклы, а амбары, первоначально являвшиеся общественными хранилищами зерна, постепенно обрели функции святилищ, мест обитания бога плодородия. Жрецы же постепенно стали наделяться функциями хранителей культов. Таким образом, регулятивная система, с одной стороны, содержала правила, подробно регламентирующие ведение сельскохозяйственных работ, и порядок распределения результатов, а с другой — множество правил, регулирующих обрядовость, роль и функции жрецов — хранителей новых правил поведения, их взаимоотношения с рядовыми членами общины, иные правила храмовой системы.

На втором этапе становления регулятивной системы правила, возникшие поначалу на основе сельскохозяйственной деятельности, изобилующие культовостью, обрядовостью, постепенно начинают политизироваться, обретают все более выраженное классовое содержание. Происходит это следующим образом. Постепенно в городах-государствах разрушается экономическое, социальное и информационное равенство, появляется частная собственность (в том числе и на землю), эксплуатация. Именно новые классовые отношения начинает обслуживать новая система правил, закрепляя их. Так появляется качественно новый по своему содержанию инструмент регулирования отношений — право.

2. По способам регулирования. Система запретов, дозволений и позитивных обязываний продолжает развиваться на стадии производящего хозяйства, приводя к расщеплению мононорм. Все больший объем начинает занимать позитивное обязывание. Что же служит предпосылкой данного явления? Известно, что для ведения земледелия необходимо обладать астрономическими знаниями. И первым, неоценимо весомым вкладом в сокровищницу человеческих знаний явилось создание календарей — системы исчисления времени, основанной на периодичности природных явлений, видимом движении небесных светил. Агрокалендари по дням расписывали всю жизнь каждого члена земледельческой общины. Жрецы стали представлять собой аппарат контроля за соблюдением агрокалендарей, толкователями их содержания. Агрокалендари объявляются и считаются священными, несоблюдение их предписаний расценивается как оскорбление их основных действующих лиц — богов, представляющих сословные, профессиональные и половозрастные группы населения. Подражание их действиям — суть исполнение нормативных указаний календаря. Таким образом, появляются способы, регулирующие поведение человека посредством указания на то, что обязательно нужно делать «должно», что разрешено делать «можно», что запрещено делать «нельзя» и что безразлично для общества, т.е. оставляет возможность поступать по своему собственному усмотрению. А нормы морали, оформившиеся в результате расщепления мононорм, определяли, какой вид поведения можно отнести к категории «хорошо» или «плохо», какого рода поступки определяются как честно-нечестно, справедливо-несправедливо и т.д.

На протяжении довольно долгого времени в отечественной теории преобладающей являлась доктрина, рассматривавшая право как основной способ обеспечения принуждения, подавления одного класса другим, являясь своего рода формой насилия. Однако не отрицая подобной стороны правообразования, хотелось бы отметить, что роль права заключается прежде всего в его регулятивной общесоциальной функции, функции системы, поддерживающей качественно новое состояние общества.

  • 3. По форме выражения. ВIV—III тыс. до н.э. в регулятивной системе появляется новый элемент — четкое фиксирование норм в письменных источниках. С появлением первых агрокалендарей возникает принципиально новый способ фиксации правил поведения, их новое выражение и распространение. Становление собственно права начинается с агрокалендарей в раннеземледельческих обществах Месопотамии, Египта, Индии и других регионов примерно в IV—III вв. до н.э. Как отмечает один из выдающихся теоретиков права А. Б. Венгеров, появление первичных государств упорядочивало пространство в жизни человечества, а первичное право стало упорядочивать время (событийное время стало календарным). Далее, с развитием городов-государств стали появляться и иные письменные источники, закрепляющие систему дозволений, запретов, позитивного обязывания, по-прежнему религиозно окрашенные, но придающие этой религиозной окраске уже некоторые «земные» черты. На этом этапе возникают первые кодексы, законы, своды законов, появляется систематизация судебной практики. Самый первый известный нам свод законов — свод царя Ур-Намму, жившего в Шумере в III тыс. до н.э.
  • 4. Процедурами. В раннеклассовых обществах качественно новый характер приобретают и формы осуществления и обеспечения правил поведения, т.е. процедуры. В этот период выделяются специально назначенные должностные лица (например, учетчики выхода на работу общинников-земледельцев), специальные институты — полиция, армия. Для разрешения споров выделяется специальный орган — суд. Появляются люди, профессией которых становится удостоверение разного рода событий и действий, тех или иных соглашений, доверенностей, иных документов. Отныне государство вмешивается в экономический оборот, и процедурная сторона регулятивной системы становится все более формализованной, институциональной (т.е. выработанной и санкционированной специальными органами).
  • 5. Санкциями. Санкции раннеклассового общества обеспечивают уже появившееся социальное и имущественное неравенство. Возникает дифференциация наказания в зависимости от статуса личности потерпевшего (раб, свободный человек, мужчина, женщина, ребенок), наличия или отсутствия связанных с этим статусом привилегий. Кроме того, санкции становятся все более фиксированными, а само правило поведения (норма) обретает все более выраженную структуру «если — то — иначе». «Если» указывает на условия, в которых применяется норма. «То» — само правило поведение — что необходимо делать или от чего следует воздержаться. «Иначе» — содержит в себе указание на те неблагоприятные последствия, т.е. санкции, которые будут применяться если не будет соблюдено «то» — требуемое поведение. Итак, санкции освобождаются от религиозной окраски, они теперь могут осуществляться специальным аппаратом государства, а не жрецами или иными служителями культа.

Итак, обобщая развитие права, можно сформулировать его основные признаки, основные характеристики, по которым право отличается от иных социальных норм. Вот основные, наиболее существенные из них:

  • 1. Нормативность. Право выступает как система норм, правил поведения, структурированных по принципу «если — то — иначе», устанавливающих меры поведения, рамки дозволенного, запреты и предписания.
  • 2. Обязательность. Правовые нормы обеспечиваются возможностью государственного принуждения, наделяются не только идеологическим механизмом (авторитет, справедливость), но и возможностью неблагоприятных последствий, исходящих от государственных органов, выражающихся в имущественных ущемлениях, моральных или физических страданиях. Забегая вперед, следует заметить, что так формируется юридическая ответственность — необходимость для нарушителя правовых норм подвергнуться мерам воздействия, исходящим от государства.
  • 3. Формализм. Правовые нормы фиксируются в письменном виде в специальной форме: законы, их сборники, кодексы и т.д. В формализме права заключается особая ценность — он защищает от произвольного изменения правовых норм, закрепляя порядок создания законов, их изменения, отмены.
  • 4. Процедурность. Праву присущ процессуальный порядок, обеспечивающий его связь с государственным аппаратом, его специализированными органами — полицией, судами.
  • 5. Неперсонифицированность. Как правило, нормы права не имеют конкретного, индивидуального, персонифицированного адресата, будучи направленными неопределенному кругу лиц. Когда какое-либо лицо оказывается в условиях, предусмотренных структурой правовой нормы («если»), то оно и оказывается адресатом нормы. Этим обусловлено такое качество права, как его неоднократность, протяженность во времени.

Осмысление происхождения права занимало умы человечества на протяжении практически всей истории его существования и выразилось в различных теоретико-правовых школах, объясняющих возникновение права с различных позиций.

Например, естественно-правововая теория возникновения права полагает, что помимо права, установленного государством, существует так называемое естественное право — то, которое принадлежит человеку от рождения. Такие права, как право на жизнь, свободу, равенство, собственность и ряд других, не даруются человеку государством, они являются условиями существования самого человека, его жизнедеятельности. И, как утверждает данная концепция, естественное право, т.е. совокупность неотчуждаемых, вечных и неизменных прав человека, является высшим правом по отношению к нормам права, установленным государством, так называемому позитивному праву. В естественном праве виделось проявление вечной справедливости и разумности.

Теория естественного права в некотором смысле тесно смыкается с теологической теорией происхождения права, обосновывающей его возникновение божественным провидением, ведь если естественные права принадлежат человеку от рождения, они вполне могут иметь и божественное происхождение. Теологическая теория в своем объяснении возникновения права опирается на религиозные источники, в частности, в Библии содержится следующее описание его происхождения: «Моисей взошел к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода стала сладкой. Там Бог дал народу устав и закон, и там испытывал его». Теологическая теория распространяла право на авторитет божественного разума.

В отличие от естественно-правовой и теологической теорий, историческая школа права основывалась на более реальных вещах, полагая, что и возникновение государства, и возникновение права — объективный результат исторического развития. Основатели и сторонники исторической школы права утверждали, что право не создается законодателем, а появляется самопроизвольно, в процессе исторического развития, примерно так же, как возникает язык. При этом использовалось понятие «народный дух». Схема возникновения права была такова: в результате развития народного духа появляется право, ученые-правоведы должны уметь схватить и выразить проявления правового народного духа, изложить его положения в юридических формулах, а законодатель, найдя готовое право, должен превратить его в действующее законодательство. В свое время историческая школа права подвергалась резкой критике со стороны отечественной теории права, по мнению представителей которой в понятие «народного духа» вкладывалось мистическое и националистическое значение. В настоящее время ученые-правоведы склонны полагать, что понятие «народный дух» предполагает определение глубинного этнокультурного пласта, обуславливающего особенности возникновения права у каждого народа, и указывают в связи с этим на заслугу исторической школы права, впервые уловившей связь между этносом и правом.

Марксистская теория, подчеркивая классовый характер права, объясняет его происхождение необходимостью для правящего класса закрепления неравенства, появляющейся эксплуатации и других проявлений классового неравенства. Хотелось бы отметить также психологическую теорию возникновения права, искавшую первопричины возникновения права в психологических, эмоциональных сторонах личности, выделявшую значимость эмоциональной восприимчивости правовых требований человеком. Как подчеркивал основатель психологической теории Л. Петражицкий, эмоции, импульсы, переживания, осознание — все это является определяющим при переносе правовых требований в поведение индивида.

Итак, зная основные признаки права, как же можно определить его, отграничить право от других понятий?

Современный уровень теории права позволяет определить право как регулятивную систему, которая с помощью формально определенных норм (правил поведения), обеспеченных возможностью государственного принуждения, воздействует на общественные отношения с целью их упорядочения, стабилизации или социально необходимого развития.

Основная функция права — регулировать общественные отношения. Кроме этого, право выполняет еще одну функцию — охранительную, осуществляемую с помощью правовых ограничений — обязанностей, запретов, наказаний. Охранительная функция производна от регулятивной и призвана ее обеспечивать, поскольку потребность в охране и защите общественных отношений возникает тогда, когда возможность их нормального функционирования и развития поставлена под угрозу.

Но действительно ли данное определение права отграничивает его от других социальных норм, действующих в обществе? Проверить это можно лишь сопоставив право с иными действующими в обществе социальными регуляторами — моралью, обычаями и религией.

Итак, мораль и право. Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля определяет мораль как нравоученье, нравственное ученье, правила для воли, совести человека. Моральные истины — суть истины нравственные. Они отражают представления людей о таких вечных категориях, как добро и зло, справедливость, долг, честь, совесть и т.д. Нормы морали стихийно, спонтанно складываются в обществе. А нормы права возникают, как правило, в результате институциональной, организованной деятельности. Отличие состоит еще и в том, что наказанием за нарушение моральных норм выступает общественное порицание — осуждение, негативное мнение о нарушителе, а соблюдение норм права обеспечивается мерами воздействия, исходящими от государства. Вместе с тем опора на нравственные начала, ориентирование на моральные нормы — непременные начала действия права — так выражается взаимосвязь моральных и правовых норм.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >