ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ В ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ

Социальные источники интереса психоанализа к нормальному развитию

Такой же сквозной нитью, пронизывающей все творчество А. Фрейд, наряду с ее интересом к педагогике, становлению и развитию Эго и защитных механизмов, а также к вопросам детского психоанализа является интерес к нормальному развитию ребенка[1]. Она считает, что именно на основе четкого знания о норме развития можно обоснованно и дифференцированно говорить о характере патологии. Дело в том, что со временем появился запрос на использование психоаналитического понимания развития в областях, требующих быстрого ответа на поставленные практикой вопросы. Помимо педагогических практик, это область психодиагностики в различных сферах — психиатрии, соматической и психосоматической медицины, а также социальной работы. И наконец, появилась востребованность психологического консультирования широкого круга населения по самым различным вопросам, в частности родителей по поводу особенностей развития ребенка и подходящих применительно к его индивидуальности педагогических мер. В этих областях нет запроса (или возможности) прибегать к психоанализу в полном смысле слова или же нет в этом необходимости. Обнаружились также такие группы пациентов, для которых психоанализ был противопоказан (например, агрессивные дети с дефектами в развитии объектных отношений дефицитарного характера). В такой ситуации возникли задачи систематизации психоаналитических знаний о развитии, и соответственно по-новому был поставлен вопрос о возможностях психологического вмешательства в нарушенное развитие.

Для эффективного консультирования детей и родителей нужны были четкие представления о норме и специфике ее вариаций. В этом смысле А. Фрейд ставит задачи, которые ранее в психоанализе ставить не решались. Она рассматривает вопросы диагностики в связи с целью профилактики неврозов у детей, также предсказания особенностей и направлений детского развития. Для этого нужно оперировать точными психологическими определениями и понятиями. Этого в психоанализе как раз и не хватало. Необходимо было сделать шаг к новой организации и рефлексии психоаналитического знания, что позволило бы осуществлять точную и оперативную диагностику и легло бы в основу описания каркаса развернутой диагностической процедуры. Точная диагностика также была необходима и для упорядочивания воспитательной активности родителей. И наконец, посредством точной диагностики нужно было отвечать на такие повседневные вопросы родителей, как: вопрос о наиболее оптимальном времени для оперативного вмешательства; о времени оптимального начала для посещения ребенком детского сада; или о том, когда появление второго ребенка было бы наиболее желательным, и т. д. Так в лице А. Фрейд психоанализ делает попытку систематизации своих знаний, привлечения их к исследованию нормального развития. Когда-то развитие психоаналитического знания началось с изучения патологии. Теперь дочь основателя психоанализа предпринимает шаг в том направлении, чтобы сделать психоанализ наукой о развитии в целом, разработать на его основе нормы развития и тем самым превратить его в широко социально востребованное явление в различных областях знания и практики. Педагогика, социальная работа, медицина, юриспруденция — вот лишь некоторые из областей, в которые психоанализ внес свой вклад, что стало возможным именно на основе его рассмотрения как психологии развития. Так психоанализ в виде психологии развития, взяв за основу именно онтологический аспект, пытается интегрировать другие области психологии, а затем сделать следующий шаг в своем становлении в качестве базы для формирования более широкого круга психологических практик, обслуживающих развитие.

Еще большее значение разработка норм развития имеет для решения вопроса о дифференциальном диагнозе, опираясь на который появится возможность назначить необходимую для данного случая психотерапию. Таким образом, А. Фрейд (1970/1999, т. 2) ставит задачу и дифференцированного терапевтического воздействия, т. е. поиска «лучшего соответствия между детскими проблемами и терапией». И здесь А. Фрейд делает весьма необычный для психоаналитика вывод: она считает психоанализ только одним из возможных видов психологического лечения, признавая необходимость иных психотерапевтических школ, которые могут решать в своей области не менее значимые задачи, чем собственно психоанализ. А. Фрейд подчеркивает, что «ни один вид психотерапии, сколь бы тщательно он ни был разработан, как бы ни был дорог или же, наоборот, доступен, не может быть приемлем во всем спектре различных обстоятельств» (Фрейд А., т. 2, с. 224).

3. Фрейд изначально считал, что есть группы пациентов, у которых есть наличные внутренние условия для возможности создания с ними аналитической ситуации (развитие некоторых психических структур, особое отношение к аналитику). Затем 3. Фрейд (Freud S., 1925/1950) и А. Айхорн (Aichorn А., 1925/1965; 1983), а за ними и А. Фрейд пришли к выводу, что есть группы пациентов, у которых аналитик при помощи специальной предварительной работы сможет создать эти условия, при этом сохранив цель анализа (у А. Фрейд это идея подготовительного периода; усилия по развитию лечебного альянса через специфическую работу с родителями и т. д.). Позже А. Фрейд отмечает, что среди детей есть пациенты, для которых аналитические цели не могут быть поставлены вообще. Например, по ее мнению, бессмысленно аналитически подходить к ребенку, у которого на симбиотической фазе возникла тревога отделения (тяжелые формы депривации), к агрессивным детям с дефицитом положительных эмоциональных связей и т. п. Эта работа по своему характеру не аналитическая, а педагогическая или принадлежит области социальной работы. Тем самым А. Фрейд через обращение к лечению ребенка по-новому оттеняет границы психоанализа и его возможности.

  • [1] Проблема развития ребенка в психоаналитическом ракурсе обсуждается такжев работах Г. Блюма (1996), Ф. Тайсон, Р. Л. Тайсона (1998).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >