СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ГРАММАТИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ

Грамматические значения могут выражаться в слове разными способами. Основным средством выражения грамматических значений является аффиксация, когда грамматические формы слова образуются при помощи аффиксов: окончаний (ср. дом-а, дом-у), префиксов (делать — сделать), суффиксов (делать — делал), присоединяемых к формообразующей основе, трансфиксов, разрывающих консонантный корень (ср. арабскую консонантную основу ktb, передающую общую идею «писания», от которой при помощи трансфикса -а- образуется форма прошедшего времени: kataba ‘написал’), причем аффиксы могут быть не только материально выраженными, но и нулевыми (ср. в русском языке значащее отсутствие суффикса прошедшего времени в глаголах нес-0, пек-0, высох-0 или окончания в им. п. ед. ч. существительных мужского рода стол-0, дом-0, конь-0, май-0).

В языках мира существуют два типа аффиксации, влияющих на структурную организацию слов и виды их синтаксических связей в предложении: 1) флективность (< лат. flexio ‘сгибание’); 2) агглютинация (< лат. agglutinare ‘приклеивать’). Основное различие между ними — в характере связи аффиксов с формообразующей основой и их функциональной нагрузке. При агглютинации каждое грамматическое значение слова выражено отдельным стандартным аффиксом, и каждый аффикс имеет одну функцию. Корень слова или формообразующая основа остаются при этом, как правило, неизменными, поэтому каждую падежную форму можно легко разложить на составляющие ее части, все формы регулярны и вполне предсказуемы (например, в тюркских языках суффикс -лар передает значение множественного числа, суффикс -га- значение дательного падежа, поэтому в казахском языке слово ара ‘пила’ в им. п. мн. ч. будет иметь форму ара- лар, в дат. п. мн. ч. ара-лар-га, т.е. способ образования слова происходит механически, путем «приклеивания» в определенной последовательности стандартных аффиксов к неизменяемым основам или корням). Структура слова прозрачна, так как границы морфем отчетливы, каких-либо изменений на морфемных швах не наблюдается (если же они возникают, то носят единичный характер). Агглютинация широко распространена в языках агглютинирующего типа (например, в тюркских и финно-угорских).

Агглютинации как способу соединения морфем противостоит флективность, т.е. словоизменительная аффиксация или словоизменение посредством флексии. Флексия при этом может передавать несколько грамматических значений одновременно (ср. флексию в глаголах несу, пишу, лечу: она выражает значение 1-го лица, единственного числа, настоящего времени, изъявительного наклонения), более того, одно и то же грамматическое значение может быть передано разными флексиями (например, в русском языке значение дательного падежа у существительных передают флексии -е, -и, -у, -ом). Связь между формообразующей основой и аффиксом настолько тесная, что нередко происходит взаимопроникновение контактирующих морфем, т.е. явление фузии (< лат. fusio ‘сплавление’), слияние морфем, сопровождающееся изменением их фонемного состава, при котором проведение морфемных границ между основой и аффиксом становится затруднительным (ср. мужик + суффикс -ск —» мужицкий). Это явление наблюдается чаще всего в следующих случаях: 1) при соединении префикса и корня, когда один и тот же звук принадлежит обеим морфемам (ср. при- + + иду —> приду); 2) при слиянии конечного звука корня с начальным звуком суффикса (ср. раст- + -ти —> расти); 3) при слиянии двух аффиксов (ср. Бий-ск+ -ск -> бийский, где первый суффикс -ск входит в основу, а второй является суффиксом относительного прилагательного); 4) при сплетении частей в сложном слове, в результате чего происходит выпадение одного из двух следующих друг за другом одинаковых слогов (ср. дик-о-образ —> дикобраз). В результате этих регулярных морфоиологических преобразований происходит сокращение неудобноироизносимых слогов.

Флективность широко представлена в языках флективного типа (особенно в индоевропейских, большинство из которых является языками флективного типа, а также во многих афразийских). Для флективных языков характерна не только тесная связь аффиксов с основой, но и так называемая внутренняя флексия (чередование звуков), с помощью которой передаются различные грамматические значения (ср. в русском языке, например, с помощью внутренней флексии выражаются видовые противопоставления: запереть — запирать, умереть — умирать). Особенно широкое распространение внутренняя флексия получила в германских языках, где она может быть представлена двумя, тремя и даже пятью фонемами: с помощью внутренней флексии передается значение времени, наклонения или залога в причастиях (ср. нем. helfen ‘помогать’, hilft ‘помогает’, half ‘помог’, halfe ‘помог бы’, geholfen ‘причастие пассивного залога’); в английском и немецком языках внутренняя флексия используется и для выражения грамматической категории числа (ср. нем. Bruder ‘брат’ — Bruder ‘братья’; англ, foot ‘нога’ — feet ‘ноги’) или времени (ср. англ. I sing ‘я пою’ и I sang ‘я пел’). Я. Гримм предложил различать две разновидности внутренней флексии — аблаут и умлаут: аблаут (< нем. Ablaut ‘чередование’) — это историческое чередование гласных в корне слова, с помощью которого передается грамматическое значение (ср. нем. singen ‘петь’ и sang ‘пел’: с помощью аблаута здесь передано значение времени); умлаут (< нем. Umlaut ‘перегласовка’) — это сдвиг гласных корня вперед (под влиянием гласных суффикса или окончания), который служит также для выражения грамматического значения (ср. нем. Vater ‘отец’ и Voter ‘отцы’: с помощью умлаута передается значение числа); регулярна внутренняя флексия и в семитских языках, в арабском, например, внутренняя флексия служит единственным средством различения единственного и множественного числа (ср. kitab ‘книга’ и kutub ‘книги’) или разных видов времени и наклонения (ср. qatala ‘убил’, qutila ‘был убит’ uqtul ‘убивай’).

Кроме аффиксации, грамматические значения могут быть переданы супрасегментными морфемами, т.е. морфемами-операциями, которые по своей функции являются аналогами аффиксов, поскольку они описываются как операции, производимые над сегментными морфемами с целью выразить то или иное грамматическое значение. К таким морфемам-операциям относится: 1) ударение (ср. рус. насыпать — насыпать или разрезать — разрезать, где с помощью сдвига ударения выражаются видовые противопоставления); причем даже в языках с фиксированным ударением может наблюдаться сдвиг ударения для передачи того или иного грамматического значения (например, в цыганском языке для образования звательной формы наблюдается сдвиг ударения с последнего слога на предпоследний, ср. чяво ‘мальчик’, но чява ‘эй, мальчик’); 2) значащее чередование (ср. рус. рваный — рванЬу голый — голь)у в котором различие в качестве последнего согласного основы является показателем грамматической характеристики слова: твердый согласный — прилагательное, мягкий - существительное; при этом участвовать в чередовании могут не только материально выраженные морфемы, но и нулевые (ср. передачу родовых различий в прилагательных во французском языке: ж. р. douce [dus] ‘сладкая’, от которого образуется прилагательное муж. р. doux [du] ‘сладкий’); 3) супплетивизм, т.е. образование грамматических форм от разных основ (ср. в русском языке с помощью супплетивизма передается грамматическое значение числа: ребенокдети вида: ловитьпоймать; степени сравнения: хорошо — лучше; времени: иду — шел; падежа: я — меня и др.); в индоевропейских языках супплетивность часто наблюдается в глаголе со значением ‘быть’ (ср. франц. 3-го л. ед. и мн. числа настоящего времени: est — sont и прошедшего времени: fut), а также в глаголах со значением ‘идти’ ( ср. рус. иду и шел; франц. je vais ‘я идуfallais ‘я шел’, j’irai ‘я пойду’); 4) удвоение, или редупликация, т.е. полное или частичное повторение корня (в русском языке, например, с помощью редупликации передается значение усиления признака предмета: белый-белый или действия: еле-еле доплыл; значение интенсивности действия: просил-просил о помощи; значение непрерывности процесса: сидел-сидел и т.д., однако в некоторых языках редупликация служит для обозначения ослабленного признака, ср. в языке маори, принадлежащем полинезийским языкам wera ‘жаркий’, a wera-wera ‘теплый’). Этот способ выражения грамматического значения известен и в других языках (в частности, в армянском, китайском, японском, малайском: в армянском, например, с помощью редупликации передается значение числа, ср.: gund ‘полк’ и gund-gund ‘полки’, а в китайском редупликация активно используется в словообразовании, ср. кап ‘смотреть’ и кан-кан ‘взглянуть’, май ‘медленный’ и ман-ман ‘медленно’), однако наибольшее распространение редупликация получила в австронезийских языках, где она используется как для словообразования, так и словоизменения (ср., например, полную редупликацию в индонезийских словах ‘спички’: api-api, где api ‘огонь’,

orang-orang ‘люди’, где orang ‘человек’; или частичную в яванском слове ‘болезнь’ Шага, где lam ‘больной’).

Все эти способы выражения грамматического значения относятся к синтетическим, поскольку так же, как и лексическое значение, оно передается в рамках одного слова, однако существуют и аналитические способы, проявляющиеся в раздельном выражении лексического и грамматического значений слова. В этом случае употребляются сложные конструкции, представляющие собой сочетание знаменательного и служебного слова (ср. в русском языке выражение будущего времени, сослагательного наклонения или степени сравнения: буду читать, прочитал бы, более красивый). В качестве служебного элемента используются предлоги, послелоги, следующие за именем (ср. фин. talon alia ‘под домом’), артикли, полнозначные слова, подвергшиеся десемантизации (глаголы быть, иметь, становиться в составных сказуемых и др.). Кроме русского, этот способ выражения грамматического значения продуктивен в английском, французском, болгарском языках, в которых падежные значения передаются с помощью предлогов.

К аналитическому способу выражения грамматического значения относится и особый порядок слов (в русском языке, например, этим способом передается значение приблизительности, ср. двадцать человек и человек двадцать), особенно продуктивен этот способ передачи грамматического значения в языках с фиксированным порядком членов предложения (например, в английском и французском, где всегда на первом месте стоит подлежащее, на втором — сказуемое, на третьем — дополнение). Здесь порядок слов является единственным способом определения синтаксической роли имени в предложении, т.е. он выполняет смыслоразличительную функцию (ср. франц. Pierre voit Paul, mais Paul ne voit pas Pierre ‘Пьер видит Поля, но Поль нс видит Пьера’, если переставить местами существительные, то предложение будет иметь иной смысл). В русском языке этот способ передачи грамматического значения также является важным (ср., например, предложение мать любит дочь, в котором только порядок слов позволяет понять, кто кого любит).

Интонация также может использоваться в качестве способа выражения грамматического значения (с помощью интонации передается вопрос, побуждение, перечисление, пояснение и т.д.). Этот способ передачи грамматического значения распространен во вьетнамском и китайском языках, где интонация используется в качестве средства выражения не только грамматического, но также лексического и синтаксического значений. В индейском языке тлингит (Южная Аляска), по свидетельству Э. Сепира, многие глаголы с низким тоном передают значение прошедшего времени, а с высоким — значение будущего.

Аналитический способ выражения грамматического значения наибольшее распространение получил в языках агглютинативного типа и в меньшей степени во флективных языках.

Существует и гибридный, или смешанный, способ выражения грамматического значения, когда оно передается и знаменательным словом, имеющим формы словоизменения, и служебным (ср. рус. в дом-е: значение предложного падежа здесь выражено предлогом и флексией) или двумя знаменательными словами, ср. рус. я пес-у: категория лица здесь выражена аналитически (с помощью местоимения я) и синтетически (с помощью флексии -у).

Способ выражения грамматического значения является важным классификационным признаком, в соответствии с которым различают языки аналитического и синтетического типа: в языках аналитического типа (например, в китайском) основным способом выражения грамматического значения является аналитический (так как для этих языков характерно раздельное выражение лексического и грамматического значений слова: грамматическое значение находится за пределами слова), а в языках синтетического типа (например, в русском) грамматическое значение выражается чаще всего синтетическим способом (так как в этих языках лексическое и грамматическое значения синтезируются в рамках одного слова). Вместе с тем, как показывают исследования по языкознанию, в мире нет абсолютно «чистых» типов языков, так как ни в одном языке мира аналитизм и синтетизм не представлен в чистом виде: в каждом языке имеются элементы синтетизма и аналитизма, хотя соотношение их может быть разным (подробнее см. раздел «Типологическая классификация языков»).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >