Харизматическое лидерство

Представление о харизме как некоем даре свыше, делающем человека прирожденным лидером, является, пожалуй, одной из самых ранних и едва ли не самых популярных попыток постичь "мистику" лидерства и объяснить ее суть. В классической трактовке харизма (от греч. charisma — подарок) предполагает "наделение личности свойствами, вызывающими преклонение перед ней и безоговорочную веру в ее возможности". Действие харизмы наиболее отчетливо проявляется прежде всего в безусловной готовности последователей выполнять любые, вплоть до откровенно преступных, предначертания лидера в сочетании с выражено неадекватной атрибуцией ответственности — все успехи сообщества приписываются заслугам лидера, в то время как все неудачи — ошибкам последователей. Как отмечает M. Ю. Кондратьев, харизма "предполагает иррадиацию межличностной значимости, по сути дела, неограниченную значимость личности во всех сферах жизнедеятельности общности". При этом "попытки передать харизму своим наследникам или преемникам, как правило, оказываются безуспешными, так как, по-видимому, харизматичность практически всегда жестко персонифицирована и при этом столь же жестко привязана к конкретному периоду в жизни конкретного сообщества". Последнее обстоятельство представляется особенно важным, поскольку позволяет выявить механизм действия "магии харизмы". Потенциальный харизматик как правило обладает ярко выраженной способностью к персонификации архетипов, доминирующих в коллективном бессознательном сообщества в тот или иной конкретный момент. Он становится в буквальном смысле живым символом данного архетипа, причем, заметим, нередко архетипа деструктивного, лежащего в основе патологии коллективного сознания. Например, анализируя феномен А. Гитлера, Э. Эриксон отмечает: "Стоя на подмостках немецкой истории, Гитлер тонко чувствовал, в какой степени можно было смело дозволить собственной личности представлять истерическую несдержанность, которая подспудно жила в каждом немецком слушателе и читателе. Поэтому роль, которую он выбрал, в равной мере разоблачает как его аудиторию, так и его самого; ведь именно то, что другим пародам казалось наиболее сомнительным, для немецких ушей оказалось самой убедительной мелодией, исполняемой "Коричневым Дудочником"". По сути эта схема очень близка к механизму колдовства, превратившего в известной сказке Э. Гофмана "крошку Цахеса" в "господина Циннобера", однако она имеет свою специфику.

Понятно, что превращение потенциального харизматика в харизматического лидера во многом зависит от благоприятного стечения обстоятельств. Однако можно выделить два базовых условия, необходимых для формирования и реализации личностной харизмы индивида: 1) способность достаточно отчетливо рефлексировать содержание доминирующих архетипов и 2) способность артикулировать их в доступной массовому сознанию и одновременно эмоционально заряженной форме. Описывая способности А. Гитлера, позволившие интеллектуально и духовно посредственной личности подчинить своему влиянию миллионы людей, Э. Фромм отмечает, что он обладал очень "важным для демагога даром: простотой слога. Он никогда не утруждал слушателей тонкостями интеллектуальных или моральных суждений. Он брал факты, подтверждавшие его тезис, грубо лепил их один к другому и получал текст вполне убедительный, по крайней мере для людей, не отягощенных критической способностью разума. Кроме того, он был блестящим актером и умел, например, очень точно передавать мимику и интонацию самых различных типажей. Он в совершенстве владел голосом и свободно вносил в свою речь модуляции, необходимые для достижения нужного эффекта".

Следует отметить, что в последние годы имеет место рост интереса к феномену харизмы в контексте проблемы организационного лидерства. Харизма, по мнению некоторых исследователей, является одним из важных и, более того, необходимых условий эффективности организационного лидерства. Так, в частности, один из ведущих европейских специалистов в области психологии менеджмента М. Кэ де Ври считает, что "все достигшие руководящих должностей обладают потенциальной харизмой". При этом он выделяет ряд качеств, присущих, с его точки зрения, харизматическому организационному лидеру.

"Во-первых, — пишет он — харизма подразумевает решимость бросить вызов существующему порядку вещей. Харизматичные люди постоянно недовольны текущим положением. Истинно харизматичные люди никогда не воспринимают существующую ситуацию как должное, они всегда спрашивают: можно ли усовершенствовать эту мышеловку? Можем ли мы сделать это лучше? Задавая такие вопросы, они усиливают чувство дискомфорта в окружающих и заставляют их думать. По харизматичные лидеры на этом не останавливаются: они представляют реальные варианты. Жалобы могут вести людей недолго; прежде чем жалобы приведут к действию, необходима надежда на новое начало. Харизматичные люди дают эту надежду, создавая новый фокус, выражающий коллективное воображение".

Во-вторых, "харизматичные лидеры хорошо знают символическую силу игры в Давида и Голиафа. Они умело драматизируют свои рискованные действия и знают, как увеличить дозу адреналина, который при этом попадает в систему. Харизматические лидеры, кроме того, хорошо владеют и другими способами манипулирования символами. То, что можно назвать "управлением смыслом", имеет большое значение в харизматичном руководстве. Лидеры умеют создавать яркие образы, заставляющие людей действовать; они хорошие рассказчики; они могут что-то объяснить с помощью церемоний, символов и декораций. Более того, они прекрасно владеют языком, умеют использовать улыбку, метафоры и иронию".

В-третьих, харизматичные лидеры очень успешно строят альянсы. Они знают, как дать человеку почувствовать, что его ценят, выделяя отдельных людей или группы по каким-либо признакам. Своими действиями они проявляют сопереживание. Более того, "они представляют собой отличный "контейнер" для человеческих эмоций, окружающим с ними легко. Насколько бы они ни были заняты, они создают впечатление, что располагают всем временем на свете, если кому-то надо с ними поговорить. И кажется, что они слушают очень внимательно".

На основании собственных исследований природы организационного лидерства и анализа более ранних работ по данной проблематике М. Кэ де Ври предложил двухфакторную модель лидерства, включающую харизматическую и архитектурную базовые роли. Согласно данной модели "в харизматической роли лидер рисует лучшее будущее и воодушевляет своих подчиненных. В архитектурной роли он обращается к вопросам, связанным со структурой компании и системами контроля и поощрения". При этом, с точки зрения М. Кэ де Ври, "настоящие лидеры не могут существовать без какой-либо из этих ролей. Ни одной из них в отсутствие другой, не будет достаточно (хотя одна из ролей бывает более значимой, в зависимости от ситуации)". В рамках предложенной им модели М. Кэ де Ври выделяет три основных функциональных компонента харизматической роли лидера в организационном контексте: формулировку и объяснение видения, делегирование полномочий и воодушевление подчиненных на позитивные действия.

Как отмечалось выше, формирование видения будущего и способность увлечь им персонал организации, включая низший исполнительский уровень, является одной из ключевых функций лидера. "С помощью лучшего образа будущего лидеры дают компании смысл, куют связь между собой и другими членами компании, создают групповое единство и закладывают основы для коллективного воображения, которое объединяет людей и помогает им мечтать". Заметим, что видение может стать по-настоящему мощным стимулом для единения, позитивного взаимодействия и движения вперед лишь в том случае, если оно отражает архетипическое содержание коллективного бессознательного, а это означает, что именно харизматические личности действительно в наибольшей степени способны к его формированию и эффективному распространению среди членов сообщества.

Важнейшим условием практической реализации видения М. Кэ де Ври совершенно справедливо считает делегирование полномочий. При этом "руководитель должен сначала вовлечь большое количество сотрудников в процесс предвидения, чтобы они получили свою долю будущего; потом он должен распределить полномочия, чтобы что-то в компании изменилось". В этой связи заметим, что, на наш взгляд, харизма является скорее препятствием для делегирования полномочий. Это связано как со свойственной большинству харизматических личностей убежденностью, что никто не может выполнить ту или иную работу, связанную с принятием решений, лучше, чем они сами, так и с неготовностью последователей харизматических лидеров, искренне верящих в абсолютное превосходство и непогрешимость своего кумира, в полном объеме принять ответственность и проявлять самостоятельность и инициативу.

Третьим базовым компонентом харизматической роли лидера, как уже отмечалось, М. Кэ де Ври считает воодушевление подчиненных на реализацию видения. Во многом это связано с управлением групповой энергетикой. Харизматичные лидеры способны направить агрессивную энергию вовне (на конкурентов) и аккумулировать энергию, связанную с позитивными эмоциями, внутри компании (для создания позитивного социально-психологического климата, полноценных партнерских отношений в коллективе и т.п.).

В целом, представления М. Кэ де Ври и других специалистов в области психологии менеджмента, придерживающихся сходных взглядов о харизме как непременном условии эффективности организационного лидерства, во многом являются возвратом к "теории черт" и представляются преувеличенными. Однако не вызывает сомнения тот факт, что личностная харизма является одним из наиболее сильных субститутов (усилителей) лидерства, причем как в собственно организационном, так и в более широком социально-психологическом контексте, в частности применительно к политическому лидерству, а также неформальному лидерству в малых группах.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >