Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ
Посмотреть оригинал

МОРФЕМА КАК МЕЛЬЧАЙШАЯ ЗНАЧИМАЯ ЕДИНИЦА ЯЗЫКА И КАК ЧАСТЬ СЛОВА

Морфема — это минимальная значимая часть слова, которая не членится на более мелкие единицы того же уровня. Морфема является родовым понятием по отношению к видовым — корню, суффиксу, префиксу, окончанию и т.п. Как единица языка морфема обладает следующими признаками: двусторонностью, т.е. наличием плана выражения (звуковой оболочки) и плана содержания; минимальностью, т.е. неспособностью члениться па более мелкие значимые единицы языка; воспроизводимостью, т.е. способностью извлекаться из памяти, а не создаваться каждый раз заново. В этом отношении морфема близка слову: как и слово, она может вступать с другими морфемами в отношения синонимии (ср., например, синонимичные суффиксы лица, производящего действие, в русском языке: -тель и -чик/-щик и др.) и антонимии (ср. префиксы при- и у-: приехать и уехать или с- и раз-: съехаться и разъехаться).

Будучи единицей грамматического строя языка, морфема, как правило, обладает грамматической формой и грамматическим значением. Она способна передавать разные типы значений: 1) лексическое (носителем его является корневая морфема, выражающая наиболее семантически насыщенную часть значения слова, поскольку именно корень отсылает к понятию, лежащему в основе лексического значения слова); 2) грамматическое (носителем его являются служебные морфемы, ср., например, флективные морфемы -и, -ите в словах неси, несите, передающие значение повелительного наклонения); 3) словообразовательное (если слово производное), уточняющее значение корня (оно вносится, как правило, аффиксом, ср. значение ‘слабая степень проявления признака’, передаваемого суффиксом -оват в словах зеленоватый, желтоватый и т.д.).

Кроме материально выраженных, в языке иногда встречаются нулевые морфемы, т.е. морфемы, материально не выраженные, но обладающие грамматическим значением (например, в слове дом-0 материально не выражена флексия, а в слове иес-0 флексия и суффикс прошедшего времени -л), выделение их осуществляется путем противопоставления положительно выраженным морфемам в других формах той же парадигмы (ср. дом-а, дом-у; нес-л-а, нес-л-и и т.д.), причем нулевые морфемы также являются показателем грамматического значения (в слове дом-0, например, это значение мужского рода, единственного числа, именительного падежа). Таким образом, нулевыми могут быть как флексии, так и суффиксы. Нулевые флексии особенно часто встречаются в языках с развитым словоизменением.

Среди морфем в зависимости от их роли в слове, а также от характера и способа передаваемого ими значения выделяются как противопоставленные друг другу корневые и аффиксальные морфемы. Главной морфемой слова является корень (общая часть родственных слов), соотносящийся с понятием и предопределяющий лексическое значение слова. Корень обязательно присутствует в слове, без корня слова нет (лишь как исключение встречаются в языке слова без корня, ср. в русском языке глагол вынуть, в котором выделяются только аффиксы). Корень может употребляться и без аффиксальных морфем, тогда как аффиксы без корня употребляться не могут. Аффикс — это служебная морфема, видоизменяющая значение корня или выражающая отношения между словами в словосочетании и предложении.

Аффиксальные морфемы вносят в слово дополнительные значения — грамматические и словообразовательные (ср. суффикс -ик в слове столику передает словообразовательное значение уменьшительности, флексия -у — грамматическое значение дат. п., ед. ч., муж. р.). Группируясь вокруг корня, аффиксы являются периферийными элементами морфемной структуры слова. Значение корневых морфем по отношению к значению аффиксальных более конкретно, значение же аффиксальных — более абстрактно (особенно это относится к интерфиксам, значение которых сводится лишь к идее соединения). Если корень образует смысловое ядро лексического значения слова и может выражать значение слова даже самостоятельно (ср. слова нос-0, вез-0), то аффикс — смысловую периферию, поскольку самостоятельного лексического значения он не имеет. Его значение либо словообразовательное (ср. значение женскости суффикса -иц-а в слове волчица'), либо грамматическое (ср. значение суффикса -л, который является показателем времени глагола), либо формально-структурное (ср. пар-о-воз, где интерфикс -о- имеет значение соединения), либо формально-классифицирующее (ср. чит-а-тъ, лов-и-ть, где суффиксы -а, -и являются показателями формального разряда типа спряжения глагола), причем во всех случаях каждое из этих значений выражается аффиксом только в сочетании с корнем. Вместе с тем аффиксы участвуют в формировании лексического значения слова (ср.: значение ‘детеныш животного’ в слове слоненок складывается из значения корневой морфемы и значения ‘невзрослости’, вносимого аффиксом), а также грамматического (ср. образование степеней сравнения качественных прилагательных с помощью суффиксов -е, -ее, -те). Формально-структурные и формально-классифицирующие аффиксы непосредственного участия в формировании лексического значения слова не принимают, поскольку роль их сводится либо к соединительной функции, либо к указанию на принадлежность слова к тому или иному словоизменительному типу.

Корневые и аффиксальные морфемы различаются и в структурном отношении. Корневые морфемы могут выступать в языке и как свободные, т.е. употребляться без сопровождающих их словообразующих аффиксов, ср. дом-0, гор-a (такие корни называются свободными), и как связанные, когда они известны в языке лишь в сочетании со словообразующими аффиксами, ср. корень бав- в словах добавка, прибавка (такие корни называются связанными: А. А. Реформатский ввел для этих корней термин радиксоиды (< лат. radix ‘корень’ и oid ‘подобный’), причем некоторые из этих неполноценных корней могут сочетаться лишь с одним аффиксом (ср. рус. ежев-ик-а), аффиксальные же морфемы никогда невозможны в свободном употреблении, они всегда привязаны к корню.

Различия между корневыми и аффиксальными морфемами проявляются и в их употребительности: аффиксальных морфем в языке значительно меньше, чем корневых (и список их, как правило, закрыт для пополнения новыми морфемами), однако, уступая корневым морфемам по численности, они превосходят их по частотности употребления, поскольку повторяются в целом ряде одноструктурных слов. Кроме того, корневые морфемы обычно не привязаны к какой-либо одной части речи (ср. морфему бел- в словах, принадлежащих разным частям речи: белить, белый, белизна), тогда как аффиксальные являются часто показателями частеречной принадлежности слова (ср. в русском языке именные суффиксы -иц-а, -ик, -ун или глагольные -ти, -ть и др.).

Характерной чертой морфем (как корневых, так и аффиксальных) является их повторяемость в структуре разных слов (ср. дом, домашний, домовой или учитель, писатель, читатель и т.д.). Это свойство морфемы позволяет выявлять ее значение, поскольку значение морфемы определяется в ряду слов, содержащих данную морфему (ср. значение морфемы -тель в приведенных примерах: ‘лицо, совершающее действие’).

В зависимости от фонетических и морфологических условий состав одной и той же морфемы в разных словах и словоформах одного слова может меняться (ср. рукаручка или соберу — собираюсобраниесбор и т.д.). Это формальное видоизменение морфемы приводит к возникновению морфов.

Морф — это одна из формальных разновидностей морфемы, выступающая в разных словах и словоформах (например, корневая морфема друг- в словоформах другу, другом выступает в виде морфа друг-, в словоформе о друге — в виде морфа другв словоформе друзья — в виде морфа друз'-, а в словоформе дружу — в виде морфа друж-). Таким образом, морфы являются конкретными представителями морфемы, которая по отношению к ним является единицей более обобщенной и свободной. И в речи мы имеем дело не с морфемами, а с их позиционными вариантами — морфами.

К одной морфеме относятся морфы, обладающие тождеством значения, а также частичным формальным тождеством. В зависимости от условий употребления морфов различают алломорфы и варианты.

Алломорфы — это тождественные по значению морфы, употребление которых обусловлено их позицией в словоформе (в частности, качеством соседних звуков), например, русские суффиксы -чик/-щик распределяются следующим образом: после морфа, оканчивающегося на согласный т или д употребляется суффиксы -чик (ср. буфетчик, водопроводчик), в остальных случаях используется суффикс -щик (ср. сварщик, банщик), в том числе и в тех случаях, когда перед согласными т и д находится сонорный (ср. процентщик).

Варианты — это морфы, тождественные не только по значению, но и по позиции, поскольку для них характерна свободная взаимозаменяемость В Любых ПОЗИЦИОННЫХ УСЛОВИЯХ (ср. ОКОНЧаНИЯ ~0й/-070 у существительных в тв. п. ед. ч. ж. р.: водой/водою).

Морф как представитель морфемы необходимо отличать от субморфа. Субморф — это часть корня, внешне похожая на аффикс, но не имеющая своего значения и потому не вычленяемая в качестве самостоятельного элемента морфемной структуры слова (например, субморс}) ак в слове табак или колпак', субморс}) ец в словах огурец, венец).

Корневые и служебные морфемы (за исключением окончания) входят в основу слова, которая представляет собой часть слова без окончания. Из всех морфем, выделяемых в слове, только корень может совпадать с основой слова (аффиксы никогда не совпадают с основой). В зависимости от способности основы члениться на составляющие ее морфемы в языкознании выделяют производную (или мотивированную) основу и непроизводную (или немотивированную). Производная основа представляет собой единство, состоящее из отдельных значимых частей слова (корня и аффиксов) ср. рус. пригород, надомник. Непроизводная основа представляет собой единое целое (корень), которое далее со словообразовательной точки зрения расчленено быть не может (ср. рус. дом, город). В связи с этим выделяют еще одно свойство основы — ее членимость/нечленимость: непроизводная основа — это основа, как правило, нечленимая (исключение составляют лишь отдельные слова типа рус. буженина, членение которых происходит по аналогии со словами типа кон-ин-а, свин-ин-а), а производная — членимая. Таким образом, разница между производной и непроизводной основой заключается: 1) в самой структуре основ: непроизводная основа является неделимой на более мелкие части и имеет характер единого по своему строению, далее не членимого целого, а производная основа делится на части, каждая из которых имеет свое значение; 2) в отношениях между ними: производная основа всегда зависит от ненроизводной, с которой она соотносится, как только непроизводная основа уходит из языка, производная основа превращается в непроизводную (ср. слово басня имеет непроизводную основу, так как глагол баять, от которого оно образовалось, утратился в русском языке); 3) в выражении ими лексического значения: если значение непроизводной основы заложено в ней самой, то значение производной основы часто складывается из значения составляющих ее морфем.

При каждой производной (редко непроизводной) основе имеется производящая основа, т.е. основа, от которой она образована, а точнее производящая база, так как в качестве производящих выступают не только основы, но и слова (ср. пригород), словосочетания (ср. железная дорога — железнодорожный), отдельные формы слова, в том числе предложно-падежные (ср. телят-ник, за рекой — заречье), инфинитив (ср. женить-ба) и даже фразеологические обороты (ср. сшибать с ног — сногсшибательный), при этом формально-смысловые отношения между производящей и производной основой могут быть разными (ср. производная основа может быть сложнее производящей по форме или значению, либо по обоим признакам одновременно и т.д.).

В зависимости от того, имеет или нет то или иное слово словообразовательную мотивированность (т.е. соотнесенность с производящей основой), все слова в языке делятся на производные и непроизводные.

Ненроизводное слово — это слово в синхронии ничем не мотивированное, т.е. не имеющее соотношения с производящей основой или словом (ср. рус. стол, дом, окно). Производное слово — это слово, основа которого мотивирована по форме и значению основой другого слова (или других слов), т.е. слово нас как бы «отсылает» к тому слову (или сочетанию слов), от которого оно произошло (ср. подоконник). Среди производных слов условно можно выделить две большие группы:

  • 1) слова, значения которых полностью складываются из значений составляющих их частей (ср. рус. лист-ик ‘маленький лист’, дом-ищ-е ‘большой дом’, чита-тель ‘человек, который читает’);
  • 2) слова, значения которых не являются простой суммой составляющих их частей (ср. носильщик это не просто лицо, которое носит что-либо, а ‘человек, профессия которого носить багаж’, т.е. это слово имеет добавочные семантические компоненты ‘профессия’ и ‘багаж’, которые не входят в значение мотивирующей основы глагола носить). Эту часть семантики производного слова, в отличие от слова читатель, нельзя вывести из его частей, ее надо знать. В этом случае говорят о производном слове с фразеологической семантикой (это понятие и сам термин ввел М. В. Панов).

Польский ученый Ежи Курилович обнаружил, что производные слова семантически могут по-разному соотноситься со своими производящими и предложил различать синтаксические дериваты (производные слова, которые имеют ту же семантику, что и производящие, отличаясь от них частеречной принадлежностью и синтаксической функцией, ср.: строгий и строгость, бежать и бег) и лексические дериваты (производные слова, отличающиеся от производящих и своим значением, и частеречной принадлежностью, и синтаксической функцией, ср.: бегать ‘процесс’ и бегун ‘лицо’, глупый ‘признак’ и глупец ‘лицо’).

Словообразовательная производность — это отношения формальносмысловые, предполагающие формальную или семантическую соотнесенность слова с производящей основой, т.е. необходим хотя бы один общий неграмматический компонент в значении двух слов, имеющих формальную общность.

При этом значение производного слова может включать в себя семантику производящей основы полностью (ср. рус. столик < стол, домище < дом) — в этом случае говорят о прямой производное™ — или частично (ср. кашевар < это человек, который готовит пищу, в том числе и кашу) - в этом случае говорят о переносной производное™. Когда производное слово представляет собой метафору (ср. рус. попугайничать ‘повторять чужие слова’), возникает метафорическая производность, когда же производное слово являет собой случай метонимии (ср. кашевар), говорят о метонимической производное™.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы