Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ
Посмотреть оригинал

ИСКУССТВЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЯЗЫКИ. ЭСПЕРАНТО

В истории языкознания довольно долго жило представление о том, что библейская легенда о вавилонском смешении языков отражала реальность. Поэтому идея «девавилонизации» языкового мира, создания идеального международного языка давно привлекала внимание ученых. В пользу создания рационального искусственного языка, замещающего естественный язык как «недостаточно совершенное орудие мышления» высказывались Ф. Бэкон, Р. Декарт, Г. Лейбниц и даже И. Ньютон.

Основными направлениями в создании искусственных языков в XVII— XIX вв. были логическое и эмпирическое. Логическое направление опиралось на рационалистическую философию с характерной для нее критикой естественного языка. В рамках этого направления разрабатывались искусственные философские языки, основанные на логической классификации понятий и способные, по мнению их создателей, выразить положения любой научной или философской системы. Основанием для конструирования философского языка, лишенного материального сходства с каким-либо естественным языком, служила идея, согласно которой между понятием и словом существует прямое соответствие (ср., например, проекты философского языка английских ученых XVII в. Дж. Дальгарно и Дж. Уилкинса). Этот искусственный язык понимался как «язык смыслов», поэтому для его создания необходимо было описать все эти смыслы и создать алфавитный список «субстанций», каждому элементу которого должен соответствовать элемент универсального языка.

Эмпирическое направление ориентировалось на естественные языки. Представители этого направления предлагали упростить один из существующих или существовавших ранее естественных языков, не реформируя его как средство мышления. В качестве такого языка рассматривался упрощенный латинский (Ф. Лаббе), французский (И. Шипфер), всеславянский (Ю. Крижанич) и др.

Логическое направление подвергалось острой критике, так как искусственные философские языки были коммуникативно несовершенны. И со второй половины XIX в. прочно утверждается идея разработки такого международного звукописьменного языка, который был бы создан по образцу живого языка и был бы совершенным (хотя и вспомогательным) средством общения.

Первым таким языком, получившим реализацию в общении, был язык волапюк, созданный немецким католическим священником И. Шлейе- ром. Слова естественных языков (французского, английского, немецкого, латинского и др.) в нем видоизменялись и теряли свою опознаваемость (например, англ, world > vol, speak > piik, отсюда volapuk ‘всемирный язык’). В грамматическом отношении это был достаточно сложный язык (6 времен, 4 наклонения, 2 вида, 2 залога, 4 падежа, 3 лица), что затрудняло его использование в общении.

Однако с появлением международного искусственного языка волапюк начинается новый этап социального использования искусственных языков. Возникает движение за международный язык, особенно укрепившееся и расширившееся после появления проекта языка эсперанто. Проект был составлен варшавским врачом Л. Заменгофом, взявшим себе псевдоним «Эсперанто» (esperanto ‘надеющийся’). Сначала этот язык получил распространение в Польше (где в 1887 г. был впервые опубликован проект), затем в России, а в начале XX в. — в Англии, Франции, Германии и других странах.

Переход от теоретического конструирования искусственного языка к его практическому применению в качестве средства общения способствовал тому, что движение эсперантистов приобрело международный характер (особенно широкое распространение оно имело среди философов, филателистов, коммерсантов и спортсменов). Об эсперанто с энтузиазмом писали Л. Н. Толстой, М. Горький, А. Барбюс и многие другие видные деятели. По инициативе Л. Д. Троцкого, готовясь к «мировой революции», эсперанто учили в ряде частей Красной Армии[1].

Эсперанто строится на основе интернациональной лексики (преимущественно греческой и латинской, ср. ideo, telegrafo, revolucio, masino, patro ‘отец’) с максимально упрощенной и строго нормализованной грамматикой: в ней используется 11 окончаний, каждое из которых закреплено за определенной частью речи (-о для существительных, для прилагательных, для наречий, -i для инфинитивов и т.д.) и всего два падежа — именительный и винительный, категория числа передается с помощью суффикса -у, а значение женскости — с помощью суффикса -in (ср. patr-o ‘отец’, patr-0-j ‘отцы’, patr-in-o ‘мать’, patr-in-o-j ‘матери’, patr-a ‘отцовский’, patr-in-a ‘материнский’, patr-a-j ‘отцовские’, patr-in-a-j ‘материнские’ и т.д.).

Из ограниченного числа корней с помощью словообразовательных аффиксов конструируется практически весь словарный состав языка. Графика латинская. Ударение — на втором слоге от конца.

На языке эсперанто появились учебные пособия, словари и даже художественная литература, как переводная (например, Библия, трагедии Софокла, Данте), так и оригинальная. В начале XX в. была основана Академия эсперанто, в рамках которой и сегодня проводятся конгрессы эсперантистов.

Несколько десятилетий эсперанто служит средством общения разноязычных групп эсперантистов, использующих его при переводах, в научных публикациях, в переписке, а также в устных выступлениях на конгрессах или в личном общении. В то же время, будучи «вспомогательным» языком, эсперанто имеет сравнительно узкую сферу применения, поэтому он не является языком в подлинном смысле этого слова (он не может сравниться ни с одним естественным языком во всем его лексическом и стилистическом многообразии). В связи с этим отношение к эсперанто становится все более сдержанным, все больше и больше утверждается мнение, что подлинный международный язык должен базироваться на реально существующих национальных языках.

Однако в условиях быстрого роста и распространения научной информации вес острее ощущается потребность в едином средстве общения. Поэтому в 70-х гг. XX в. вновь возобновляются попытки создания более совершенного проекта международного искусственного языка. В качестве особого раздела языкознания оформляется самостоятельная наука интерлингвистика, занимающаяся созданием и изучением международных искусственных языков как средства межъязыкового общения.

В еще меньшей степени статус языка имеет язык липкое (< лингвистика космоса), язык космической связи. Проект этого языка предложил в начале 60-х гг. XX в. голландский математик Г. Фрейденталь, получивший за свою монографию «Линкос. Построение языка для космических связей» Нобелевскую премию. В основе этого проекта лежит идея о возможности контактов землян с инопланетянами. Линкос является абстрактной схемой такого языка, коммуникативная основа которого строится на световых и звуковых сигналах, идущих в определенной последовательности. На этом языке Г. Фрейденталь излагает законы математики, биологии, физики, говорит о нормах человеческой морали и этики. Линкос — это первая попытка создания космического языка, предназначенного для обмена информацией в условиях внеземного общения.

  • [1] Мечковская II. Б. Социальная лингвистика. С. 115.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы