Журнализм в семантическом поле Смыслов

Размышления о воззрениях на природу информации с древних времен до суперсовременных теорий показывают, что неопарадиг- мальная идея об информации как константе мироздания может оказаться весьма эвристичной при исследовании журналистики и журнализма. Она заставляет рассмотреть их в системе понятий метаипформации, связанной с единством мира, его многоуровне- востыо, целостностью, динамизмом, креативностью.

Хотелось бы предварить более детальное рассмотрение этих проблем семантическим анализом куста слов, связанных с понятиями журнализма. У В. Даля журналистика означает журнальную, срочную словесность. Словом газетчик называли и издателя газет, и продавца, и вестовщика — охотника до новостей, слухов, вестей, сплетен. Газетиичать — разносить по городу вести, «вестосплет- пичатъ». Таким образом, вестовщичество можно по значению считать близким к журнализму, что тесно соотносится с генезисом и историей происхождения профессии информационного медиатора.

Понятия «ведать», т.е. знать, и «ведомости» как известия, газета, повременное издание — того же корня, что ведун. А весть означает известие, сведение, молву, слухи. Слово «вестовать» синонимично словам «извещать», «уведомлять», «подавать весть». Вестник - тот, кто подает весть, поэтому название многих повременных изданий — «Вестник». Вестничать — значит заниматься сообщением новостей. Тот, кто этим занимается, называется у Даля вестоплет, сплетник, враль, вестовщик. Довольно колоритные определения дает русский народ тем, кто разносит вести.

А. Н. Афанасьев при анализе слов «вещать», «ведать» (вед- нети) особое внимание обращает на внутреннюю силу этих слов: «Если мы станем рассматривать слова, образовавшиеся у славян от корня вед (вет, вит, вещ), то увидим, что они заключают в себе понятия предвидения, прорицаний, сверхъестественных знаний, волшебства, врачевания и суда... Вече (вечать вместо вещать) — народное собрание, суд; вещба употреблялось не только в смысле чарования и поэзии, но имело еще юридический смысл... Ведун и ведьма имеют еще другую форму: вещун и вещунья (вещица) — колдун и колдунья и таким образом являются однозначительными со словами пророк и прорицатель (от реку), предвещать — предсказывать; вития (ведий), вещий — мудрый, проницательный, хитрый, знающий чары»[1].

Вот эта поразительная многообразность и глубина смысловой сущности данного гнезда слов, указанная А. Н. Афанасьевым, содержит в себе, как в зародыше, развернувшуюся впоследствии многообразную функциональную палитру информационной деятельности, в том числе журнализма, и она же показывает метаин- формационные связи этого слова.

Такую же смысловую многослойность находим еще в одном кусте интересующего нас понятия. Это слова, связанные с корнем бая(и)тъ — говорить, рассказывать; байка — сказка; батон (баю- кон) — говорун, сказочник, краснобай, прибаука, баюкать; обаять — обольстить, обворожить; обавник (обаянник) — чародей, напускатель «обаяния»; балий — чаровник, ворожея. И таким образом Боян в «Слове о полку Игореве» — певец, чародей. Со словом баять, по утверждению А. Н. Афанасьева, сочеталось и понятие лечения, врачевания, когда лечили заговорами. Эта этимология очень интересна с точки зрения исследуемых нами проблем, потому что показывает как бы энергетическую или метаэнергетическую, связанную с золением силу слова и власть владеющего им.

Слова оговорить — напустить на кого-то болезнь недобрыми или не в пору сказанными словами, оговор — напущенная болезнь, заговор — заклятие, точно так же как реку (речь), речить — заговаривать, воречье — заговаривание, нашептывание, уреки, уроки, врек — сглаз, насланная болезнь, оголосить, озычить, овевать — все эти слова, связанные с речью, означают «наслать болезнь сглазом».

Эти значения говорят о громадной силе слова, способного как лечить, так и насылать болезнь. В старинных русских говорах и этимологиях слова эти были важными, энергетически, метаинформационно значимыми. Недаром А. Н. Афанасьев говорит о том, что в самую раннюю эпоху слово было выражением «духовных стремлений человека, как хранилище его наблюдений и познания о силах обоготворенной природы и как средство для сообщения с богами».

Понятие журнализма можно также соотнести с медиативноинформационной деятельностью, со всеобщими информационно-медиативными связями и взаимодействиями в широких метаинформационных системах. И тогда можно говорить широко о медиации и коммуникации. Л. М. Землянова («Зарубежная комму никавистика в преддверии информационного общества») опредсляст коммуникавистику как включающую в себя все исходные смыслы и значения этого слова: связь, сообщение, информация, средство информации, контакт, общение, соединение. Автор выделяет разные теоретические толкования этого термина: маклюэнизм главное внимание акцентирует на изучении коммуникаций как средств связи; социологическое направление — на системе межличностных и межгрупповых и международных общении; теологи выделяют функцию коммуникации как создание комьюнити — сообщества людей, объединенных одной верой; семиотики занимаются анализом знаковой атрибутики комуникационно-информа- ционных языков. Таким образом, главным для коммуникавистики является восприятие коммуникации как социально-культурного взаимодействия людей, групп, организаций, государств и регионов посредством информационных связей.

Соглашаясь с приведенным определением, в рамках изучаемых нами проблем в свете информационной парадигмы стоило бы расширить границы коммуникависгики до связей на разных уровнях информации, в том числе и на метаинформационном. Латинское слово cimmunicatio означает сообщение, беседу, разговор, распространение одного названия на ряд предметов, приглашение к разговору. Communicator — принимающий участие, соучастник. Оба слова восходят к communico — делать общим, принимать участие, делать, примиряться, сообщать, действовать заодно, беседовать, присоединять, добавлять, вносить, связывать, соединять, общаться, иметь связи; communion — общность, соучастие, общность наименований, родственные связи, церковная общность, единение, христианское причастие, укрепление, утверждение; communitas — общность, общение, жизнь на общинных началах, общежитие, общность человеческих интересов, связь, общественность, общественная жизнь, обязанности, вытекающие из совместной жизни, общительность, обходительность и приветливость.

Семантический анализ этого гнезда понятий показывает, что основное здесь — общее дело, связь, общие интересы и у станов- ления, примирение, взаимодействие и не только между людьми, но, судя по значению, христианское причастие, церковная общность и связь с божественными проявлениями и родовыми предками, со смыслом и именем, потому что означает и наименование ряда однотипных предметов.

Термин «медиация» имеет в латинском языке следующие значения: mediatio означает посредничество, mediator — посредник, mediate — середина, сердцевина, medium — середина, центр, средоточие, общество, общественная жизнь, предание гласности, публичный показ, доведение до всеобщего сведения, общественное благо, забота об общественном благе и противоположные значения: уйти от общественной жизни, устранить, исчезнуть или умереть; medius — находящийся посредине, центральный, центр неба, между небом и землей, миром и войной, промежуточный, существенный, относящийся к сущности, нейтральный, общий, общественный, двусмысленный, неопределенный, половинный.

Итак, все значения, связанные с медиацией, — это пограничные, промежуточные, серединные положения, в том числе между небесным и земным, жизнью и смертью, войной и миром. Это то, что делает всеобщей связь между людьми и природой. Недаром мифологические вестники богов назывались медиаторами между небом и людьми, между богами и смертными.

Слово «медиация» в коммуникавистике, по определению Л. М. Земляновой, употребляется в значении посреднической миссии медиа как действующих лиц в социальных драмах, а также для выражения преобразующей функции СМИ, которые в процессе сбора, обработки и передачи информации реципиентам способны видоизменять в различных имиджах реальность.

В размышлениях философского характера мы будем пользоваться именно этими определениями, понимая под медиацией очень широкие информационные связи в системе или поле мета- информации, а под коммуникацией — взаимодействия в системе мега-, макро- и других уровней информации.

Таким образом, глубинный Логос, или Смысл гнезда понятий, связанных с журнализмом,медиаторство, коммуникатор - ство, вестовщичество, ораторство, ведовство, вещунство, прорицательство, — оказывается очень сложным, многоплановым, разворачивающимся в разные ипостаси журнализма, соотносимым с метаинформационными категориями и информационной парадигмой.

Рассмотрим детальнее, какие особенности и характеристики журналистики и журнализма можно соотнести с метаинформационными посылками информационной парадигмы.

Посылка первая. Основной характеристикой журнализма, обусловленной единством мира и информационной вездесущностью, всепроникаемостью, является его универсальность. Она порождается включенностью земной информации в метаинформа- ционную систему, ноосферу, мегаинформационные (цивилизационные) и макроинформационные (социальные) системы и имеет различные проявления. Временной универсализм связан с возможностью совмещать временные пласты; пространственный — связан с широкой представленностью информации, вплоть до вселенских аспектов.

Универсализм выражается также в ритмичности информации, ее беспрерывном круговращении в пространстве и во времени, в постоянном ритмическом влиянии на людей. Как и космическое излучение, информационное ритмическое излучение действует подобно пульсару, когда даже слабые, но постоянные информационные «токи» делают незаметную на первый взгляд, но неукоснительную работу изменения человека и человечества через воздействие на сознание, подсознание и поведение, оказывая позитивное или негативное влияние в зависимости от направленности информации, общего вектора составляющих воздействий.

Журналистику, таким образом, можно назвать простран- ственно-временным (хронотопным) информационным пульсаром, информационной вибрационной системой, действующей как непрерывный поток квантоинформации, ритмоинфор- мации.

Эти общие принципы универсализма реализуются и в категориальных характеристиках массинформационной деятельности: в универсализме и многообразии функций, ролей и типов журнализма, сфер отражения, разнообразии объектносубъектных структур, видов и форм информации, во всеохватности аудитории, которая в совокупности практически равна человечеству.

Посылка вторая. Концепция многоуровневости информационных систем отражается на разноуровневости, разнокачествен- ности систем информации — от космических, глобальных до элементарного журналистского сообщения; на разноуровневости и разнообразии средств массовой информации и типов журнализма.

Многоуровневое™ проявляется в иерархизации потоков массовой информации в процессе ее функционирования в социуме, в разнообразии информации но многим характеристикам (например, по степени сущностного проникновения в процессы реальности, по степени проявленности первосмыслов).

Но главное, она проявляется в иерархизированном строении инфосистем, которые можно выстроить таким образом.

Метаинформация (от греч. meta — за, через) — информационные, часто неявные, потенциальные системы высокого порядка, в том числе связанные с природной, вселенской информацией. В философии словом «мета» обозначаются понятия, указывающие на то, что находится за пределами чувственных ощущений. Слова с началом «мета» обычно означают следование за чем-то, переход к чему-то другому, перемену состояния, превращение. Второе значение связано с описанием таких систем, которые служат для исследования или характеристики других систем, входящих в них как часть (например, метатеория, метаязык). Соответственно, термин «метаинформация» мы будем употреблять для обозначения информации как предельно широкой философской категории, отражающей потенциальность первосмыслов, которые могут быть развернуты и реализованы как верхний уровень систем информации.

Мегаинформация (от грсч. megas — большой) — планетарная глобальная информация.

Макроинформация (греч. makro — большой) — информационные потоки в рамках страны.

Мезоинформация (греч. meso — средний) — информация, циркулирующая в определенной социальной общности, например в регионе.

Миллиинформация (лат. milli - тысяча) — крупные информационные русла, формирующиеся для разных аудиторных групп по разным основаниям (типам изданий и программ, средствам информации и т.п.).

Микроинформация (греч. mikros маленький) — журналистский текст, публикации или их совокупность, адресованные локальной общности.

Мини-информация (лат. minis — наименьший) — это информационный квант, конкретный факт, минимальное информационное сообщение, потребляемое индивидом.

Информационное поле — поле информации на разных уровнях: от мета- до мини-уровня.

Посылка третья. Идеи о единстве и сочетаемости разных характеристик в метаинформационных системах: метасмыслы (порождающая модель), метаэнергии (метапассиопарности, метаволи), метаформы (порождаемая информация) и информационные сферы или поля — хорошо проецируются на журналистику в ее функционально-содержательном, динамическом и связанном с формой воплощении, которое соответственно порождает разные типы журнализма (содержательный и формальный, энер- гетийный, пассионарный, нейтральный и т.п.). Содержание, энергия и форма зависят от этапа развития цивилизации, общества, его типа и характеристик субъекта информационной деятельности.

Метаинформационное поле соотносимо с общими философскими категориями, с ноуменальными константами (Логосом-смыслом, причиной, потенциальностью, сущностью, истиной, необходимостью, целым, общим, метапространством и метавременем) и с реализующейся информацией, т.е. феноменальной реальностью (конкретным, явлением, следствием, случайным, формой, частью, особенным и индивидуальным, конкретным временем и пространством). Журнализм в этой связи можно охарактеризовать как феноменологическую систему, как син- тезный, поляризованный в сторону проявленного, земного, конкретного, динамичного, ситуативного, случайного, вероятностного, явленческого, но имеющего потенцию стремления к сущности, метасмыслу, к полноте и истинности, если иметь в виду совокупность всех его проявлений и ритмологическую, пульсарную постоянность. Эти выводы имеют огромное значение для эпистемиологии или гносеологии журнализма, т.е. познавательной деятельности журналиста.

Посылка четвертая. Парадигма креационизма, идея развертывания потенциальных метасмыслов расширяет наше представление о творческих потенциях информационных систем и распространяет понятие креативности не только на творческий процесс и результат, не только на состояние предрасположенности к творчеству, но и на социальный и духовный креационизм и даже расширяет его до глобального и вселенского масштаба как в позитивном, так и в негативном плане. Это связано с идеей информационного жизнетворения, т.е. воздействия информации на людей, их сознание, поведение, в результате — на жизнь социума, ибо информация всегда регулирует, изменяет, управляет. Информация все больше осознается как имеющая самостоятельное значение, как важнейший феномен эволюции цивилизации.

  • [1] Афанасьев А. Н. Живая вода и живое слово. С. 335—336.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >