Жизнь, окружение и творчество А. Фрейд

Анна Фрейд (1895—1982) была самым младшим ребенком из шести детей 3. Фрейда. По ее мнению, она никогда не появилась бы на свет, если бы в то время существовали надежные средства контрацепции. Ее мать — Марта Фрейд (урожденная Бернайс) — расценила отсутствие менструации в 35 лет как климактерические изменения; ребенок не был желанным. Отец воспринял известие о рождении дочери скорее со смирением, нежели с радостью. Однако год рождения Анны имел символический смысл. Именно этот год является официальной датой рождения психоанализа. И Анна — единственная из всех шести детей — впоследствии стала психоаналитиком.

По данным Р. Бессер (2002), Фрейд любил давать детям имена значимых для него людей. Если бы шестым ребенком родился мальчик, то он носил бы имя Вильгельма Флисса — давнего друга Фрейда. Анной звали сестру Фрейда, и, кроме того, имя Анна имеет отношение к одному из «золотых случаев» психоанализа — случаю Анны О. Возможно, именно последнее склонило Фрейда к выбору имени для своей дочери.

Детство Анны не было счастливым. От детских лет у нее осталось «впечатление заброшенности, постоянное ощущение того, что ты только в тягость, чувство скуки и одиночества» (цит. по: Шульц Д., Шульц С. Э., 1998, с. 435).

Она постоянно завидовала своей сестре Софи — «явной любимице матери». Впрочем, вскоре она стала любимицей отца и он «...привязался к ней так же, как был привязан к своим сигарам» (там же).

С 14 лет отмечается интерес Анны к тому, что делал ее отец. Именно в этом возрасте, будучи еще подростком, Анна присутствует на заседаниях Венского психоаналитического общества, проникаясь его атмосферой и жадно впитывая новые знания. В годы войны Анна еще теснее сближается с отцом: возможно, на это повлиял тот факт, что тогда она была единственной из семейного окружения, кто жил вместе с ним.

В это же время, получив частное образование, Анна становится учительницей, реализовав свою давнюю мечту. Начиная с 1914 г. она преподает в различных частных школах, поскольку в силу еврейского происхождения двери государственных школ для нее были закрыты. По многочисленным отзывам учеников, Анна Фрейд пользовалась большой любовью и уважением. Примерно в это же время Анна начинает более глубоко изучать психиатрию, посещая в течение двух лет психиатрическую клинику Вагнера фон Яурегга (где в то время работали П. Шильдер и X. Гартманн), а впоследствии и лекции по психоанализу, которые читал ее отец.

Кроме того, по личной инициативе (прохождение учебного анализа не было тогда обязательным) А. Фрейд проходит анализ у своего отца. Как она сообщала, в ее сновидениях было много ситуаций, связанных с насилием: стрельба, убийства, смерть. Часто она защищала отца от врагов. Сеансы психоанализа длились в течение четырех лет по шесть раз в неделю и начинались обычно в 10 часов вечера. Заметим, что представление о профессиональных границах — сравнительно недавнее приобретение психоаналитической практики.

Фрейд и его первые ученики, находясь у истоков психоанализа, действовали методом проб и ошибок. Большинство из первых аналитиков поглотил водоворот глобальных пересечений границ, недоставало также твердых концептуальных рамок для понимания того, что происходило между ними. Личная и профессиональная жизнь всячески переплетались. Историки психоанализа сравнивают этот период с неизбежными родовыми болями, сопровождающими появление на свет новой сферы деятельности, и подчеркивают, что к нему нельзя относиться как к чему-то аморальному на пути становления психоанализа.

И все же пионеры психоанализа осознавали, что они не должны были анализировать своих детей. Как пишут уже упомянутые авторы, и 3. Фрейд, и М. Кляйн впоследствии прилагали значительные усилия к тому, чтобы скрыть такое лечение. А. Фрейд в зрелые годы признавала, что во многих аспектах отцовского анализа она чувствовала, что ее эксплуатируют, включая то, что отец публиковал рассказы об ее мечтах (Young-Bruehl Е., 1988). Как бы то ни было, но жизнь Анны Фрейд навсегда остается связанной с отцом, и она последовательно проводит его взгляды на протяжении всей своей жизни, что, несомненно, повлияло на ее творчество.

По собственному упоминанию А. Фрейд, отец требовал, чтобы она прошла также и дополнительный личный анализ. В одном из писем (по данным Р. Бессер, 2002) Фрейд отмечает, что Анна аналитически работала с Лу Андреас-Саломе, хотя, по замечанию биографов, это скорее относится не столько к анализу как таковому, сколько к совместному обсуждению аналитических проблем. Шестидесятилетняя женщина

(именно в этом возрасте Лу Андреас-Саломе знакомится с А. Фрейд) была ранее представлена 3. Фрейду по личной рекомендации К. Абрахама, подчеркивавшего, что он не встречался с таким глубоким пониманием психоанализа вплоть до малейших деталей, какое он обнаружил у Лу Андреас-Саломе. Эта женщина, лично знакомая с Ницше и Рильке, была человеком с интересной жизненной позицией и вызвала самые теплые чувства со стороны 25-летней Анны.

В 1920 г. Анна получает от отца кольцо, которое являлось знаком принадлежности к Комитету, куда входили наиболее приближенные доверенные лица, наиболее надежные соратники Фрейда. Образование Комитета явилось реакцией на раскол в психоаналитическом движении и отступничество К. Юнга, А. Адлера и В. Штекеля. В 1924 г. Анну окончательно включают в Комитет после выхода из него О. Ранка. Ранее, в 1922 г., на заседании Венского психоаналитического объединения Анна читает доклад «Фантазии об избиении и дневные грезы», который в значительной мере был построен на истории анонимной пациентки. Однако, как пишут Д. Шульц и С. Э. Шульц (1998), этой пациенткой в действительности была сама Анна. Она описывала сновидения, где присутствовали кровосмесительные отношения отца и дочери, порка и физическое насилие. Доклад был весьма благосклонно принят коллегами Фрейда и самим Фрейдом, после чего Анну принимают в члены Венского психоаналитического общества.

Но, как отмечает Р. Бессер, до марта 1923 г. Анна не была практикующим аналитиком, и лишь с этого периода она обращается к частной практике. Ее кабинет располагался на том же этаже, что и кабинет Фрейда, их разделял между собою коридор. Как впоследствии отмечала А. Фрейд, она долгое время боялась, что приходившие к ней пациенты на самом деле хотели бы быть на лечении не у нее, а у отца. Развеяв опасения дочери, Фрейд ответил, что у него возникали аналогичные мысли: его пациенты, вероятно, хотели бы лечиться у Анны.

После первых анализов взрослых Анна обращается к анализу детей. Во время Первой мировой войны психоаналитики стали заниматься не только лечением неврозов у взрослых, но и распространили практику психоанализа на различные возрастные и клинические группы.

3. Бернфельд и А. Айхорн стали работать с беспризорными и педагогически запущенными подростками, И. Задгер обратился к перверсиям, а П. Федерн начал проводить психоаналитическое лечение психотических больных.

В то же время в Вене усиленно развивался педагогически ориентированный психоанализ. Уже к концу Первой мировой войны 3. Бернфельд вместе с В. Хоффером возглавили детский дом Баумгартен, куда принимались беспризорные сироты-евреи и в котором осуществлялись первые попытки психоаналитического лечения детей. Швейцарский пастор О. Пфистер стоял не только у истоков психоаналитического пасторства, но и разрабатывал методы «педагогического анализа», предназначенного для лечения подростков. Его главный труд, посвященный детской любви, был издан в 1922 г., что позволило родителям и воспитателям проникнуть в глубины психической жизни ребенка. Он по праву считается центральной работой, определившей основы психоаналитической педагогики. Эту работу продолжил его ученик, педагог народной школы Ганс Цуллигер, практиковавший детскую игровую терапию. В 1921 г. появилась его работа по «педанализу», где он делится своим опытом применения психоанализа в практике народной школы. Впоследствии в рамках создания собственного метода игровой терапии он практически полностью отказался от вербальных интерпретаций, полагая, что слова — это ненужный окольный путь к бессознательному ребенка. Данный метод получил широкое распространение в послевоенной Германии.

Довольно широкое распространение получили консультационные центры, где психоаналитики занимались педагогическими проблемами. А. Айхорн работал педагогом-консультантом при городской службе по делам молодежи в Вене, пытаясь внедрить новейшие психоаналитические концепции в педагогику. Одновременно и другими аналитиками проводились различные лекции для социальных работников и воспитателей. Анна Фрейд также была в этом ряду венских аналитиков. Она знала труды уже упоминавшейся выше Г. Хуг-Хельмут, но, как и все психоаналитики того времени, работавшие с детьми, действовала независимо и самостоятельно, пытаясь дать ответы на многочисленные вопросы, которые появлялись в ее практике.

В 1925 г. благодаря стараниям X. Дейч, 3. Бернфельда и А. Фрейд был создан устроенный по берлинскому образцу учебный институт под эгидой Венского психоаналитического общества. Центральные работы А. Фрейд «Введение в технику детского анализа» (1927/1999, т. I)[1], «Эго и механизмы защиты» (1936/1999, т. 1) были созданы на основе лекций, прочитанных ею для учащихся этого института. Кроме того, она издавала в сотрудничестве с А. Айкорном, 3. Бернфель- дом и В. Хоффером «Журнал психоаналитической педагогики». Этот журнал в 1926 г. основали Г. Менг и Э. Шнейдер; в 1938 г. он прекратил свое существование и снова стал выходить после войны под названием «The Psychoanalytic Study of the Child» («Психоаналитическое исследование ребенка»).

К упомянутому периоду болезнь Фрейда начинает прогрессировать все сильнее, и его отношения с дочерью приобретают еще более доверительный и тесный характер. В одном из писем, говоря об Анне, Фрейд приводит слова Мефистофеля: «В конце мы все зависим от созданий, сотворенных нами. Во всяком случае, сотворив ее, я поступил весьма мудро» (цит. по: Бессер Р., 2002, с. 10). Еще раньше Фрейд сравнивает Анну с Антигоной: «...судьба в возмещение некоторой несправедливости дала мне дочь, которая при трагических обстоятельствах не уступила бы и Антигона» (там же). Анна все больше начинает определять контакты Фрейда с внешним миром, выполняя его функции (вскоре Анна становится заместителем председателя в Венском психоаналитическом сообществе, благодаря чему Фрейд получает возможность по-прежнему контролировать его деятельность, несмотря на свою болезнь), представляя его доклады на международных психоаналитических конгрессах, тем самым становясь как бы его «голосом». На похороны своей матери (к ней Фрейд был необычайно привязан, но проводить ее в последний путь не мог из-за болезни), он также посылает Анну, что является знаком чрезвычайного доверия и близости между ними.

Анна Фрейд никогда не была замужем и, помимо забот о больном отце, все свое время посвящала психоаналитической педагогике и психотерапии. Как уже говорилось, в начале 1932 г. она начинает работать в Венской педагогической консультации наряду с А. Айхорном, В. Хоф- фером, Э. Штербой. Складывается группа педагогически ориентированных детских аналитиков Вены. В 1937 г. Анна организует детский сад «Дом детей», куда входили дневные ясли для детей грудного возраста из беднейших семей Вены, созданные по принципам итальянского врача и педагога Марии Монтессори. В рамках этого детского учреждения велась обширная исследовательская работа по изучению ранних этапов развития; особо пристальный интерес вызывали самые ранние стадии психологического отделения ребенка от матери. Здесь уже создавалась база для изучения развития ребенка в условиях, приближающихся к естественным. Длительное психологическое наблюдение, сопоставленное с богатейшими данными клинических наблюдений, стало одним из базовых источников для развития детской психологии. Это направление исследований отличается от другого, не менее важного, направления в детской психологии, эмпирическим источником которого явились точные эксперименты с детьми. Диалог этих двух направлений, высвечивающий проблемы в силу различных методов получения данных, актуален и поныне, по сути дела выступая своеобразным двигателем научной мысли в этой области. Вторым источником продвижения в этой области является сопоставление данных детского развития с материалом взрослого психоанализа. Именно при таком подходе удается обнаружить сложности и точки несовпадений взглядов в этих двух сферах знания и практики, что способствует взаимообогащению, углублению понимания, постановке новых проблем и т. п. Работа в Доме детей продолжалась вплоть до 1938 г., когда национал-социалисты вступили в Австрию.

Наступление фашизма вынуждает Анну уехать вместе с отцом в Англию и обосноваться на жительство в этой стране (до конца своих дней Анна сохраняла антипатию к немцам и даже не говорила по-немецки). Но, несмотря на хлопоты переезда, активная психоаналитическая работа продолжается. Спустя год после смерти отца,

Анна Фрейд и Дороти Барлингем (близкая подруга и соратница Анны) в 1940 г. организовали Хэмпстедский детский дом, где реализовалась идея создания прикладного, ориентированного на воспитание психоанализа. Хэмпстедский детский дом состоял из трех домов. В первом доме находились младенцы и маленькие дети, во втором — дневной детский сад, а в третьем — интернат для эвакуированных лондонских детей в возрасте от трех до шести лет. Основными направлениями работы выступали:

  • 1) устранение физических и психических последствий войны;
  • 2) профилактическая работа (важно было свести к минимуму обусловленные войной переживания разлуки);
  • 3) исследовательская работа (психоаналитическое изучение психических реакций детей на разлуку и жизнь в интернате);
  • 4) учебная работа с воспитателями и медсестрами, которая была направлена на психологическое понимание проблем воспитания.

В течение многих лет в группу, центром которой была Анна Фрейд (ее еще называют «фрейдовской», или «венской» группой, или группой «Б» в Великобритании, поскольку по времени она появилась позже, чем группа «А», возглавляемая М. Кляйн), входили Г. и В. Хоффер, Э. Людовик Дьомрои, Л. Рубинштейн, Д. Барлингем, К. Абрахам и другие.

В 1947 г. Анна Фрейд организовала первые учебные курсы для подготовки детских аналитиков, где она могла обучать психоанализу в «духе Фрейда», избегая многочисленных разногласий с представителями других направлений в психоанализе (прежде всего с М. Кляйн). С того времени и поныне, претерпев ряд организационных трансформаций, Хэмпстедская клиника и курсы детской терапии продолжают оставаться центральными обучающими и исследовательскими центрами в области детского психоанализа, а также нормального и патологического детского развития (Kennedy Н., 1978). Пациентами являются дети от двух лет с расстройствами невротического, пограничного и психотического характера. Психотерапевтические случаи с детьми тщательно собираются и анализируются с исследовательскими целями: проводится еженедельное реферирование случаев психотерапевтами, а также детальная категоризация и классификация случаев через регулярные интервалы, так называемая процедура «индексирования» (Sandler J., 1962). Инициатором столь тщательного анализа случаев, составляющих бесценную «коллективную психоаналитическую память», явилась также А. Фрейд, и эта работа впоследствии была продолжена ее коллегами и учениками.

Хранитель духа и принципов учения Фрейда, талантливый психоаналитик, уникально совмещавший работу с взрослыми пациентами и с детьми, ученый и исследователь, почетный доктор многочисленных университетов, человек, определяющий судьбу официального психоанализа до последних лет жизни — это лишь только некоторые грани столь удивительно богатой личности, какой была Анна Фрейд.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Как рассматривались перспективы разработки психоаналитических идей применительно к лечению ребенка в 20-е гг. XX в.?
  • 2. Какие средства и методы в работе с детьми использовала Г. Хуг-Гельмут?
  • 3. Выделите и опишите этапы жизненного пути и творчества А. Фрейд.
  • 4. Роль окружения А. Фрейд в становлении ее как психоаналитика.

  • [1] Здесь и далее первая дата указывает на год первого издания работы.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >