Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ
Посмотреть оригинал

СВОЕОБРАЗИЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ В РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ

Распределение слов по частям речи в каждом языке подчиняется своим семантическим, грамматическим и синтаксическим закономерностям. Вследствие этого в структуре той или иной части речи, а также в самом их наборе проявляется своеобразие языков. В русском языке, например, среди знаменательных частей речи выделяются существительное, прилагательное, глагол, наречие, местоимение, числительное, в китайском — имя, предикатив (т.е. глагол и прилагательное) и наречие, в ряде языков Северной Америки и Африки наречия и прилагательные объединяются в рамках одной части речи и т.д.

Различия прослеживаются и в наборе грамматических категорий общих частей речи. Так, если обратиться к существительному, то в болгарском языке, например, имя существительное имеет категорию определенности/ неопределенности, которой нет у существительных в русском языке, в то же время здесь нет категории падежа; в английском, армянском, грузинском, корейском, узбекском, таджикском, бенгальском языках существительное, обладая общим значением предметности, не имеет категории рода; в скандинавских языках существительные имеют только два рода — общий и средний; в финно-угорских языках существительное обладает категорией притяжательности, с помощью которой выражается принадлежность кому-либо или обладание чем-либо (для чего используются особые суффиксы, включающиеся в основу слова перед падежным окончанием), а также разветвленной системой падежных форм (в венгерском языке, например, их насчитывается 20), кроме того, существительное здесь может изменяться по степеням, при том что категория рода у него отсутствует; сходная ситуация наблюдается в некоторых тюркских языках (например, в башкирском): имя существительное, обозначая предмет, лишено категории рода, но обладает категорией притяжательное™; категорию притяжательное™ имеют также существительные в енисейских и дравидских языках и т.д. В некоторых меланезийских языках Океании грамматически выражается значение принадлежности вещи человеку, а точнее, можно или нельзя отделить вещь от человека, которому она принадлежит (например, притяжательная конструкция твоя одежда будет оформлена с помощью слов nugu mal, так как одежду можно отделить от ее хозяина, а конструкция твоя голова будет оформлена как ulu-m, так как голову отделить от человека нельзя)[1].

Своеобразие прослеживается и в организации такой части речи, как глагол: в болгарском языке, например, глагол имеет более развитую систему временных форм, чем в русском, особенно это относится к прошедшему и будущему времени (ср., например, такие формы прошедшего времени, как аорист «прошедшее совершенное», имперфект «прошедшее неопределенное», плюсквамперфект «прошедшее предварительное» или будущего: «будущее предварительное», «будущее в прошедшем» и т.д.). Еще сложнее ситуация в английском языке, где представлено 26 временных форм английского глагола, которые могут передавать отношение действия, обозначенного глаголом, не только к моменту речи, но и разграничивать определенность/неопределенность действия, законченность/незакончен- ность, длительность/мгновенность и т.д.; в тюркских языках глагол, кроме действительного и страдательного залога, известного во всех славянских языках, обладает также возвратным, взаимным, понудительным залогами, каждый из которых (кроме действительного) имеет свои формообразующие аффиксы; кроме того, помимо изъявительного и повелительного наклонений, в тюркском глаголе выделяются желательное и условное, имеющие свое формальное выражение; в абхазско-адыгейских языках глагол обладает такими редкими морфологическими категориями, как категория союзное™ (с помощью которой выражается идея совершения действия с кем-либо), понудительное™ (каузатива), версии (передающей отношение действия к его субъекту или косвенному объекту); в японском и корейском языках глагол обладает категорией вежливости, с помощью которой говорящий передает учтивое отношение к собеседнику (адресату); в лезгинском языке глагол имеет категорию времени и наклонения, но не изменяется по лицам и числам.

В некоторых языках прилагательные могут иметь грамматические категории глагола (например, в лакском языке на Северном Кавказе прилагательные имеют специальный суффикс времени -та, с помощью которого можно передать значение ‘долгое время’: guanssa ‘близкий’ и guan-ma-ssa ‘долгое время близкий’)[1].

Таким образом, морфологическая система любого языка, наряду с универсальными элементами, имеет и свои собственные, которые формируют его своеобразие и индивидуальность.

  • [1] Леонтьев А. А. Путешествие по карте языков мира. С. 55.
  • [2] Леонтьев А. А. Путешествие по карте языков мира. С. 55.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы